Цитаты на тему «Чувства»

Моя жизнь не пристанище для слабых духом. Не подумай, я не ханжа и не судья. Именно поэтому я не даю ни оценок твоим поступкам, ни характеристик твоему поведению. Просто мне не нужно больше твоё присутствие. Я не хочу быть лошадью, которая всю жизнь тянет за собой ненавистный постылый чужой груз! Нет, я ни в коем разе не снимаю с себя ответственности за свои деяния. Не отказываюсь от своего креста, какой бы вес он не имел и как бы ни давил на плечи. Я всегда готова словить бумеранг своих поступков, совершенных когда-то. И пусть иногда он прилетает чётко в лоб и оставляет на память болючие шишки, без разницы. Это моё. Но вот дальше, стоп!
Разве это мне должно быть больно, плохо и тяжко от того, что ты, дойдя до дня сегодняшнего, так и не научился говорить правду, пусть она порой бывает горькой, и не совсем приятной? Разве это моя беда, что ты не умеешь быть верен своему собственному выбору и не знаешь, что, кто и когда тебе нужно? Мне ли плакать и горевать о том, что ты любить не умеешь, да и, собственно, учиться-то и не собираешься? Моя ли печаль, что ни прощение, ни раскаяние тебе не ведомы и все, чего ты пока достиг — это весьма успешное использование тех, кто проклят быть искренним до последней капли? Ведь это все не моя обуза!!! И я не лью по тебе слезы! Это так странно выглядит, правда?! Но это не потому, что чувств у меня к тебе не было, наоборот, потому что были. И, к счастью, остались. Мои драгоценные чувства. Которые я очень хочу сохранить. Только не для тебя, а для того, кто сильнее. Кто знает ценность того, что бесценно. Кто готов выстрадать своё счастье и не бояться ни груза на плечах, ни боли от ударов. И меня не остановит ни давление на жалость, ни глупые разговоры о том, что было и пройти не могло. Могло, поверь. И речь тут не о любви вовсе. Ей нет ни конца, ни предела. В отличие от терпения. Вот его-то у меня не осталось совсем. Равно как и желания наблюдать за твоими нелепыми попытками скрыть свои низменные слабости за поиском чего-то очень важного и нужного тебе. А ведь ты не ищешь вовсе. Ты уже нашёл! Нашёл, что удобнее быть за кем-то, чем кем-то стать. Что проще и легче идти, чем вести. Что позволять себя любить выгоднее, чем любить самому, и что обоюдной любви быть не может. Ты так уютно обосновался в слабости своих заблуждений, что выхода оттуда для тебя уже, наверное, нет. Ну, а мне там не место.
Я, по старой традиции, без грома аплодисментов и фанфар, удалюсь из твоих будней. И отправлюсь на встречу такому же как я сильному, пусть местами и разбитому внутри человеку, который смело несёт свои светлые чувства в саднящих от порезов осколками сердца ладонях. И мечтает встретить того, кого не испугают ни раны, ни долгое заживление тканей в местах разрезов, ни оставшиеся на память о прошлом шрамы. И он встретит. Ведь любовь остаётся лишь с теми, кого не пугают потери на долгом и трудном пути к её обретению…

Ты грела его холодное жестокое сердце зверя своим дыханием. Ты отдавала ему всю свою любовь, вынув из недр души всю свою нежность, ты окутывала ею его изможденное нутро. Ты дула на каждую его рану, гладила каждый шрам, заботливо залечивала каждую болезненную трещинку. Ты заставляла его смеяться, когда он печалился и подниматься с колен, когда он падал духом. Ты сносила его грубость и оправдывала его звериные повадки. Ты надеялась усмирить и успокоить его непокорное, злое сердце, а он так нуждался в тебе. Он приходил к тебе за новой порцией любви и смиренно целовал твои озябшие пальцы. Шло время и он все больше излечивался от душевных ран, гнетущих воспоминаний и прошлых трагедий. И однажды он просто ушёл, не говоря ни слова. Ты смотрела ему вслед и понимала одну убийственную истину- «Сколько волка не корми, он все равно в лес смотрит»… Он ушёл, собрав с твоей помощью своё сердце по частям, но вдребезги разбив твоё. Наверное, по-своему, он тебя любил. Ровно настолько, насколько вообще способен любить дикий зверь…

Если сердце болит
И от холода ежится,
Не стесняйтесь любить,
Остальное приложится.

