Цитаты на тему «Чувства»

Нельзя мужиков слишком сильно любить, нельзя. Наглеют они, черти. Садятся на наши хрупкие плечи, свесив ножки, расслабляются. Или наоборот пугаются наших сильных чувств и растворяются во времени и пространстве. Печально, но факт. Поэтому надо всегда от мужчины немножко ускользать. Вот вроде ты есть, а и нет тебя, в тоже время. И пусть сам думает, что и к чему, да почему. А иначе, конец всему. Скучно ему делается. Слишком сыт тобой и доволен собой он делается. А если быть, словно бабочка, порхать себе целый день по делам, и садится ему на плечо только тогда, когда сама пожелаешь, то он сам будет ждать тебя затаив дыхание. Или ловить. Он же охотник. Ускользай.

А небо прекрасней, а небо бездонней
Всех прошлых пристрастий, всех бывших влюбленных.
А звезды сияют всё так же маняще.
«И это пройдёт…» Растворись в настоящем.
О прошлом не плачь, кто ушёл — тот не нужен.
Прими новый день и себя в нём без стужи,
Без холода в сердце, без страха и боли.
Наполнись простой безусловной любовью!
Любовью к себе, и к природе, и к детям…
Ты знаешь сама: мир прекрасен и светел.
Кто понял одно — что игра стоит свеч,
Тот в сердце сиянье способен зажечь!

Мы встретимся с тобой на небесах,
В какой-нибудь божественной конторе.
Там счастье в чашках будет на столах,
Настроя там не будет на миноре.

Там с ангелами будем мы на Ты,
Как в сказочных неписанных романах.
А в сквериках цветущие сады
Там будут без дождей и без туманов.

В сердцах непотухающий огонь
Друг другу больно делать не позволит.
И ангела молочная ладонь
Избавит наши души от «мозолей».

Там вместо тыщи слов одно «Люблю»…
Не будет и скоплений одиночеств…
Не будет и девчонок по «рублю»…
Не будет там дурацких многоточий…

Мы встретимся с тобой на небесах,
Через 20 лет. Может через 30.
Осталось лишь послать былое нах…
И чуточку,
наверно,
измениться…

Скопирую душу и сохраню её в папку,
Запрячу на диске меж файлов: «Эмоции», «Сон».
Заброшу на флешку, терять её будет жалко,
И станет душа мобильною, как телефон.

Всегда под рукой доселе заветная папка,
Но вам не найти… Шифрование, коды, пароль.
Канули в лету чудесные подвиги Данко,
Теперь вырвут сердце, чтоб только не чувствовать боль.

Отредактируйте память и сохраните душу,
На диске, на флешке, но не внутри — там найдут.
Я сохраняю её, ведь чувствую, это нужно,
И пусть все подумают, что лицемер я и плут.

Скопирую душу и сохраню её в папку,
Но если всё так, то что же для этого рай?
Канули в лету великие подвиги Данко.
«Отредактировать всё? Удалить пустой файл?»

хочется взять себя в руки,
начать жить верно,
вовремя делать все,
а не в спешке ночью.

и перестать болеть.
это чувство скверно.
в каждой истории твердо поставить точку.

и перестать бояться.
идти навстречу,
каждой мечте своей открывая створки.
это непросто.
жить по-другому легче.
ту ли судьбу тогда я прочту до корки?

прыгают буквы, мысли,
немеют пальцы…
хочется записать себе слово в слово:
«просто не бойся
открыто себе признаться.
просто признайся
и начинай
по новой».

Любовь рождает прекрасное. Чем сильнее чувства, тем больше отдаёт сердце тепла и нежности, чем больнее и острее любится душе, тем более чудесные происходят с ней преобразования. Каждому алмазу требуется огранка, каждому человеку нужна любовь.

Эмоции — визитная карточка души.

Если вам не отвечают взаимностью —
отвечайте взаимностью.

Да что ты знаешь обо мне?
Тебе ль судить меня за святость?
Я исповедуюсь судьбе —
Как я была тобой распята.

Я отдала тебе себя,
Всю до единой горькой капли,
Ты уничтожил не любя,
Укорами, острее сабли.

Да что ты знаешь о любви?
Тебе неведомы те строки,
Что пишут светлые умы,
Тебе бы скрыть свои пороки.

Да что ты знаешь о грехах?
Тебе неведомы скитанья,
Не верь слезам в моих стихах
В них нет любви и нет признанья.

Да что ты знаешь обо мне?
Я для тебя — ларец закрытый,
Пылал любви огонь во мне —
Теперь все чувства пеплом скрыты!

Да ЧТО ты знаешь обо мне?!

Любовь подразумевает регулярное слияние друг с другом: умов, интересов, мыслей душ, а не только слияние тел. И когда меня спрашивают: «Где же в моей жизни любовь?». Я отвечаю: «У вас под носом». Если за вас, заканчивают ваши фразы. Если человек знает, о чем вы подумали, лишь по тому, как ваш взгляд превратился в прищур. Если вам есть кому заваривать по утрам чай. С кем болтать на балконе и воровать сирень вопреки законам. Если ночью вас укрывают скинутым вами одеялом. Если вас с утра целуют в нос/макушку/в губы. А когда вы заболели, едут вам за медикаментами и ругают, что по лужам ходить нельзя, дабы промокшие ноги к простуде, а не надетая шапка зимой к отиту. Вас любят. Где эти чувства? У вас под носом.

