Цитаты на тему «Эротика»

`
Вы проснулись однажды, счастливые и нагие.
Так рассвет просыпается с мыслью, что ночь — его.
А вокруг было лето, чужая квартира и старый Киев,
Но для вас — кроме вас — в мире не было ничего.
Ток бежал по рукам, время путалось в занавеске.
Ни один лишний образ не проникал извне.
Вы лежали, как боги на древней затёртой фреске.
Утомлённые боги на скомканной простыне.
Больше не было сил ни на что, кроме поцелуя.
Не хватало ни рук, ни ног, чтоб сильней обнять.
Обалдевшие ангелы врали напропалую,
Будто могут, имеют право нажать F5.
Дальше было неинтересно: как вы оделись,
Как разъехались по своим делам, по своим местам…
Эти глупые ангелы могут стрелять, не целясь.
А вот лгать не умеют. И, видимо, неспроста.

© Кранер

Когда хотят поцеловать женщину, то в первую очередь целуют именно губы…
Они являются самой привлекательной чертой лица. Желанные… цвета рубина, что могут улыбаться так красиво.
Сама чувственность…
Мягкость…
… первые откликаются на зов притяжения. Стремятся коснуться того, кто напротив.
Скользят, ласкают, щекочут, дразнят, затем впиваются, безжалостно вбирая в себя плоть любимого…
Дарят блаженство, пробуждая всё тело и все органы чувств…
Возбуждение резонирует… разливается… плывёт внутри, словно кто-то разлил в тебе море.
Кроме того, «полные, сладкие, нежные губы, окружающие теплый влажный рот, который так пьянит…
… являются близнецом, почти точной копией чего???
Правильно, женского лоно». *
… и всякий настоящий мужчина стремиться именно туда… Обнажить, завладеть, захватить, ворваться, прочувствовать, утонуть, раствориться… забыться,
в теплый омут окунуться и даже души сквозь них коснуться.

У всех свои демоны, у всех свои слабости.
Кто-то целует, ломая без жалости.
Кто-то кочует по незнакомым.
У всех свои демоны, у всех свои омуты.

Кто-то мечтает унизить и скрыться,
Грубо плевать в вожделенные лица.
Кто-то мечтает ему подчиниться,
Отдаться до дрожи, а после — влюбиться.

Кто-то владеет, кто-то сгорает;
Кто-то живет, а кто-то играет;
Кто-то скрывает, а кто-то кричит.
Каждый своё упрятал в ночи.

У всех свои демоны, у всех свои омуты.
У каждого есть скелеты в шкафу.
Кто-то тихонько набирается опыта,
Кто-то кричит о нем за версту.

У всех свои боли, у всех свои шрамы,
Слабости малые и рваные раны.
Тяга к безумию, тяга к всевластию,
Тяга унизиться. Разные страсти…

Прошлое пошлое, горькое, разное.
Детка, мы все любовью заразные.
И ты от капкана не застрахован.
У всех пляшут демоны, у всех кипят омуты.

Maria Satura (Мария Ключко)
2014

по мотивам Eurythmics «Sweet Dreams»

Я возьму тебя ночью спящую,
Понимаешь, такая блажь!
Но мне хочется, ах, как, хочется,
Накатил вот такой кураж.

Ты вначале и не почувствуешь,
Все покажется сладостным сном,
Я войду в тебя очень медленно,
Мы сольемся в едино вдвоем.

Ты поймешь, что такое деется,
Но глаза не спешишь раскрывать,
Твое тело ко мне прижимается,
Позволяя в себя проникать.

А в конце, в высшей точке кипения,
Вдруг застонешь несдержанно ты,
Задохнувшись от наслаждения,
Упадут с неба звезды в цветы.

Ты обнимаешь руками трепетно,
Мне шепнешь: «Как же я спала!»,
И глаза от любви засветятся…
Я пойму, ты простила меня.

Сок юной девицы с губ…
Упрямец ночной — душегуб…

Капли вина на сосках слизывает впопыхах…
Эхо в экстазе ловит каждый их пылкий «хах»…

Грустью глаза полны, эротический сон прервали…
Волосы пахнут летом, были на сеновале…

Юбка помята, в пятнах…
Юность ушла безвозвратно…

Выплеснута из бокала тобой…
Нет наслажденья с одной…

__Девушки помните, что мужчина существо многогаммное, поэтому его нужно держать в напряжение ;)…В сексуальном напряжение
__Декан__

Жить одиноко он привык. После истории с Леонтин стал осторожнее относиться к знакомствам. Не превратился в закоренелого холостяка или женоненавистника, обиженного на весь прекрасный пол. Также не переквалифицировался в гомо по примеру тех, кто, поддавшись веяниям моды, пробует себя на разных сексуальных поприщах. Просто решил для себя второй раз не спешить.
Он повзрослел и стал если не мудрее, то предусмотрительнее — точно. Прежде, чем взять женщину в дом, должен убедится, что без нее действительно хуже, чем одному. И не менее важно: она должна испытывать то же самое. Как это будет называться — любовь, привязанность или по-другому, не имеет значения. Главное — внутреннее совпадение, душевная тяга друг к другу, а не только физиологическая страсть. Секс — важно и приятно, но больше похоже на животный инстинкт. С возрастом начинаешь ценить человеческие качества".

Эротический роман «Все, что она хочет», автор Ирина Лем

Не боюсь ни яркости, ни броскости,
Мне не страшно сгинуть иль пропасть,
Безразличны идиотов колкости,
Лишь бы мне сейчас в тебя упасть.