Если вас и любить
И жалеть перестали,
Постарайтесь простить —
Остальное — детали.

Умирать или жить
С этим чувством не страшно,
Вы умели любить,
Остальное — не важно.

Позови меня с собой… и не смотря ни на что, я пойду за тобой

Мы остались вдвоем. Сейчас только ты и я… и ветер, легкими струями скользит вдоль нашего сознания. Подойди к окну, приоткрой край белого шелка, взгляни на небо в мерцающих звездах. Я выключу свет… пусть темнота укроет нас, опуститься мягким пологом, нежным покрывалом. Нет, любимый, не надо слов, позволь мне сегодня, этой ночью любить тебя… так…как может моя душа… моё тело. Дозволь, говорить буду я, прошу, слушай мой голос… закрой глаза, обратись в звук, будь теплой волной в нежных моих руках… Стой у окна, любимый, дозволь мне любоваться, как луна освещает твоё стройное, гибкое и сильное тело. Пусть мягкий лунный свет проникает через твою тонкую рубашку, а ветер шелестит в складках твоих брюк. Несколько, чуть слышных шагов по пушистому ковру, и я уже рядом с тобой, любимый. Не оборачивайся, прошу… стой так. Твоя близость согревает меня, даже прохладный ветер не может остудить кожу моих пылающих щек, шеи, плеч… Если позволишь, я сниму ненужную одежду… она только мешает мне чувствовать тебя… то, что ты, любовь моя, рядом… Сердце бъётся чуть быстрее чем обычно, это даже видно по дрожащему шелку на моей груди. Тонкие бретельки скользят по плечам, открывая новое, ещё неизведанное ветром и темнотой пространство. Мои губы чуть приоткрываются от испытанного чувства наслаждения, когда легкий бриз касается своей ласкающей рукой моей, освобожденной от одежды груди, этих небольших холмиков, жаждущих ласки, томящихся в ожидании… Любимый, ты хотел бы быть этим бризом? Да… я знаю ответ… Мягкая улыбка проскользнула по моим губам…
Да, любимый, эта ночь создана для нас, создана, чтобы любить… Но мне кажется, что и Луна согласна со мной, в том, что ты слишком скрыт от наших глаз… Твоя красота очаровывает в любом виде, но пусть твоя кожа ощутит легкие прикосновения ветра, пусть он пробежит по твоей красивой сильной груди, по нежным, властным рукам, плечам, перебираясь на ещё неизведанно грациозную спину. Я хочу коснуться твоей силы… Пусть ветер пока поиграет в твоих волосах, меня так забавляет его шалость…
Твоя кожа… я так люблю твою кожу… Она такая упругая… но нежная, слегка бархатистая… А на вкус… если коснуться губами и провести маленькую дорожку языком… О… этот вкус нельзя ни с чем сравнить. Это твой запах… твоя сила, твоя мужественность, твоя нежность, твоя любовь, твоя забота… в этом весь ты… ты, которого я так люблю… Мои руки скользят по твоим плечам… Как ни странно, но мои пальцы холодны… А твоя изумительная кожа дарит восхитительную теплоту. Мне кажется, что мои пальцы превратились в тонкие паутинки, едва касаясь твоих плеч, хочется их обхватить, забрать хоть капельку дарящегося тепла. Кажется, что твоя кожа вся наэлектризована… каждое прикосновение отзывается во мне маленьким разрядом. Мои длинные, красивые ногти, которыми ты всегда восхищался затевают странную игру, оставляя на твоих мускулах чуть ощутимые следы касания. Тонкая игра пальцев напоминает танец эльфов на сказочной поляне… Но сейчас со мной только ты… моя сказка.
Мои руки любят твои плечи, твою спину, легонько перелетая с места на место. Я хочу поцеловать твою шею, которая так манит меня своей красотой, твои плечи, которые поражают своей неповторимостью и силой. Слегка влажные губы касаются у основания шеи, оставляя теплое прикосновение… но тут же ищут нежное приземление на левом плече… Руки обхватывая, томно переносятся на твой живот, который я обожаю. Ты чувствуешь, что я совсем рядом? Моя грудь слегка касается твоей спины, Боже…, как это восхитительно, чувствовать твоё тепло… Моё горячее дыхание смешивается в поцелуе с прохладным ветром и оставляет чуть заметный след на твоем плече. Я разомкну руки и просто возьму тебя за талию… Целуя, от верхнего позвонка, я с упрямой точностью целую каждый твой позвонок, отдавая свои любовные разряды… и вот почти последний… но тут преграда… Что за нелепость… Руки рванулись вперед… но тут же остановившись и с неторопливой поспешностью и последовательностью стали расстегивать ремень… как все-таки я не люблю этим заниматься… Любовь моя… сделай это сам… тебе же привычнее…
