Цитаты на тему «Стихи»

От тебя веет грустью и холодом.
Переполнено сердце тоской.
Тело гибкое девичье молодо,
А душа как старуха с клюкой.

Что же стало с тобой горемычною?
Что такое случилось с тобой?
Ты, как в небе луна, симпатичная,
Только взгляд серых глаз ледяной.

В одеянии чёрном монашенка.
А тебе то всего двадцать пять.
Почему? Расскажи мне, милашенька!..
Нет. Не нужно сейчас отвечать.
Мне тебя всё равно не понять.

под дверь просунули записку
на незнакомом языке
потом просунули пятнадцать
арабско финских словарей

Кофейничала нынче с Сентябрём
В уютно-тихом уголочке парка.
Беседовали с ним о том, о сём…
Что Осень нынче так прекрасно ярка,

Как любящая женщина, мила,
И каждый день, как именины сердца:
В нём столько солнца, нежного тепла,
Но иногда… бывает лишку перца.)

Поговорили даже о любви…
Мечтах и ожиданиях, надеждах:
Что часто не сбываются они,
И всё на том же месте, как и прежде…

О том, что годы, словно листопад,
Летят, как будто ураган их гонит,
Что ни секунды не вернуть назад,
И это всем известно априори.

Давно мы в курсе, что всему есть срок,
А после — нет ни смысла, ни резона…
Остался опыт, пройденный урок…
А остальное — так сказать, вне зоны…

Всё правильно. И надо перестать
Впустую тратить жизнь на ожиданье,
Тех, кто не слышит, нечего и звать:
Напрасны и надежды, и старанья.

О многом говорили с Сентябрём
За чашкой ароматного эспрессо…
Оставили немножко на потом, —
Продолжить диалог на том же месте.

У этой женщины — особый шарм
И нежный взгляд с туманом давних вёсен,
Неповторимый бризовый азарт,
Который оттеняет её осень.

Прозрачность кожи, рай манящих губ,
Со вкусом только сорванной малины,
Тепло касаний самых нежных рук,
Таких желанных и неповторимых.

К ней, как магнитом, тянет вновь и вновь:
Взглянуть в глаза, услышать её голос…
И погрузиться до конца в любовь,
Внимая восхитительному соло.

Люблю я мир неспешный,
Как течение реки,
Где воды чистые
Лаская валуны их обнимают…
С журчаньем убегают в даль,
С собою унося свою печаль.
И оставлют за собой
Лишь чистоты незыблемый покой…

Какой же мир себе ты нарисуешь сам?
Подвластно лишь твоим карандашам,
Сиди, пожалуйста и сам его рисуй, а к водам рек моих
Свои карандаши не суй!!!

улетают птицы
к югу, за моря.
улетает время …
не лечу лишь — я …

в этом мире, каждый
мчит, куда зовёт
сердце … и, однажды —
движется в полёт …

… нынче, осень темень
добавляет в ночь …
изменилось время …
…испарилось… прочь …

улетают птицы
к югу зимовать,
только я остался.
…не хочу … летать …

улетают птицы
в дальние края …
мне не жаль их вовсе.
пусть летят … к @@@ …

Без тебя не мил мне свет,
Горы и поля.
И застыл поток всех рек,
Не ярка заря.

Я любовь с собой принес,
Чтоб тебе отдать.
А взамен сердце твое
От тебя принять.

Я готов — в огонь и в воду,
За тебя страдать,
И хочу в объятьях рук
Я тебя держать.

Не забыть мне твои очи,
Руки не забыть.
Средь долин межгорных
Другой мне не найти.

Обещаю я, до гроба
Век с тобой прожить,
Счастье, радость или горе
Вместе разделить.

Я сватов к тебе привел,
Думай ты скорее:
Если хочешь выйти замуж,
Говори смелее.

Ты не бойся, мой аул
К тебе не терпит зла…
Приклонен к твоим ногам,
Ты ответь мне — «да».

С этой песней я пришел,
Чтоб тебя взять в жены.
Я любовь свою нашел
В этом тихом доме.

14 января 1994 года.

Спит в округе вся деревня,
только я один не сплю.
И не спит моя родная,
тихо слезы льет в углу.

Наточу я остро саблю,
И коня я напою.
У нас завтра путь неблизкий —
На германскую войну.

Ты не плачь, моя казачка,
утри слезы, я вернусь!
Не успеешь оглянуться,
словно ветер обернусь.

