Цитаты на тему «Лирика»

О теx кто дорог был и нынче дорог…
Все остальное — суета и морок:
Давно ушедшее на дно реки
Бог весть откуда и куда текущей.
О Господи, пошли нам хлеб насущный,
Дай нежностью высокой насладиться,
Дай наглядеться на родные лица,
Обереги, согрей и отодвинь
Тот миг, когда ликующая синь
Затопит нас небытием…
Аминь…

Розовые очки,
Розовые закаты,
Розовые мечты,
Розовый плюшевый зайчик.
Розовый запах кругом,
Чтобы розы твои не завяли!
Розы это значит- любовь
Так ангелы нам ее предлагали.

Расскажи о нелюбви нелюбимой…
К ней привыкнуть не легко, но… наверно,
По глоточку утром и… Внутривенно?
Так быстрее, раз уж не… обходимо.
И надежнее. Утешусь. Забуду.
Да, ты прав — какое странное счастье —
Заменять его тобою всечасно.
Прикасаться еженощно и всюду.
Да ты прав — такая дура, что — выбрось!
Виновата. Виновата? — покаюсь.
Не убудет, видишь, я задыхаюсь?!
Объясни, любимый, сделай мне милость.

…О любви бывает легче… Да что там!
Улыбнёшься и помчалось! Взлетело
И пропало — разнеслось по вселенной.
Рядом только «ты и я» греют шепот.
Ни за что не расстаётся веками
И не может жить не здесь — по-другому.
«Ты и я» — дурман, истома и омут…
Мы такими, видно, так и не стали.

…Накричи о перемене разменной.
О желаниях,
надеждах,
глубинах…
О мечте.
О королеве.
Любимой…
Я привыкну, как смогу.
Как сумею…
Ну, подумаешь, устану. Сломаюсь.
Притворяться?
Жизнь уходит.
Да, боже!
И не надо уж!
Всё, милый мой, знаю.
Я ведь женщина.
Я чувствую.
Кожей…

Пусть время лечит, будущим маня…
Пустыми оказались обещанья!..
Но, в сердце чувство всё ещё храня,
Я улыбаюсь гордо на прощанье…

Не вспоминай с печалью обо мне,
Ведь я к тебе когда-нибудь, возможно,
Вернусь синичьей трелью по весне,
И поклонюсь травою придорожной…

Поглажу ветром волосы твои,
И смою ливнем горестные слёзы,
А как засвищут в роще соловьи,
Приду в твои восторженные грёзы…

Я думаю, достаточно вполне,
Ведь в мыслях любим мы самозабвенно,
И на воображения волне
Проходим сквозь воздвигнутые стены…

Препятствия иначе не сломать,
Судьбу свою мы сами выбирали,
И виртуально будем обнимать
Всех тех, кого реально потеряли…

я понимаю — живого там места нет,
чтобы возможно было поставить пробу.
это — реальность. всё остальное — бред.
сивой кобылы ересь… /сказал без злобы/.

я понимаю, что я — отголосок дней,
щедро укрытых слоем двухлетней пыли.
ветер, свистящий ночью, среди полей.
… что разогнав корабль, изорвал ветрило.

я понимаю, что мы, это лишь — мираж,
что нам рисует память воображений.
тени воспоминания диких жажд …
две ледяные глыбы … из откровений.

я всё понимаю, но ни при чём тут мозг.
долго, в лавине вырвавшихся эмоций,
крепко держал в руках себя, сколько мог.
… но проиграл. не смог сам с собой бороться.

я всё понимаю — выделенный фрагмент
много не стоит и не особо значим…
но я лечу сгорать, мотыльком на свет.
зная итог, лечу … (!) … не хочу иначе.

Вскрываются вены,
Пророчатся риски,
И рушатся стены,
И падает близкий…
Под натиском нервным
Бумажное сердце,
Но надобно с верой,
Любовью и песней
В прозрачном исподнем
До неба дорваться
В лазоревом полдне…
А сердце несчастно,
Не плещет, не чает.
Пугается боли —
Холодных прощаний,
Пустых предисловий,
Просыпанной соли,
Не прошенных мыслей,
Течений бессонных,
Сжигающих жизни…
О, сердце, какое
Ты глупое всё же,
Что ж, тайну раскрою —
Я истине должен.
Без боли, что в смерти,
Ни звонко, ни ёмко,
Ни жизни, ни цели,
Обманешься только.
Остынешь безбожно
С одним: — Не готово!
Там бездна острожна.
Там вечная топка!
Там боли безмерно,
Не выдержать слабым,
Бегущим от терний,
Потерь, несбываний.
Ты Этого хочешь?
Ты этого Хочешь?

