Цитаты на тему «Юмор»

все котлеты съедены
ночь ушла в рассвет
только сна как не было
так его и нет
утро колбасою
снова шлёт привет

умом стал слаб и слеп почти на оба глаза
зубов уж половины нет, а жить охота
поиздевалась надо мною
жизнь зараза!

одной улыбкой мимолётной
так между прочим на бегу
вы сбили все мои настройки
в мозгу

***
олег заходит к валентине
а валентина без трусов
а у олега как нарочно
очки в ремонте до среды

***
в эсэсэсэр ни кто про клитор
не знал и жыл себе народ
в невозбужденном состояньи
макулатуру собирал
lyuli

***
привези мне бургер
и картошку фри
в смысле расстаемся
в смысле меньше жри
Sushami

***
ноль килоколорий
надпись на торте
хоть и страшновато
он уже во рте
ветер

***
вы никогда бы не узнали
что я советский гражданин
но я достану из широких
штанин
Natalie

***
шутки самосмейки
у меня огонь
сам шучу задорно
сам же ржу как конь
NikK

— Румяные, пышные, аппетитные. Как хороши они под кофе с коньячком.
— Приятого вам аппетита…
— Я же не собираюсь их есть.
— Ах… это вы о женщинах … Тогда ни пуха вам ни три пера.

— Нет. Что ни говори, а мне Галя не нравится, — сказала жена, отхлёбывая из чашки.
— И ты, несомненно, права, дорогая, — отозвался я, откусывая бутерброд.
Брови супруги поползли вверх.
— Тебе не нравится Галя?
Я хотел сказать «абсолютно», но, взглянув на супругу, поинтересовался: «А должна?»
— Не знаю, — задумалась она. — Сам решай — нравится тебе Галя или нет.
— Но тебе же она не нравится?
— Мне — нет.
— И ты, несомненно, права, дорогая. Мне она тоже абсолютно не нравится! — заключил я, и принялся с удовольствием жевать.

— Впрочем… — протянула супруга, отхлёбывая из чашки.
— Впрочем? — переспросил я, откладывая бутерброд.
— В прочем, грудь у неё очень даже ничего!
— И ты, несомненно, права, дорогая. Грудь у неё, действительно, ни-че-го.
— Ты находишь?
Брови жены скользнули вниз.
— А ты?
— Нет, это принципиально. Ты мужчина и должен в этом разбираться.
— В чём? — поднося бутерброд ко рту, невинно поинтересовался я.
— В женской груди.
Бутерброд застыл на подлёте.
— Зачем?
— Что значит — зачем? Вопрос простой — нравится тебе её грудь или нет?
— А должна?
— Что значит — должна? Просто ответь: нравится или нет?
Голос жены наливался.
— Кто нравится? — переспросил я.
— Грудь!
— Чья?
— Галки.
— Галкина грудь? А почему она должна мне нравиться?
Жена отставила чашку.
— Ты что, не можешь ответить?
— Могу!
— Так ответь. Нравится тебе её грудь или нет?!
Я отложил бутерброд и потянулся к сахарнице. Супруга, перехватив мою руку, заглянула в глаза.
Я часто заморгал.
— Галкина грудь… ничего… — пробормотал.
— Ты находишь? — с нажимом переспросила супруга.
— Ни-че-го… хорошего! — выдохнул я, и зажмурился.
— А мне вот кажется, что грудь у неё как раз хороша, — проговорила жена, отхлёбывая из чашки.
— И ты опять, несомненно, права, дорогая, — впился я зубами в долгожданный бутерброд.

