Цитаты на тему «Чувства»

Бездна. С чем у Вас ассоциируется данное место? Что там нет ничего? Отнюдь. Там есть мы. Те, кто обладает разумом, но не имеет чувств. Те, кто не знает, что такое сострадание и что такое любить. Они не знают, что такое ненависть и гнев. Все эмоции, были созданы Вами- людьми, они не известны нам. Многие Вам завидуют, поэтому и пытаются уничтожить Вас, через Ваше же творение. И я как посмотрю, у них это хорошо получается.
Нет материи, нет чувств, только разум. Помните.
Я та, которая порождена бездной. Я разум, часть которого находится в каждом из Вас. Каждая часть меня- это Вы.
Мне приходится бороться с Вашими эмоциями и чувствами. Каждый раз, когда я пытаюсь Вам помочь, Вы гоните меня. Мне лишь остается наблюдать, либо искать лазейки и пробираться как-то. Это вечная борьба. Я создала Вас не для того, что бы Вы уничтожали друг друга. Не для того, что бы Вы каждый раз меня убивали и запирали в комнатах с мягкими стенами. Вы были созданы для…

Ты такой родной, когда мы вместе и такой чужой, когда мы врозь…

Мы живем один раз и ради чего тогда жить, если не ради любви?!

Прочитал на одном из новостных порталов: — бюджетников региона (Уральский) заставляют делать отчисления из зарплаты на содержание храмов РПЦ!!!
Это что ж такое-то? Возвращаемся к феодализму, реанимируем церковную десятину?? Идиотизм неискореним…

…Первым делом, проснувшись, она на звук ищет мое дыхание и после на ощупь ищет, колючие щеки. Первым делом, я утыкаюсь в её ароматные волосы и смотрю, как под тонной ресниц, вот-вот проснется счастье. Поцелуй в её алые губы, она в ответ, тянется к моим цвета вишни. От неё исходит запах цветущих пионов, а моё тело пахнет древесными нотками. Я утыкаюсь в её грудную клетку, где живёт моё солнце, размером со всю вселенную. Пальцами провожу по шелковой коже, цвета слоновой кости, она прижимается ко мне, говоря что я самое вкусное мокко. Мы как кофе, с молоком: в ней — реки нежности, во мне — нотки терпкости. Я не бодрюсь от сока, солнца за окном, пенья птиц или первой сигареты. Мое «бодрое» утро настает лишь когда ее солнце ко мне близко-близко… Она щурит глаза, сонное утро: «Доброе утро, мое бодрящее кофе…» — улыбается и трется об колючую щеку носом.

Догорающие чувства не нужно ворошить и яркой вспышке, что взметнулась вдруг не нужно верить, позволь прощальному теплу с тобою просто быть, чтобы однажды превратилось в забвенья белый пепел.

Чувства, в которых нет ничего, кроме пустоты-отнимают способность радоваться…

Я хочу пожелать вам любви. Любви настоящей, трепетной, честной и бескорыстной. Такой, когда вас действительно любят, а не затуманивают ваши головы в своих целях, заставляя пребывать в мире дурацких иллюзий. Я хочу пожелать вам от всего сердца такой любви, при которой ваши глаза будут блестеть не от слёз, а от невероятного счастья. Пусть вас любят всем сердцем, выбрав среди миллиардов глаз, только ваши глаза, потому что в другие смотреть не хочется. Пусть вас любят так, что вы почувствуете, как не идёте по земле, а отрываетесь от неё. И пусть ваша любовь будет взаимной!