Мои пальцы возвращаются к твоей сильной и могучей спине, пока ты бесприкословно выполняешь мою просьбу. Спасибо, любимый… Губы запечатлели свой поцелуй и мою улыбку на правом плече… Милый… теперь, прошу, поцелуй меня… Мы оказываемся лицом к лицу… Тело к телу… душа к душе… Твои глаза, самые замечательные на свете обволакивают всю меня своей лаской, нежностью… желанием. Я знаю, любимый, я нужна тебе… ты нужен мне, но ещё не время…
Я поднимаю лицо навстречу лунному свету и подставляя покорные губы для твоего поцелуя. Твой горячий рот покрывает мои зовущие губы… отдавая всю страсть, что в тебе копиться. Твоя рука касается моих волос… снимая заколку и выпуская мягкую волну золотистых прядей. Другой рукой ты обнимаешь меня за талию, притягивая к себе… так, что наши тела соприкоснулись. Я чувствую, как между нами напряжение… твоё напряжение… моё желание. Твоя страсть поцелуя передается по всему моему телу, пробуждая в сотни раз сильнее чувство жажды и любви. Твои губы не оставляют мне шанса на побег… да я и не хочу бежать от тебя… от твоей любви… Мои руки зарылись в твоих волосах… Твои губы, наконец, утолив жажду моим соком, спускаются ниже… целуя шею… плечи… Моя спина изгибается, подставляя навстречу твоим губам мою грудь… Ты припадаешь к ней, даря мне восхитительное и неповторимое удовольствие.
Проведи, любимый, своими сильными руками по моему телу… от губ… по шее… до плеча… по груди… почувствуй изгиб талии, выступ бедра, стройность ноги., ощути, как каждая клеточка моего тела отзывается каждому твоему прикосновению. Положи руку на мою грудь, услышь, как бьется моё сердце, как оно рвется на встречу твоей любви. Мои руки исследуют твоё лицо, переходя от волос, от твоих любимых шелковых волос до красивого изгиба бровей… Пальцы, как прикосновение крылышек бабочек, столь же легки и непоследовательны, но дарящие любимую нежность ласки, словно поцелуи прикасаются к щекам… проводят по скулам, стремятся с единственной заветной цели — твоим любимым губам, которые дарят неповторимое наслаждение и удовольствие. Подушечки пальцев прикасаясь к изогнутой линии твоих губ, исследуя, проводят магическую линию, рисуя вновь любимые очертания. Твои губы приоткрываются, ты пытаешься поймать мои пальцы… но подчиняешься моему взгляду. Мои глаза мерцают в темноте, как две звезды на темном покрывале ночного неба… Они как неизведанные, манящие своей загадочностью звездочки, скрывают в себе нежность и понимание всего… некоторую безотчетную силу власти… Ты не можешь не прочесть в них о моей любви, милый. Этот свет, что они дарят, горит только из-за тебя, из-за того, что могут утонуть в твоих манящих и любящих глазах…
Мои руки обнимают твою шею… постепенно, медленно и осторожно опускаясь на красивую грудь… мои губы оказываются совсем рядом… каждый след, что оставляют мои руки, я целую губами. Мой язычок проводит млечный путь… сводя тебя с ума. Твои руки крепче обнимают меня, притягивая к себе, ты наступаешь меня, увлекая в темноту, где едва мерцают шелковые простыни ложа нашей любви… Но, любовь моя, мои ноги не слушаются меня… Я вся в твоей власти…
Я позволяю тебе взять меня на руки. Ты с поспешной легкостью поднимаешь меня. Я обхватываю тебя за плечи, губами найдя укрытие у основания твоей шеи. Ты медленно, но верно идешь по намеченному пути…
И вот мы уже у нашей постели. Как бы нехотя… не желая отдавать свою ношу,…ты кладешь меня на прохладный шелк, оставляя наедине с ласкающей кожу тканью и волшебным дуновением нежного ветра. Я вижу, как твои глаза любуются мной, знаю что твои руки хотят ко мне прикоснуться, чувствую, как ты желаешь меня… Мои глаза встречают твой взгляд, руки протягиваются к тебе, а губы беззвучно шепчут… Да., любимый… всё в твоих руках… и даже я… Я твоя полностью, только твоя!