Наточу я остро саблю,
И коня в бока лягну,
И пролью я кровь германску
За Святую Русь мою.

Не боюсь я смерти лютой,
ведь за Родину иду…
Если, только, жив останусь,
обещаю — не помру!

Наточу я остро саблю,
И пойду врага я сечь,
А, когда домой вернусь я,
Натоплю я в бане печь.

16 августа 1995 года.

Мы жили в бедноте
И ели впроголодь.
Отец ушел давно,
Следы его смыл дождь.
Но, вот, в ужасный день
К нам в дом пришла беда:
Сразила мать болезнь —
Она не вынесла.

Ах, мама, маменька,
Ты, ведь, не старенька,
Тебе бы жить еще
Немало лет.
Ах, как я буду жить,
Кого теперь любить?
Зачем, ты, маменька,
Меня оставила?

Стою я пред холмом,
Соседи ставят крест.
Вопят старушеньки
За упокой ту песнь.
Теперь остался я
Несчастной сиротой,
И возвращаться мне
Не хочется домой.

Ах, мама, маменька,
Ты, ведь, не старенька,
Зачем ты одного
Сынка оставила?
Ах, как я буду жить,
Кого теперь любить?
К себе, ты, маменька,
Возьми меня.

И в поле я ушел,
Где рожь высокая,
На землю бросился,
Взрыдал я охая.
Наутро, в ранний час
Мужик в ту рожь пошел
И, возле стога ржи,
Там детский труп нашел.

Ах, мама, маменька.
Хоть ты не старенька,
Меня не бросила —
С собой взяла.
Ах, мама, маменька!
Не буду стареньким —
Останусь молодым
Я навсегда!

21 августа 1994 года.

Протяжна смена зим и вёсен,
А переход в сентябрь недолог,
Как в ледяную прорубь — в осень,
И в школу.

Гранит науки твёрд и вечен,
А на спине рюкзак в полтонны,
И шею трёт, и давит плечи
Бином Ньютона.

Боже, сколько осенних парадов
Поместилось в моём багаже,
Сколько было хмельных листопадов,
И дождей, — не упомню уже.

Куст рябины зарделся у дома,
Осень крутит из листьев жгуты,
И, как с доброй хорошей знакомой,
Я давно уже с нею на «ты».

Бабье лето звучит пасторалью,
Шьёт из утренних рос палантин,
Ткёт тончайшей ажурной вуалью
Серебристую сеть паутин,

Угощается спелой рябиной
И чему-то грустит невпопад,
А бродяга — сентябрь дышит в спину
И бросает в лицо листопад.

Все, как обычно: вылет, кофе, гейт, почтенный немец с гипсом на ноге — смеется: ох, гранитные ступени. Чириканье китайской ребятни, и дождь слепой, и взлетные огни мигают на границе измерений. Безвременье, где с севера на юг опять бредешь, и кочевой уют привычно тащишь в желтом чемодане. Еще не там, уже почти не здесь, котам, котам оставили поесть? Уроки сделай, сколько там заданий? Любой билет — попытка отпустить, не думать о и не сжимать в горсти улыбки, фразы, слезы, поцелуи. Лети, не беспокоясь ни о чем, пилот назначен пастырем, врачом, волшебником: мечтай — и наколдует. Все, как обычно, значит, все о том, как ждут коты, и мальчики, и дом, и город ждет, оставшись у залива. Любой билет — попытка сделать круг к словам из слов или к рукам из рук.
И время нас берет в свою игру, в которой всех рассудят справедливо.

Поверь мне! Есть место, где нас очень ждут,
И любят всему вопреки,
Где вместо разлуки — душевный уют,
И в печке шкварчат пироги.

Поверь мне! Есть руки, которые ждут —
Неважно — с кольцом или без,
Они все простят и сердце поймут,
Достанут звезду с небес.

Поверь мне! Есть ЛЮДИ, которые ждут,
И ценят, что Ты у них есть,
Такие тебе никогда не соврут,
Таким неведома месть.

Поверь мне, есть ДОМ, где нас очень ждут!

Нетороплива осень, как всегда.
Старательна, усидчива не в меру,
Сменить обновку не составит ей труда,
Нарядна, словно в ожиданье кавалера.

Листочки разукрасит на свой вкус.
Как ни старайся — не найти двух схожих.
Она получше академиков искусств
Своим пейзажем восхищает всех прохожих.