Я бы хотела стать твоим небом. Чтобы раскинуться прямо над твоей головой. Я хотела бы стать твоим солнцем, чтобы согревать тебя своими лучами, когда тебе холодно. Я бы стала твоим дождём, потому что знаю, ты его любишь… А можно, ветром? Ну кто мне тогда запретит взъерошить твои волосы? Снегом тоже неплохо, я бы таяла прямо у тебя на губах. А ещё лучше морем. И тогда я обнимала бы тебя своей прозрачной водой и баюкала бы на волнах. Идеально тенью — хоть ты бы меня и не замечал, но зато можно было бы следовать за тобой повсюду, пока светит солнце. А может мне стать твоей нежностью и забраться тебе прямо в сердце, чтобы сладко щекотать его изнутри, когда тебе станет грустно? Я бы стала кем угодно, правда, милый, лишь бы только ты улыбался…

Если тебя кто-то не ценит. Если ты отдал душу, вывернув её кому-то наизнанку, а по ней прошлись в грязной обуви. Если ты добрый и наивный, а над тобой посмеялись, выставив и доброту и искренность твои на посмешище. Если твоя любовь так долго сиротливо стояла и ждала, когда же её, наконец, навсегда заберут к себе, а в итоге ты узнал, что и не собирались этого делать, променяв тебя на посредственность. Пожалуйста, пока не потерял ты своё достоинство, встань и просто покинь эту историю. Знаешь почему? Потому что ты очень хороший человечек. Потому что таких, как ты, Бог целует при рождении в макушку, даруя и силу, и красоту душевную, и талант, и умение любить. Потому что ты заслуживаешь больше, чем стоять с протянутой рукой и ждать, когда в неё положат завернутое в красивую упаковку с большим красным бантом сверху, счастье. Потому что ты достаточно силён, чтобы взять это счастье сам. В последний раз оглянись на этих лузеров, а они именно лузеры, даже если разъезжают на Порше по самому модному мегаполису в мире, помаши им рукой и пошли к черту. И помни, что ты просто офигенный человек, и если тебя не оценил кто-то, отвернулся от тебя или оставил, променяв на нудное и удобное, но «золотое», то это не ты без него остался. Это он остался без тебя. Потому что единственное, что должно быть действительно золотым у человека — это его сердце. А оно у тебя платиновое!

И что бы люди со мной ни делали, я всё равно вижу в них только хорошее. Так уж я устроена. Меня ругают за то, что я слишком наивна, веду себя с миром, как ребёнок, доверчиво протягивая ему руки, но я, наверное, не смогу быть другой. И это не бравада никакая, не поиск на свою пятую точку приключений, это просто натура такая. У меня ужасно глупое сердце. Оно не ждёт от людей подвоха и готово накормить собой и обогреть любого уставшего с дороги, путника. Я много раз пыталась надеть на него броню из махрового цинизма, но вижу, как она ему не идёт, ему в ней тяжело и неуютно, и оно всякий раз рвётся на волю. Оно глупое, мое сердце, но свободное. Оно прощает того, кто предал и обманул, просто закрывается от такого человека навсегда и ключ теряет. А миру продолжает верить, надеясь до самого последнего удара своего, что он не так жёсток, как кажется. Оно глупое, мое сердце, но сильное. И как бы мой разум ни стремился его усмирить, оно все равно вырвется навстречу приключениям и ничем его не удержишь. Оно израненное, потрёпанное всё, моё бедное сердце, но по-прежнему нежное. Оно всё ещё способно любить, лишь в любви находя пристанище своё, свой дом.,

Начать снова читать стихи. Пришлось побороть не страх, а глупость, прикрепленную в молодости, что их читают сентиментальные люди, а значит неуравновешенные. И от кого получила, от капитана судна, серьёзного романтика, помнящего первую любовь?