Жена отставила чашку и посмотрела на меня внимательно.
— Выходит, тебе всё-таки нравится её грудь?
Я отложил бутерброд. И отёр губы.
— Кому? Мне?
— Тебе.
— Чья?
— Галкина!
— Галкина грудь — мне?
— Тебе, тебе. Галкина грудь — тебе!
Я расстегнул ворот и решительно прорычал:
— Нет!
Брови супруги поползли вверх.
— Как, тебе не нравится Галкина грудь? А вот я нахожу её довольно премилой. Ты со мной не согласен?
— Почему не согласен? Почему сразу не согласен?!!
— Значит, ты находишь Галкину грудь милой?
Мой бутерброд упал на скатерть.
— Я этого не говорил!
— Как же? Именно это ты и сказал!
Я вытер лоб салфеткой.
— Я такое сказал… Ну и жара!.. — обмахиваюсь.
— И когда это, интересно, ты успел её разглядеть? — подалась супруга вперёд.
Я отпрянул.
— Что разглядеть?
— Галкину грудь!
— Да, я в глаза не видел! А что она у неё есть?
Жена вернулась к чашке. Я выдохнул, и снова потянулся к бутерброду.
— Есть, есть… да ещё какая!

Впившись зубами в сдобную мякоть, я стал жадно жевать.
— Странно, не замечал, — говорю. — Галку помню, а грудь… Странно так…
— Помнишь?!
Я замер.
— Ты помнишь?! — повторила супруга.
Её брови защелкнулись на переносице.
— Что помнишь?
— Не что, а кого!
Из моего рта выпал не дожёванный кусок.
— Кого? — переспросил я сухими губами.
— Галку!
— Какую ещё Галку?
— Ту! — чья грудь тебе нравятся! Ту! — о ком ты тут битый час уже мне толкуешь! Ту самую!
— Первый раз слышу.
— Лжец! Галку ему, значит, подавай! Жены ему мало!
— Много! Очень много! — выкрикнул я, и супруга вспыхнула.
— Так ты меня ещё и коровой обзываешь?!!
— Кого?!
В глазах стремительно серело.
— По-твоему, я толстая корова, а Галка — идеал, да!!!
Она вскочила. И я тоже живо выпрыгнул из-за стола.
— Это Галка корова, а ты идеал! - затараторил. — Галка — тьфу, тьфу на неё — бяка! Я даже не помню кто это. И грудь у неё маленькая!
— Ты не помнишь Галку, но помнишь её грудь?!!
— Ничего я не помню. Чужое имя. Ни о чём не говорит! Знаю, что корова, а кто — не помню, вообще! Кто она такая?.. О ком ты, вообще, со мной говоришь?
— Да так, есть тут одна… — усаживаясь на место, отмахнулась супруга. — Грудь у неё симпатичная, а так — ничего особенного.
Я осторожно притянул к себе стул.
— И ты, несомненно, права, дорогая, — выдохнул, стирая пот с лица.
— Ах, так значит, грудь её тебе всё же нравится?!!
Чай мы так и не допили.

страшней всего когда бумага
и мысль и муза и стихи
но ручки нет и ночь и надо
поспать ведь через час вставать

а нам поставили компьютер
сказал мне гордо терапевт
страничку быстро закрывая
из википедии про грипп

Не стану спорить я ни с кем.
У каждого… свой груз проблем.
Свои… по жизни заморочки.
И крестики, и запятые-точки…-

О НОСКАХ И НЕ ТОЛЬКО

Кстати о носках. Мне очень хочется верить, что большинство женщин с валяющимися по дому мужскими носками просто не сталкиваются. Но нижеизложенная история, возможно, пригодится тем, кому эта мелочь портит жизнь.

Каких-то особенных отношений с носками у Сани не было. Он их просто снимал и, перешагнув эти не слишком завлекательные колобочки, шел в душ. Ну, или ужинать. Или по другим бытовым делам. Короче, носки его не нозили вообще.

Саня клялся (и, скорее всего, это было правдой), что процесс снятия и захоронения носков проходит у него автоматически. В этом был свой плюс — каждое утро (и даже приехав в обед на перерыв домой) он надевал новую пару. Но был и свой минус — раз в месяц носки закупались большой партией, чтоб пополнить собой легион чулочно-носочных изделий, рассеянных по дому.

Лежа где-нибудь на ковре, носки, по Саниному мнению, могли слиться с рисунком и органично вписаться в квартирный ландшафт. А заботливо спрятанные за кресло, спокойно лежали там, в тишине и покое, никого не трогая. Затолканные под ванну, они вообще напоминали о себе только тогда, когда требовался тазик — помыть обувь. Тогда носки выгребались большим ворохом, лежали пару дней на полу, после чего задвигались опять. До лучших времен.