Меня не цепляют люди бесстрастные, ровные, холодные, от которых не веет огнём. Огонь в человеке я вижу сразу, обычно он прячется в уголках его глаз, а исходит прямо из сердца. Мне нравятся те, кого в народе зовут сумасшедшими. У них походка иная. Они не идут, а чуть отрываются от земли, и прячут лукавую улыбку за серьезными делами. Но если посмотреть внимательнее, можно увидеть это бушующее пламя, затаившихся внутри чертей, готовых вырваться наружу, только дай знак или повод. Мне нравятся люди чувственные, чьи нервы словно оголенные провода, натянуты до предела, чьи струны способны выдать самую красивую мелодию на свете, только прикоснись к ним рука мастера.

Я люблю огонь. Это моя стихия.

В бесконечность уводит улица,
На изгибе своём сутулится.
Я тот старый, убогий пьяница,
И мне утро всегда не нравится.

В своё горе-спиртное море
Окунаюсь всегда с головою,
Побеждая в ненужном споре,
Не в ладах со своей судьбою.

Для меня корабли утонули.
Для меня все костры остыли.
Дай мне, Боже, уйти в июле.
И чтоб дети меня простили.

Ничто не вечно под луной,
Обманчивой и неживой
Монетой римской под ногой
Титана Неба.

Да, я расстался не с тобой,
А лишь с унылою тоской
Бродячей болью под рукой,
С дарами Феба.

Не плачь, Дюймовочка моя!
Приходит Вечная весна.
И ласточка твоя жива
Так, как я не был.

Капельки любви, проливаясь дождем, навсегда оставляют след в сердце.

Дело сделано. Поезд ушёл.
Что-то умерло между нами.
И остался печальный перрон.
Боль любви омыта слезами.
Ничего не воротишь вспять,
Наше прошлое не повторится.
Я в огромное небо опять
Улетаю раненой птицей.
Отзвенело, угасло, прошло
То, что ярко цвело между нами.
Отойдет и горечь, и шок.
Мы останемся с мыслями, снами…
И затянутся раны любви,
И полынная горечь исчезнет.
Всё растает, зови не зови.
Вновь рассвет в моих окнах забрезжит.
Буду жить, иногда вспоминать
Без печали и боли на сердце.
Каждый знает, как больно терять,
И мечтает скорее согреться.
Уходящее не зови,
В предрассветном тумане растает.
Настоящее береги,
Верь, что счастье не за горами.

На самом деле, мириться — это великое искусство. Люди, которые никогда не ссорятся, возможно, они и существуют, но вряд ли они сильно любят друг друга. Любая ссора происходит, когда человеку не всё равно. Ведь чем сильнее любишь, тем острее и больнее воспринимается любая обида. Очень здорово, когда люди стремятся друг другу навстречу, не смотря ни на что, когда не боятся показаться слабыми, неправыми, и делают всё возможное, чтобы быть с этим человеком снова вместе. И пусть он тысячу раз неправ, подумай, ведь ты, возможно, уже две тысячи раз им был, а тебя всё же прощали. И неважно, сколько времени прошло с момента ссоры, неважно даже, что вы попробовали друг без друга, просто если вы поняли, что лучше ссориться иногда, выяснять что-то, но зато с тем самым человеком, от одного взгляда на которого мурашки сами собой бегают по всему телу, чем жить тихо-мирно, но не с тем, то сделайте все возможное для примирения. Бегите друг другу навстречу, раскрывайте объятия, прощайте всякую мелочь, колкие фразы, задетое эго — всё это ничто по сравнению с возможностью быть рядом с тем, кого любишь. С тем, от кого сердце твоё плавится…