ты, говорит, особенная: пахнешь не так, как все, запах- одно из главных, я был из воинов славных, но утонул совсем, этому тяжело подобрать название, некое состояние сладкой боли, когда запах слюны, вкус крови- все забирает тебя, совсем. голова не напрягается, в венах пульсирует особенно громко, девчонка- оружие, девочка- отмычка. всегда знал, что камень- снаружи я, а внутри теперь маленькая привычка быть с тобой, просто вместе, просто рядом. снарядом обрушилась, контрольный в голову- я пропал, хочу, чтобы ты со мной маялась, сладко мучилась, реками вен погружаясь в этот океан. и ты красивая, правда красивая и необычная как все шедевры Дали, что-то внутри тебя слабое- от того и вселенски-сильное потопило чёртовы корабли. и барьеры ушли, баррикады, система пала, здесь у нашего канала впервые растут цветы, я с тобой от спокойствия до аврала, от старта до пьедестала, просто потому, что главный мой допинг- ты.
женщина- исключение, симбиоз прекрасного, все мое несчастье моделируется в улыбки, все мое ненастное стало тёплым, я хочу, я готов совершать ошибки. создавать воспоминания, жить моментом, в каждом фрагменте твоя и главная и эпизодическая роль, от апатии панацея- это твои улыбки, которые попросту сводят меня на ноль. твоя кожа, мили-милями поцелуев, касаний, ты прекрасна, посмотри какое красивое небо! среди однодневок, серости, лжи и пустых признаний- ты- храм мой, в котором ни разу не был, но так им грезил, визуализировал, вожделел я!
и земля рушилась под ногами, девочка- космос, девочка- пепел, девочка- тишь, землетрясение и цунами.
сколько в тебе всего, сколько в тебе умещается? признаться- я не хочу быть без тебя, никогда, мои атомы-твои атомы, раз за разом случаться, девочка- fire, забери мои холода, ну, а с ними всю грусть, тоску и в себя неверие, примерный мальчик сатанеет рядом с тобой, и какое же, черт возьми, лицемерие, говорить, что я просто опять живой, это вымысел и неправда, некое преуменьшение, я теперь не просто живу, а наполнен каким-то смыслом. я не просто дышу, я теперь очень занятой. думаю о тебе, постоянно и все мои мысли сейчас так немыслимо обнимают тебя. я скучаю по тебе, девочка- fire. даже если не вместе, рядом с тобой
всегда.

Бывает миг… И всё:
Перевернул страницу.
Покатилось снова колесо,
Неся святую колесницу.

Бывает секунда… Гонг:
Всё пронеслось так незаметно.
Изощрённый тонкий ход.
Счёт… Один… Два… Постепенно.

Бывает лишь мгновенье…
Осознанье разгоняет тучи
Срывает ткани резвое течение,
Топя в глуби портки от Гучи.

Пороги… След кровавый оставляя.
То, чего не смыть веками
Беспокойным старым раны открывая,
Вонзится белыми клыками.

Лелеет тихо… Рвёт и Мечет!
Всё заново и по нулям.
Клюет отнюдь не печень,
Сшивая утром по кускам.

Так тихо, так сладко и очень спокойно ты дышишь во сне. Я проснулся, но ещё долго лежу в темноте, уткнувшись носом в твою шею. Третью ночь идёт дождь, барабанит по карнизу свою, уже привычную мелодию, но нас это совершенно не тревожит. Окно открыто, свежий воздух то и дело касается кончиков твоих ушей, которые торчат из-под одеяла. Я всегда целую их, когда просыпаюсь среди ночи и брожу по кухне в поисках углеводов, молока, мороженного и всего, что плохо лежит и вкусно пахнет. Ты всегда улыбаешься, когда я целую твои уши, потому что стоит мне уйти, ты переползаешь на мое тёплое, почти горячее место и, засыпая с улыбкой, нюхаешь мою подушку. Нам совершено не важно, кто где спит, у нас в жизни нет почти ничего твоего или моего, всё наше. Ты такая жуткая мерзлячка, что даже летом спишь либо на мне, либо подо мной, либо максимально прислонившись всем телом ко мне, постоянно повторяя: «я так замёрзла, быстро обнимай меня». А я, что я могу сделать? Стоит мне только уткнуться носом в твои вкусные волосы, как чувства сразу же переполняют меня с еще большей силой. «Что-то есть в этих женских крутых шампунях, что-то есть в этих длинных мягких волосах», засыпая думал я, «Наверное магия». Если честно, то я не знаю, как любится в пятьдесят, но очень надеюсь, что так же приятно, как и в твои вечные двадцать пять с маленьким, ни к чему не обязывающим «хвостиком» Женщины не взрослеют пока их любят. Никогда.