Продолжалась эта идиллия до тех пор, пока в Санину жизнь не ворвалась Ирочка. А у Ирочки… Глаза — два брильянта в три карата, локоны, губки — песня… Семейное счастье впорхнуло в квартиру, даже не обратив внимание на то, что за входной дверью тоскуют два носка-сиротки… Один серый, другой белый.

Помимо жены-красавицы в Санин дом пришел уют. Добивалась его Ирочка с усердием, свойственным практически всем свежезамужним молодым женщинам. Все сияло, сверкало, пахло мебельной полиролью и «Мистером Мускулом». Поэтому первые робкие носки сначала появились в коридоре. Затем они стали ночевать у кресел — то вместе, то порознь, как придется. Потом за прикроватной тумбочкой обнаружилась богатейшая залежь… Потом на кухне за гардиной…

Спустя полгода, Ирочка, выметая из-под дивана очередные «стратегические запасы», вдруг села и расплакалась. Она честно призналась себе, что все традиционные методы убеждения — от мурлыкающего «котя, ну опять я кое-что обнаружила…» до истеричного «елы-палы, ОПЯТЬ?!! «— не несут никаких положительных сдвигов. Носки плодились и множились в какой-то немыслимой, с точки зрения науки, прогрессии, и обнаруживали себя не самым лучшим образом, неожиданно выпадая то там, то сям. Философские погружения типа: «я его люблю и должна любить его носки…», манипуляции «милый, наши будущие дети будут точно так же раскидывать свои носки» и отвлеченные воззвания «к нам же приходят люди, а здесь — носки! «- действовали на Саню пару-тройку часов. После этого свежеснятая пара обнаруживалась под телевизором или на пушистом коврике в туалете…

В один чудесный вечер, придя с работы и обнаружив в газетнице, в коридоре, два комочка в нейтральный мелкий ромбик, Ирочка решила, что семейная жизнь дала пребольшую трещину, что ее в этом доме никто ни во что не ставит, что дурацкая привычка Сане милее… Там была еще куча выводов, на которые способна женщина в состоянии аффекта, но не о том речь.

Покидав в рюкзачок нехитрый женский набор (женщина, не забравшая с собой всю косметику и одежду, вместе с вешалками, всегда надеется вернуться — прим. авт.) — собралась решительно уйти. Внутри все клокотало от негодования, душа требовала непонятно какого возмездия, и план его сложился в Ирочкиной голове сам собой.

Саня пришел домой в наипрекраснейшем расположении духа. Лешка с Вовкой согласились помочь уговорить Ирочку ехать завтра на шашлыки, несмотря на «комариный сезон», завтра суббота, в пакете большущий копченый карп и девять бутылок «Балтики», короче… жизнь улыбалась и Сане, и его друзьям.

— Иришкин, я дома! — с порога объявил муж. — Я не один…

Включив в коридоре свет, Саня обомлел. На крючках прихожей были самым непосредственным образом развешаны женские трусики. Белые, черные и красненькие… Красиво так… Они были новенькие, очень кокетливые, и пахло от них прекрасно. На лосиных рогах, там же, болтался забавный лифчик-милитари, радуя глаз своим камуфляжным колером. Быстренько похватав женино «добро», Саня услал друзей на кухню, приметив краем глаза еще пару женских причиндал, засованных за картины и расправленных на огромном кактусе в гостиной.

