Цитаты на тему «Мысли»

«Не по заслугам доходы, дары могут поколебать здравомыслие даже того, кто выдержал испытание «медными трубами»

из книги (учебника) «Слагаемые успеха»

«В ответ на любое своё желание полезно ответить на вопрос: «А какую пользу и какой возможный вред я получу в результате его исполнения?»

на слагаемые-успеха.рф

«Если человек в чём-то очень талантлив и успешен — это не означает, что с него полезно брать пример во всём»

из книги (учебника) «Слагаемые успеха»

Россия — это не самая восточная страна Европы, а самая западная страна Азии.

Однажды журналисты спросили Сомерсета Моэма, как он пишет — по расписанию или только когда придет вдохновение. На что Моэм ответил: «Я работаю только когда приходит вдохновение! К счастью, оно столь любезно, что приходит каждый день ровно в девять часов утра».

Незапятнанную репутацию запятнаешь — не ототрёшь.

Однажды женщина выбирала себе в магазине дамский чемодан. Первый оказался для нее слишком тяжелым — и она поставила его на место. Второй был без ручки, и его нести вскоре стало неудобно. Третий сильно блестел, но стоило его повернуть, как он тотчас выглядел безвкусно и приторно…
Долго ходила женщина среди чемоданов, и, наконец, нашла тот, который ей приглянулся. Он был очень гармоничен на вид, прекрасно сочетался с ее одеждой, и она без лишних усилий смогла его открыть.
- Берете? — улыбаясь, спросил продавец.
Женщина задумалась, отрицательно покачала головой и вдруг указала продавцу совершенно на другой чемодан с витиеватым механизмом:
- Вот этот беру!
Продавец вопросительно взглянул на нее и сказал:
- В нем очень сложный замок, и вам придется изрядно потрудиться, прежде чем вы его откроете.
- Я знаю, — улыбнулась покупательница.
- Но почему вы не взяли чемодан с простым механизмом, который так пришелся вам по душе?! — воскликнул продавец.
- Потому что его сможет открыть любая другая женщина…

«Прямой, сухонький, с темным лицом и плотно сжатыми губами, он идет через зал к президиуму, поднимается на эстраду, подходит к трибуне. Молча смотрит в зал. Там становится очень тихо. И тогда высоким, раздраженным голосом, в котором усталость и холодное отчаяние, Зощенко говорит:

— Что вы от меня хотите? Вы хотите, чтобы я сказал, что я согласен с тем, что я подонок, хулиган и трус? А я — русский офицер, награжденный георгиевскими крестами. И я не бегал из осажденного Ленинграда, как сказано в постановлении — я оставался в нем, дежурил на крыше и гасил зажигательные бомбы, пока меня не вывезли вместе с другими. Моя литературная жизнь окончена. Дайте мне умереть спокойно.

Спустился в зал, в мертвой тишине прошел между рядами — и ушел, ни на кого ни разу не взглянув. И долго еще в зале стояла тишина. Все сидели, опустив головы. Каждый боялся встретиться глазами с соседом.»

Практически любая вещь исправно заработает снова, если выключить ее на несколько минут. И к вам это тоже относится.))

Надежда — это то,
что не дает упасть в отчаянии,
но сокрушает в лучшие времена…

Copyright: Безадресные Афоризмы, 2007
Свидетельство о публикации 107110402126

Все те, кто готовы отдать свою жизнь за идею и те, кто готовы за неё отнять её у других — это одни и те же люди.

До тех пор, пока есть готовые умереть за идею, есть готовые за идею убить.

Зёма у нас появился нечаянно. Как ребёнок, которого не планируешь, но «так получилось», а потом привыкаешь и вроде как даже радуешься. Ну, а потом, конечно, радуешься уже окончательно и бесповоротно: деваться-то некуда.

Стёпе было месяца три-четыре, он постепенно привык к одинокой жизни и даже начал ею явно наслаждаться. Лоток — персональный, в миску никто не заглядывает. И в стиралке, опять же, каждую неделю что-то новое показывают. Не жизнь — малина!

Но однажды! Опять это «однажды» — но без него никак. В общем, пошли мы с сыном на прогулку. Это, конечно, не однажды. А однажды я решила, что хватит! В смысле — хватит пасти его, пусть сам пасётся. Всё-таки четыре года, взрослый, разберётся. Песок вроде не ест… но это не точно.

Оставила, значит, сына на площадке и ушла! Метра на три примерно. Мать-ехидна! Там стояла скамейка, где обычно сидели такие же мамаши, как я — бросившие детей на произвол судьбы, в пучину самостоятельности. А там нервы и всё такое. Метра три эти нервы выдерживали, и то хлеб.

Села я, значит, на скамейку. Сижу. Самостоятельность сыну предоставляю изо всех сил. Стараюсь не сильно вскакивать или хотя бы не поминутно. Чем бы, думаю, отвлечься. Хоть сама песок ешь, чесслово! А скамейка была дефектная: в ней не хватало одной балясины (или как это называется?), из-за чего в сиденье зияла щель. В эту щель я и посмотрела.

И встретила взгляд. С земли в щель на меня смотрели огромные, небесно-голубые глаза. Я моргнула — глаза не исчезли, только вытаращились ещё больше. Ого, подумала я и полезла под скамейку.