Женщины хорошо помнят своего первого и единственного мужчину. Не того, кто овладел её телом, а того, кто смог овладеть её душой.
В силу ярких и насыщенных эмоций, что проходят через душу, память у женщины работает более продуктивно, чем у мужчины. В её жизни может быть несколько мужчин, но помнить она будет только одного, и по-настоящему её разум будет принадлежать лишь ему. Она может выйти замуж за другого, родить детей, жить а-ля долго и счастливо, но сердце её будет страдать по тому, кто смог овладеть её душой однажды. Она не забудет его голоса, рук, прикосновений, запаха, эмоций, той близости, что испытывала с ним, и его энергетики, что встречается лишь раз в жизни… Её душа особенно трепещет от всех этих воспоминаний. Сколько бы времени ни прошло, у каждой женщины есть свой потайной чулан, о котором никто и никогда не узнает… Многие женщины живут с определённым багажом сладких моментов прошлого, стойко и терпеливо перенося всё это, закапывая эти участки памяти глубоко в подсознании, пряча их в своих чуланах за амбарными замками. Они морально сильны, даже тогда, когда хочется выть и лезть на стену.
В жизни женщины происходит много удивительных метаморфоз, она живёт с пониманием своей роли в этой жизни. Но лишь одно будет выходить за грань её понимания: почему в этой жизни не всегда получается так, как этого хочется, и тот, кто в её душе был родным человеком, стал таким далёким и чужим…

Я войду в твою жизнь, успокою страданья,
Погашу и разлуку, и боль.
И душевные наши воскреснут свиданья
Под счастливой и тайной звездой.

Я спою тебе песни свои непростые
И словесный прощу кавардак.
И тогда уж, поверь, ты запомнишь порывы
И мои голубые глаза.

Я приду. Я тебе не оставлю сомнений —
Пусть хмельная исчезнет слеза.
Только радость и счастье сердечных волнений,
И земная любовь — навсегда.

Copyright: Тамара Казанцева 2, 2018
Свидетельство о публикации 118051702768

Сказать вовремя. и своевременно промолчать.
Руки коснуться. или взглядом -«я рядом»…
Обнять. крепко от бед обнять.
Много ли. чтоб «жизнь поправить» нам надо.
Лишь ощущение — «ты не один».
Мы не в помощи чаще нуждаемся.
А в уверенности. что в «черные дни»
Наедине с бедой не останемся…

Моя женщина! Моя! Она живет лаской. Я не знал. Был слеп. Был раздор. Разошлись. Она горделивая. С чином. Не виделись ровно месяц. Сам приехал. Открыла. Впустила. Я умер, когда ее увидел. Женщина, которая взглядом сражала. Красота немыслимая. Владение телом. Подача себя, исчезло все за месяц. Впустила холодная, бледная, пустая, совсем без жизни старуха. Впавшие глаза, поместили меня в могилу. Я не знал такой любви. Я не знал, что женщина молча может умереть так. За месяц! Первые 20 минут я падал и чувствовал дичайшую боль. Потом схватил ее, прижал, не смог вытащить и слова из себя, я просто ее держал. Набросился на нее. Целовал всю. Пальчики ног, я впервые увидел ее пальчики ног. Брал ее бережно. Я рыдал в себе. Рыдал от счастья, что она впустила меня, молча. Отдавалась. Вы понимаете, отдавалась мне?! Вся! Утром, увидел на ней румянец! Я видел жизнь в глазах! Тот живой блеск! Ту королеву! Мужики, ласкайте, любите своих женщин! Они умирают подобно цветам. Тихо, умирают.
Роза-королева, с шипами, и та, умрет без внимания, вянет на глазах, скоропостижно. Родная моя, я не умею говорить, ты знаешь. Но я без тебя, не хочу, не могу, не буду.