Михаил Жванецкий - цитаты и высказывания

Хочу приехать на Дальний Восток, на Курилы.
Сойти со страны и окунуться.

Сколь содержателен человек пока молчит.

Что у нас не изменяется — это перспективы.
Глянешь вперёд — опять вся жизнь там.

Все мне говорят: не ищите легкую жизнь, но никто не объясняет, почему я должен искать тяжелую?! У каждого свое увлечение. Один марки коллекционирует, другой — монеты старинные. А я хочу современные. У меня свое. Хочет человек иметь много денег. Это же не преступление, это увлечение. Так ведь сейчас все зажали. У академиков мне оклад как раз нравится, но это труды какие-то надо иметь, искрить, в дыму сидеть, червей скрещивать. Как у них там: сначала — кандидат, потом — доцент, потом — профессор. Пока тебе дадут этот оклад — позеленеешь. Им всем по сто лет. Абсурд!

Да нет, лечиться надо, кто же возражает. На здоровье это, конечно, не влияет, но умственно, или, сказать хлестче, интеллектуально. Диапазон бесед.
Например — не надо пить! Почему надо пить, я могу доказывать аргументированно и бесконечно. А почему не надо — они мне на двух жалких анализах.
Господи, да почему надо пить. Да потому, что как пересечешь границу туда, так вроде и солнце, и туфли чистить не надо. Пересекаешь обратно из цветного в черно-белый, и желание выпить начинается еще над облаками.
Пограничник долго всматривается в мое изображение.
— Это вы?
Что ему ответить? Кто в этом уверен?
Сам пограничник цвета хаки. В моем состоянии это слово говорить нельзя — оно потянет за собой все, что съел в самолете.
Весь остальной цвет в стране — цвет асфальта. Люди в этом цвете не видны. Только по крику «Караул! Убивают!» узнаешь, где веселится наш человек.
Так же и авто. Любые модели становятся цвета испуганной мыши с добавлением царапин от зубов и костей прохожих. Надписи на бортах делают их похожими на лифт.
Конечно, пить вредно. И сидеть вредно. И стоять вредно. И смотреть вредно. Наблюдать просто опасно. Нашу жизнь. Шаг влево. Шаг вправо. Либо диктатура — либо бунт.
Либо бунт — либо диктатура.
Живем мы в этом тире. Живем конечно, только пьем вредно.
Ибо политически не разобраться, кто за кого: кто за народ, кто за себя. Те, кто больше всех кричали: «Мы за народ», — оказались за себя. А я оказался в больнице на голубой баланде и сером пюре.
Диета 7. В ней масса достоинств. Перестал мыть ложку. Перестал ковыряться в зубах. Желудок исчез вместе с болями, несварениями. Женщины по рейтингу откатились на двадцать первое место и лежат сразу после новости о возобновлении балета «Корсар».
На собак смотрю глазами вьетнамца. Пульс и давление определяем без приборов. Печень и почки видны невооруженным глазом. Когда проступят легкие, обойдемся без рентгена и его вредных последствий.
Хотя есть и свои трудности. Невозможно собрать анализы, больничный флот на приколе. Суда возвращаются порожняком. Ларинголог и проктолог если заглянут в больного одновременно, видят друг друга целиком. Много времени занимает поиск ягодиц для укола.
Крик сестрицы: «Что вы мне подставляете?!» — и сиплый голос: «Не-не-не, присмотритесь…»
Чтоб лечь на операцию, больной должен принести с собой все! Что забыл, то забыл. Значит, без наркоза. Также надо привести того, кто ночью будет передавать крик больного дальше в коридор. Оперируют по-прежнему хорошо, а потом не знают. Кто как выживет. Зависит от организма, который ты привел на операцию. Многие этим пользуются, с предпраздничным волнением заскакивают в морг, шушукаются с санитарами, выбирают макияж. Санитары, зная всех, кому назначена операция или укол, готовят ритуальный зал в зависимости от финансирования.
Страх перед смертью на последнем месте. На первом — страх перед жизнью. Больные из окон смотрят на прохожих с сочувствием. Местами меняться никто не хочет.
Ухода, конечно, в больнице нет, хотя вход массовый.
Из ординаторской вдруг хохот, пение, запах сирени. Это в декабре получена майская зарплата.
Больные с просроченным действием лекарств держатся вместе, им уже ничего не грозит. Хотя вдруг кто-то оживляется, спрашивает, где туалет. Значит, на кого-то подействовало. То есть просроченное лекарство встретило такой же организм.
Врачи имеют вид святых. Борются за жизнь параллельно с больными. Лечат без материалов, без приборов, без средств. Это называется финансирование. Больница просто место встречи. Кто не видит врача в театре или магазине, идет в больницу и там видит его.
Добыча крови из больных практически невозможна. Пробуют исследовать слезы, которых в изобилии. Но это скорее дает представление о жизни, чем о болезни.
Жаловаться некому, никто нас не обязан лечить, как и мы никому не обязаны жить.
Но если кто хвастается достижениями отечественной медицины, то мы все и есть достижение нашей отечественной медицины. Вместе с нашим президентом. Чтоб он был наконец здоров.

Девочка ест мороженое: ложечку себе, ложечку рыжей мохнатой собачке. Кем ты будешь, девочка? Отвечу — человеком. Твой очарованный прохожий.

Когда у людей нет цели в своей жизни, они ищут ее в чужой.