Под скамейкой сидел грязно-серый котёнок. Худой и молчаливый. Просто сидел. Ничего не требовал, не ждал и не просил. Я взяла его в руки. Тут с первого этажа позади меня по пояс высунулась тётка:

— А! (хотя я её ни о чем не спрашивала) Это этот… Третий день тут. Мы его кормили раза три. Не знаю, откуда взялся (нет, я и в этот раз не спрашивала), видимо, выкинул кто-то. Не вы? — тут тётка подозрительно прищурилась.
— Не я. А не вы? — тут я тоже подозрительно прищурилась.
Тётка возмущённо влезла обратно в квартиру:

— Я что, эта… Я не такая!
Ясно-понятно…

Котёнок так же молча смотрел на меня. Я аж рассердилась: не люблю, когда на меня вешают обязательства вот таким образом — даже не окажешься возмущённо! А ведь он явно вешал. И себя, и обязательства, и вообще. Смотрит он тут!

Тут я сообразила, что уже целых десять минут мой сын получает максимум самостоятельности — и до сих пор жив, представляете? Не упал с горки, не убился с качели — вообще не пошёл на качели! И даже не подрался с вон тем противным мальчишкой. Я прониклась гордостью за чудесного ребёнка, которого я так хорошо воспитала! Он даже не ел песок!

Тут сделаю её одно лирическое отступление. «Хорошо воспитанный ребенок» расслабил мою бдительность. И когда он через неделю ушел за деревянный домик в компании ровесников, я опять умилилась: какие дружные детки. Но уже через минуту пошла выяснять, почему дружные детки идиотски хихикают и заговорщицки пихают друг друга локтями, как пятиклассники, курящие в туалете. Оказалось следующее: мой умный сын нашёл кусочек мела и решил похвастать друзьям, что он знает буквы и умеет даже писАть. Буквы он действительно знал, и это было отдельным предметом моей гордости. Ну, он и написАл. Написал большими буквами слово «ЖОПА». (надеюсь, из-за этого слова текст не подвергнется обструкции и всё-таки появится на канале). А так как ровесники его по большей части потрясающими познаниями в литературе не обладали (то бишь, не умели читать), то мой наследник громко озвучил написанное. Несколько раз. Друзьям сей смелый демарш весьма понравился: до этого, видимо, в их окружении не было таких отчаянных грамотеев. При виде меня «триста спартанцев» разумеется, позорно бежали. А я даже не знала, ругать сына за плохое слово или всё-таки гордиться, что вот — смог же написАть!

Вообще-то, больше всего меня обидело, что он не написал слово «мама». Чисто эгоистическое чувство, согласна. Но когда я попеняла ему, что писать его учила всё-таки мама, а не какая-то там жопа, он сказал:

— Мам, ну в слове «мама» всего две буквы. Они бы подумали, что я просто их запомнил. А в этом слове — четыре! И все разные!
И не возразишь… В общем, решила гордиться. Но всё-таки попеняла. Для приличия.

Вот. А я вообще, о чём? А! Убедившись, что предоставленный самому себе на целых десять минут ребёнок жив и вроде бы даже здоров, я позвонила мужу, на тот момент бывшему в командировке и после «привет» заявила:

— Я тут котёнка нашла. Под скамейкой. У него голубые глаза!
— Понятно… — муж даже не удивился. — Он не инвалид? В лоток сможет ходить или как?
Тут ещё один взгляд в прошлое. Вопрос был не случайный: будучи на сносях, я нашла на дороге полураздавленного машиной котёнка. У него был раздроблены обе задние лапы, хвост и поврежден копчик. Он полз передними изо всех сил. Разумеется, я раздрыдалась прямо на дороге, и котёнок уехал ко мне домой. Но травмы были слишком серьёзны, и ветеринар только развела руками: в нашем крошечном городке не было условий для выхаживания таких животных. Клизму там поставить или кастрировать — это пожалуйста. А вот о серьёзных операциях никто не задумывался. Так что котёнок прожил у меня всего дня три. Но хотя бы помер в человеческих условиях. Грустно, но…

Я повертела котёнка в руках — что он так же молча перенёс — и ответила, что нет, вроде здоров. Худой только. Муж тяжело помолчал в трубку, вздохнул и сказал:

— Лоток сама купишь или в один будут ходить?
— Я тебя люблю! — сказала я и отключилась.
Так в доме появился Зёма. Не знаю! Не знаю я, откуда вообще взялось такое дурацкое имя! Можно строить догадки или придумать историю самостоятельно — пожалуйста. Я даже буду рада — приму любую версию. Так или иначе, имя далось, прижилось, и вот он Зёма уже девять с половиной лет.

Стёпе Зёма скорее понравился, чем нет.

И мне даже не пришлось покупать второй лоток: какое-то время они помещались там оба, а потом установили очерёдность. Да, кстати! Когда я отмыла Зёму, оказалось, что котёнок снежно-белый. Так что голубые глаза ему шли чрезвычайно!

Трещины есть во всем. Так внутрь проникает свет…

Жертвы бесполезные, когда власть ведёт к убийству и уничтожению целого народа !
Дикий Леший