Взрывается сердце…
Бумажное? — Нет же!
В нем сто лепестков,
Пламенеющих…
— Больно!
Кричу и смеюсь,
— Я, наверное, грежу!
Но я не боюсь!
Задыхаюсь! На волю!..

Не возродиться в сентябре.
Как ни старайся, но опять
Не сможет он тебя согреть,
Не сможет он тебя понять.
Не заплетет косу твою,
Светлея ликом и нутром.
Не скажет — боли утолю
Терпеньем сердца и теплом.
Не возродиться, не успеть…
Что бабье лето? Горицвет!
И так на много-много лет. -
Не возродиться. Не взлететь.
Лишь разгореться.
Лишь остыть.
И вновь уснуть…

Во всякой бы душе душевности на бездну.
Прощение всего — и да, и нет, и вроде,
И снов незавершенных, и взглядов безответных,
И несвобод благих, поющих о свободе.
Ко всякой бы душе тоску-мечтанье — ветер.
Размашистый. Наивный. Не знающий пределов,
Преград, дорог и пены великой, многомерной,
И шума-суеты в цветасто-чёрно-белом.
О всякой бы душе — полёт, восторг, исконность.
Чуть-чуть печальна — да. Чуть-чуть безумна — может.
Но — верная навек и лжи вовек нисколько,
А опыт вековой, при том — неискушённа.
И всякой бы душе слова, в которых воля.
И боль. И берега. И вечность. И созвучность.
И нежность. И горчинка. И сахар рядом с солью.
Без этих слов не то, не так, никак — прескучно.
К душевности, мечтам, словам — всему земному
Со дна ручьистой мглы звезду бы неизбежно,
Чей взор — огнистый трепет и нравится любому.
Чей зов летит, горя, с окраины безбрежья.
Звезду — надежду — страсть — творение — опору.
Ничью. И через ту вселенскую потерю
Познать себя — простого безнравственного бога.
И всё же человека — не твари и не зверя,
Услышав: — Верь! Верь мне! Я знак. Я свет. Я вера.
Я здесь. Твоя. Твоё пред… всё на этом свете.
Дать имя, обретённой. Своё. Одновременно
Повесить за стекло — у горестного сердца.

Не всякой, жаль, душе…

Изо дня в день одно кино,
Из ночи в ночь «день сурка».
Каждый вечер — сухое вино,
И за утро кулек табака.

Каждое лето — отдыхать,
А осенью - в апатии.
Холодной зимой страдать,
И ранней весной в новой стадии.

Повторяется время у каждого:
День, месяц, год, мгновение.
Не завидую согражданам,
Ведь легко создавать изменение…

Поделись позитивом своим,
Улыбнись солнцу яркому!
Мы то, из чего состоим,
Заполни серость ремарками!

И утро с хороших мыслей,
На день — активный план.
И вечер чуть легкомыслен,
Волшебная ночь без изьян!

Ну вот — ты чистым стал листом
и истолчённою водою.
И мир, как тёмный добрый сом,
плывёт к тебе и над тобою.

Ни сна, ни памяти, ни дна,
лишь тихий снег, сухой шиповник,
растущий в заводи окна,
натёрший ветвь о подоконник.

И чтоб родиться, нужен звук —
скрип двери,
вздох печной соломы
и неба медленного стук
о крышу сумрачного дома.

Утро незрелое зябло, вздыхало,
Словно чего-то ему не хватало.
Город, проснувшийся, кутался в небо —
Серое марево нудное, скудное.
Вдосталь измученный, бедный, остудами
Греться пытался дыханием белым.

Не получалось. Случалось такое
В каждом году. Он не помнил былое.
Память его уносилась куда-то
Дымкой, надеждой, печалью, дорогами
И растворялась с такими же многими
Где-то вдали под немилым закатом.