Языком по животу змеёю,
Ласково, с укусами слегка,
Да под душем с тёплою струёю,
Грудью потереться о бока.

И немея тихо - от восторга,
Слушать хлопанье твоих ресниц,
Не дождётся до утра конфорка,
Быть хочу в плену я у жар-птиц…

Во времена Циолковского в России не было ни секса, ни даже эротики. Были только аэродинамика и аэростатика.

Как утомленье сладострастно,
Раскинув руки птицей,
В тебя дыханием вливаться,
И чувствовать себя - царицей.

И слушать, слушать с упоением,
Твой страстный стон в ночной тиши,
И песнь любви сердцебиения,
Шептать: - дыши во мне, дыши…

Тишина доплетает кружево, свет луны золотыми бликами.
Белых звезд догорает крошево. Темнота безобразно трезвая.
Расстояние смято, сужено. Тень прибита к стене гвоздиками.
Тает небо смешно и дешево на каемках стального лезвия.

Путь до неба усыпан нотами, гонит ветер осколки памяти,
И идей череда бредовая - отголосок былой беспечности.
Почерневшими позолотами рисовать на твоем пергаменте.
А в бокалах вино багровое, да по капле безликой вечности.

На губах твоих привкус холода. Твои волосы пахнут ладаном.
На груди твоей роз соцветие. Руки связаны черной лентою.
Бесконечно мертвы и молоды. В мире сером и неразгаданном.
За веками идет столетие неразрывною эвольвентою*.

Ночь качнется туманом сепии, свечи дрогнут стеклянным инеем.
Сумасшествие чернокрылое затерялось во тьме, под шторами.
Ожидание, благолепие… В черно-красном багрово-синее,
Поцелуй меня нежно, милая. Пустота расцветет узорами.

В полумраке сцепить объятия. Слышать стоны одной сонатою.
Превратить целый мир в движение. Раздавить, что считают нормами.
Сумасшествие… Психопатия… Кто решает, что будет платою?
Белый воск и немного жжения. Та же боль, но с другими формами.

Нежность плети и боль цветением. От ремней протянулись полосы.
От волнения до бездействия в темноту окунуться зыбкую.
Мы едины. Стоят мгновения. Теплый ветер растреплет волосы.
И по коже горячим лезвием. Это боль, но с твоей улыбкою.

Бьется сердце под сводом каменным. Резать образ под бледной кожею.
Тишина доплетает кружево, укрывает теней мантильями**.
Бесконечно. Легко и пламенно. Что к святому, а что к безбожию?
Лихорадочно. Зло. Простужено. Это боль, но с твоими крыльями.

Паутина веревок грубая, вновь тела оплетает лозами,
Мокрой плетью легко, убийственно, что хотела, и что оставила.
Тихо скалится боль беззубая. Вальс желаний простыми позами.
Двое мертвых не знают истины. Их любовь потеряла правила.

Эта ночь оглушает стылая. Тихий стон доигравшей нотою.
Фотоснимки пусты прогулами. И фотограф забыл о шибере***.
Обними мое горло, милая, бесконечной тугой гарротою,
Поцелуй меня в сердце пулями. И калибры сама мне выбери.

Поцелуи остались шрамами. Белый воск обратился маскою.
Тень вползает в окно разбитое. Ночь упала нелепо, плюшево.
Измерять наслажденье граммами, а любовь извращенной ласкою.
Тишина доплетает кружево.
Тишина доплетает кружево…

`
Дразню, обещая снять трусики мини,
Когда рядом О В Е Н, Мужчина-огня.
Один из Богов и Амон тебе имя,
Мой шёпот уловка: «поймай же меня!»

Без долгих прелюдий… нам это не нужно…
Искусно мне льстишь любопытной рукой.
«Бруснички» зарделись, ничто им не чуждо …
Ты непредсказуем, такой заводной!

И нам ни к чему распылять компромиссы,
Собой удивляй, преподай мне урок.
Я только твоя… Все исполню капризы,
Налей соком тело, ведь ты мой исток!

Амон* - эгоист не приемлет отсрочку…
Так хочется неги любовной испить.
Намеренно ушко кусаю за мочку,
Пусть алым ожогом пылает корысть.

Ты в сцене постельной подобно Тарзану
Меня соблазнишь свою кроткую Джейн.
Себя кулаками бьёшь в грудь и с «лианы»
Мы вместе сорвёмся… Молю будь нежней!
________________________

* Амон - древнеегипетский бог Солнца, царь богов и покровитель власти фараонов. Изображали и в образе барана, или человека с головой барана.

`
Пленён я тобой, жрица Женщина-Овен.
Мужчины в восторге… Раба-Госпожа!
Глубокий зовущий твой взгляд бесподобен,
Буквально кричит - Соблазняй! Объезжай!

Всегда откровенна: Хочу! - значит тут же
В публичных местах… на сиденье авто.
Люблю тебя медленно вынуть из кружев…
Порою шокируешь, хлыст твой жесток.

Шепчу непристойности прямо на ушко.
Внимаешь, затем возбуждённо мне мстишь.
В твоих я руках заводная игрушка,
Мой полный восторг, просто «Дама-фетиш»!

Кусаешь, царапаешь, боль нестерпима!
Чертовкою льнёшь под шифоном в ночи.
Ревнуй меня к каждой, но ты моя Прима!
Мы пика достигли… Давай же, кричи!

Хочется поБИТЬ какого-нибудь страшного, вулканического мужчину. ;)