Если бы ты знала, как я вижу
С кончиков ресничек и до пят
Всю тебя!.. Бывает, ненавижу
Этот свой умалишённый взгляд…
Вижу и с закрытыми глазами…
Ночью, днём, во сне и наяву…
Я не восхищался образами!..
Образом твоим теперь живу…
Вижу… И, пойми, хотел бы видеть
Каждую секунду дней и лет…
И, наверно, буду ненавидеть
Без тебя весь этот белый свет…

Если бы ты знала, как я слышу
Каждое из высказанных слов
Листьями, упавшими на крышу
Домика моих заветных снов…
Каждому внимаю до рассвета,
Придавая разных смыслов суть,
Чтоб не упустить ни то, ни это
И впитать в восторженную грудь
Мысли, что несут они с собою
Из глубин болеющей души…
Слушая, ловлю себя порою,
Я на мысли: Тише, не дыши…

Если бы ты знала, как я знаю!..
Господи!.. Да что могу я знать?..
Шастаю туда-сюда по краю…
Ты же, обречённая летать,
Попросту ещё не расправляла
Крылья… Взмах… и нет тебя уже…
Может быть, осталось очень мало…
Может быть… Но там на вираже
Обернись… И ты увидишь: следом
В пропасть, не задумавшись, шагну…
Для тебя, к тебе, с тобой — к победам!
Без тебя, не для тебя — ко дну …

Отвези ты меня на море в январе — он случится завтра,
Чтобы море было не чёрным, без панам и обугленных спин туристов.
Отвези, ты же знаешь тропы где особенный шторм, а волны
Цвета глаз моих тёмно-зелёных, а в мороз абсолютно светлых.

Припев:
Я пишу в новом блокноте на субботах своим жутким почерком,
А декабрь не сдает позиций: високосит, как ему хочется.
Отвези ты меня на студёное, на янтарное, на январское,
На свиданье с моим одиночеством, не заметила как одна осталась я…

Мы встречаемся — странные люди, не меняемся — удручает.
Да я знаю: из этой встречи хорошего не получится.
Только ссоры — итальянские, только слёзы — будем мучиться
И я предлагаю расстаться до нового года расстаться,
До нового года расстаться — и каждый год будет праздник.

Припев:
Я пишу в новом блокноте на субботах своим жутким почерком,
А декабрь не сдает позиций: високосит, как ему хочется.
Отвези ты меня на студёное, на янтарное, на январское,
На свиданье с моим одиночеством, не заметила как одна осталась я…

Я пишу в новом блокноте на субботах своим жутким почерком,
А декабрь не сдает позиций: високосит, как ему хочется.
Отвези ты меня на студёное, на янтарное, на январское,
На свиданье с моим одиночеством, не заметила как одна осталась я…

Не заметила как одна осталась я…

Не отталкивайте от себя людей, которые протягивают вам руки. Родители, дети, друзья, любимые. Все они в вас нуждаются, а вы то заняты очень, то не в духе, то погода плохая. Не закрывайтесь от людей, которые хотят подарить вам свою нежность, потому что она переполняет их любящие сердца. Настанет день, когда дети вырастут, родителей не станет, а любимые, устав носить в себе свою нерастраченную нежность, подарят её кому-то другому. А вам вдруг захочется этой самой нежности, вы посмотрите по сторонам, в надежде броситься в родные объятия, а никого нет. И вот сейчас, пока ещё не стало поздно, ответьте на протянутые к вам руки. А ещё лучше — обнимите сами тех, кто вам дорог. Найдите одну минутку в вашем дне, чтобы обнять, поцеловать, позвонить и сказать: «Я люблю тебя».

А мне не нравится, что Вы больны не мной,
А я сейчас больна, лишь только Вами.
И что страдая этой ерундой,
Я шар земной теряю под ногами.

Не нравится, скажу как на духу,
Не выдавать себя, играя с Вами,
И бормотать бессвязно чепуху,
Соприкоснувшись с Вами рукавами.

Не нравится, что не могу дышать,
Когда Вы обнимаете другую.
Что рядом в церкви не могу стоять,
(Не то что, что б уж услышать аллилуйю).

Спасибо Вам, что в каждый вечер свой
Я спать ложусь с наивными мечтами,
Что может, заболеете Вы мной,
Как я, сейчас, болею только Вами…

шестеренками ржавыми лязгая,
сердце кровь разгоняет устало.
говоришь, что любовь всегда частная,
абсолютной давно уж не стало.

и была ли она факт сомнительный,
а была, так вся вышла до талого.
говоришь, я опаслив и мнителен.
меня просто кормили обманами

слишком много и часто без повода,
было больно, теперь только чешется.
шарлатаны — голодные оводы,
иногда переносят штамм бешенства.

да и ты вавилонская грешница,
под копирку с картинки срисована.
до тебя как до неба! — мне где уж там…
твой бы лик да в музей бы с иконами.

грани тонкие как лезвие острое,
я боюсь о твой контур порезаться.
говоришь, что любовь — это плотское
и что я сноб, зануда и неженка.

просто я становлюсь очень взрослым,
от того слишком скучным и трезвым.
Питер Пен позабыл путь на остров,
потолстел, стал ворчливым и резким.

измотала погоня за первенством,
чехарда по горбам и чекпоинтам.
не слететь бы в кювет и не врезаться,
и что б «хайр» на скорости по ветру.

только патлы секатором срезаны
и чернила под кожу мне загнаны
комарино-жужжащими фрезами.
рожа сонна, небрита и наглая.

ничего не осталась от прежнего
в мир вошедшего милого мальчика.
ты мне слабость вменяешь за вежливость
и трусливость вменяешь за вкрадчивость.

я б поспорил с тобой, только без толку,
в этом споре ни йоты от истины.
правда снова останется между
вонью пороха и звонкостью выстрела.

не протест-манифест и не исповедь.
мне как волку давненько все побоку.
я сломаю любую лбом изгородь,
если вдруг не сломаю вдрызг голову.