В городе этом невзрачно-весеннем,
Не было капельки радостной сини,
Чтобы сберечь не остывшую душу.
Тусклые окна и окна бездонные,
Не удивляясь апрелю не звонкому,
Видимо, думали — Что тут не сдюжить?

Кто-то стонал беспокойно: — Долгонько?!
Времени мало, от холода горько…
Ноя, скрипя, шелестя, напевая.
Взгляды, улыбки, дыхания выплеснув,
Как-то согрелись и вышли на улицы.
Город раскрылся, хрустально играя…

Утро взыграло душевно, искристо.
Парочку ладных придумало истин.
Что-то про самое, разуму, сердцу
Очень понятное — неоценённое.
Истины вызрели, выпали зёрнами,
Синими. желтыми… И не исчезли…

За тобой и в огонь, и в воду…
Даже в лаву прыгнуть с разбега,
А потом золотистою птицей —
Возродиться из серого пепла…

Полететь на солнце за тобою
О лучи нарочно обжигаясь,
Заслонив тебя крепкой спиною,
Взвыв от боли, с любовью — смеясь…

Побывал я стальным человеком,
Но железо порой — тоже рвется…
Я готов воевать, быть ацтеком —
До тех пор, пока сердце бьется…

А потом улечу я на небо
И из ада до рая дойду я,
Окрыленный тем самым мгновеньем,
Вспоминая твои поцелуи…

Хочу напиваться тобой — до упоения,
Бродить общей жизни тропинкой…
Ах, судьбы эти прикосновения,
Проводить время — с сердца частинкой…

Эх, жду я перемен всем существом,
Ищу талантам разным примененье,
И пахнет милым, сладким озорством
Моё очередное пробужденье.

Горит давно туманным светом фар
Моей любимой жизни автострада.
В груди у этой девицы пожар,
Хотя там снег совсем недавно падал.

Я завтра сброшу тяжесть серых дней
И выйду ранним утром в чисто поле.
Запрятав в сердце шум косых дождей,
Возьму и отпущу себя на волю:

Расправлю смело крылья и вперёд,
В таинственный и бесконечно шалый,
В загадочный, чудесный небосвод!
Порой рассветной веер солнца алый
Землю отогреет после зимних вьюг,
Наполнит вкусом талые ключи
И растопит душу, и сердечный друг
В моё оконце скромно постучит.

Жду перемен всем существом своим!
Из недр природы силы я черпаю!
И с головою хватит нам двоим
Любви, от коей льды мгновенно тают!

Влюбляй меня в себя ежеминутно,
Одним лишь взглядом ты меня влюбляй.
Чтобы исчезла из-под ног земля как будто.
Держи в руках своих и никогда не оставляй.

Влюбляй меня в себя, ты слышишь!?!
Влюбляй каждую секунду, каждый день.
А я буду с тобой, пока ты дышишь.
Поднимемся в любви на новую ступень.

Туда, куда казалось невозможно,
На сто замков закрыто счастье там.
Покой и тишина, не будет там тревожно.
Теперь тебя я точно не отдам.

Не отпущу тебя, не потеряю,
Теперь всегда ты в сердце будешь жить.
Ты создан для меня, я это точно знаю.
Забрал ты мой покой, тебя мне не забыть.

Поутих сердечный стук —
еле слышен…
Эфемерность болью вдруг —
выше… выше…
Боли — целый океан…
Вот бы в поле!
И навек остаться там.
Мало воли.
Мало силы для броска,
для желаний,
Только шепчется —
Оставь, заклинаю!
Попривыкла к тишине,
приходящей
В неспокойном полусне
или раньше.
Прикипела всем нутром
с первой встречи
К неизменному «потом»,
что перечить,
Устремляясь песней «Ом»
в зазеркалье?
Всё, что греет, за окном,
А в бокале
Самый лучший «порошок»
all inclusive,
Есть и место за душой
для иллюзий.
Мне хватает. Мир не плох
тот, что рядом.
Не хватает одного —
сладких ягод
Семицветья суеты —
время — бело —
Столько было теплоты
в ней целебной.
…Почему-то облака
пахнут мятой,
Как вечерняя тоска…
Не понятно!
…Слышу!.. — Голос нежно-синь
поднебесья.
— Не сумею воскресить,
не разбейся!..