А в кухне… В кухне Лешка с Вовкой уже неприлично таращили глаза на бюстгалтеры, примагниченные к холодильнику, на колготки, обмотанные вокруг карниза и чулок с ажурной резинкой, спускающийся с люстры… Пока друзья снисходительно ржали, вспотевший и всклокоченный муж коршуном летал по кухне, извлекая «дамское счастье» из всех мыслимых и немыслимых мест. Последней каплей был посудный шкафчик, куда уставший и злой как черт Саня полез за стаканами под пиво. Открыв дверцу Саня, который всегда поражал сотрудников чистотой и ясностью речи, выдал целую серию непарламентских выражений… В каждый стакан и в каждую чайную чашку Ирочкой были методично затолканы силиконовые лямочки, стринги, гольфики и тому подобная штучно-кружавчатая продукция…

Что ж поделать, демонстрация была рассчитана только на Саню… Кто ж знал, что присутствие Лешки с Вовкой придаст ей такой оглушительный успех … «Используй силу противника против него самого» — учит древнейшее японское боевое искусство. Уже третий год Саня, посмеиваясь, складирует носки только в бельевую корзину. И своего сына, двухлетнего Славку, учит…

Мне зуд стихоплётский никак не унять,
Куда там пиитам иным!
Готов уже членство в СП я принять,
Предчувствием славы гоним!

Стихи выпекаю один за другим!
Собою всех муз заменю!
От зависти лопнут друзья и враги,
Как классиков я потесню!

Прикормлен рифмовками верный Пегас,
В поэзии я — исполин!
Хоть ждёт с распростёртым объятьем Парнас,
Но сразу хочу — на Олимп!!!

СП — Союз Писателей.

Copyright: Эдель Вайс, 2015
Свидетельство о публикации 115032905215

Сердце ноет, как Зорьки вымя
В предвечерней колхозной тиши…
Если хочешь — всю душу выйми
Только взад мне ее не ложи!

Уходи поскорее отседова,
Выйми сердце — меня не тревожь!
Я с тобой прощеваюсь: покедова!
(Эта рифма- как вынь да положь)

Не сильна я в глаголах — спряжениях,
Но смеяться над этим погодь!
Я поэтка. В том нету сомнения.
Не согласен? Навеки уходь!

за стенкой капало пол ночи
я думал сорвана резьба
а это глеб давил по капле
раба

Уталять свой голод нужно насыщенными продуктами… лета!

В районный суд пришло дело по ДТП с участием автомобиля Лендровер и коровы.
Водитель джипа, некая Наталья М., написала претензию о возмещении материального ущерба на имя директора молокозавода, которому принадлежало стадо.

Письменный ответ директора достоин аплодисментов:
---------------------------
Уважаемая Наталья Юрьевна!
С интересом ознакомился с Вашим заявлением.
Был бы готов принести извинения, но никакой вины за собой не ощущаю.

Более того, не исключено, что принадлежащее Вам транспортное средство является источником повышенной опасности и использовалось Вами как орудие убийства невинной коровы (радуйтесь, что мы не в Индии)

Из материалов не следует, что корова, действуя по моему прямому указанию, приняла смерть с целью нанесения Вам материального ущерба.
Я даже не был знаком с безвременно ушедшей, следовательно, указаний ей давать не мог.

На мой взгляд, более логичным представляется иное объяснение: водитель, не соблюдая скоростной режим, не принял должных мер предосторожности, чтобы избежать ДТП.
Как правило, водители снижают скорость, завидев скот у обочины (особенно, если он крупный и рогатый). Поскольку объяснения коровы в материалах отсутствуют, мне трудно поверить, что моя подопечная замаскировалась в кустах и хладнокровно дожидалась Вашего автомобиля, чтоб резко выскочить.
Готов представить в суд документы, подтверждающие, что покойная не проходила специальной подготовки и характеризовалась как добродушное, медлительное и незлобивое существо. Склонностей к суициду или терроризму не отмечалось, личных неприязненных отношений к автомобилям Лендровер не усматривалось.

В показателях надоя мученицы были отдельные недостатки, но Вы же понимаете о мертвых или хорошо, или никак.

Поскольку ни моей, ни коровьей вины не доказано, я вправе подать встречный иск о возмещении морального вреда, причиненного коллективу молокозавода, а также родным и близким покойной.

Ваши предложения о добровольном возмещении ущерба будут с пониманием рассмотрены.

С уважением и благодарностью за доставленное подготовкой ответа удовольствие, директор Ю.Г. Тайманов.