Как мы живём? Раньше цель была — средств не было. Теперь и средств нет, и цели нет!

Цель — высказаться, хотя задача — заработать.

Чем наше поколение отличается от нынешнего?
Мы любили бесплатно и считали в уме.

В понятие «ретро восьмидесятых» вошли старые врачи с выстукиванием и разговором.

— А теперь пить, — сказала женщина.
— А теперь в кровать, — сказала женщина.
— А теперь спать, — сказала женщина.
— А теперь вставать, — сказала женщина.
— Иди и приходи, — сказала она.
И всё это проделала со мной.
Отныне, если вы меня увидите идущим, спросите у неё — куда и зачем.

Настойчивый мужчина всегда пробьётся к сердцу женщины.
Даже если она его не любит.
Даже если у неё есть кто-то получше.
Потому что в этом она уверена, а во всех остальных нет.
Женщина выбирает не любовь, а опору.
Она ему изменит.
Он — ей.
Но это не в счёт.

Как необходимо важно и интересно разговаривать с умным человеком.
Не говорить монологами, а разговаривать.
Теперь все стучат по клавиатуре.
Виртуально говорят.
Это тоже, конечно…
Но поговорить.
Вот интересно, можно ли в интернете выпить и поболтать?
Без голоса, без глаз, без рукопожатия.
И что такое ум?
Это, кстати, вовсе не правота.
Правота у биологов и генетиков.
Ум — это не эрудиция, не умение влезть в любую беседу, наоборот, или, как сказал один премьер, отнюдь!
Ум не означает умение поддерживать разговор с учеными.
Если ты умный, ты поймешь, что ты ничего не понимаешь.
Ум часто говорит молча.
Ум чувствует недостатки или неприятные моменты для собеседника и обходит их.
Ум предвидит ответ и промолчит, если ему не хочется это услышать.
И вообще, ум что-то предложит.
Глупость не предлагает.
Глупость не спрашивает.
Глупость объясняет.
В общем, с умным лучше.
С ним ты свободен и ленив.
С дураком ты все время занят.
Ты трудишься в поте лица.
Он тебе возражает и возражает… Ибо он уверен!
И от этих бессмысленных возражений ты теряешь силу, выдержку и сообразительность, которыми так гордился.
С дураком ты ни в чем не можешь согласиться.
И чувствуешь, какой у тебя плохой характер.
Поэтому отдохни с умным!
Отдохни с ним, милый!
Умоляю!
С умным не упираешься, а что-то продолжаешь… Куда-то что-то продолжаешь…
Ибо! Ах, ибо, Митя, сынок, люди умные думают одинаково.
Приблизительно одинаково!
Будешь возвращаться… Не хлопай дверью!

В супружеской жизни самое неприятное - нестыковка во времени. Допустим, вы хотите ругаться, а она пошла спать. А вам надо. А вам просто надо: и время есть, и повод прекрасный, и все слова выстроились, как никогда. И не в кого всё это запустить.

На ваш крик: «Ты что, спишь? - нет ответа. - Ты чего это вдруг ночью спишь?»

Нет. Такая жена нам не нужна.

Для скандала надо брать темпераментную, плохоспящую, легко переходящую на визг, плач и тряску особь.

Тогда вы всегда в хорошей форме: быстрый, чуткий, ускользающий, как молодая рысь.

Ночами не спите, а лежите в углу на тряпке с высоко поднятой головой и прислушиваетесь.

Из-за вашей манеры уворачиваться кончились все чашки и тарелки.

Это скандал музыкальный, скандал-концерт. Вначале ваш низкий голос «бу-бу-бу-бу», затем вой, визг, плач,"а-а","ба-бах", вступил сервиз - и тишина. Во второй части опять ваш живучий низкий голос - «бу-бу-бу», затем вой, визг, писк, трах и тишина.

В общем, такая жена бодрит и будоражит, но класса не даёт. Для завершения жизни нужно брать звезду скандала, мастера слова, холодную, злобную, умную, припечатывающую с двух слов и навсегда.

Тогда визгом и плачем заходитесь вы.

Хватаетесь за стены, за таблетки, капаете мимо стакана и долгими отдельными ночами зализываете всё, что можете достать.

Это высокий класс. Она действует не по поверхности, а калечит внутренние органы.

И кликуху даёт точную, на всю оставшуюся жизнь: «Эй ты, придурковатое ничтожество». Когда вы с ней под руку идёте по улице, она с вами так и обращается, как раз перед встречей с друзьями.

У вас через лицо проступает череп, и уже на черепе проступает улыбка.

- Решили подышать? - спрашивают друзья.

Как раз дышать вы не можете. Убить - да! Умереть - да! Все спрашивают: что с вами? И она спрашивает: что с вами? Отвечать некому - у вас звука нет.

Это настоящий, убыстряющий жизнь скандал. Между такими скандалами хороша любовь. Яростная, последняя, с потерей сознания, с перерывом на реанимацию. После чего она же подаёт на развод.

Ибо! Ах ибо, ибо - женщину скандал не портит, а освежает. Она скандалит - и живёт. А вам крикнешь: «Чтоб ты подох!» - вы тут же исполняете.

Женщина - это создание, которое нужно любить. Не умеешь любить - сиди и дружи!

Только по крику: Караул! Убивают! - узнаешь, где веселится наш человек.