С мыслителем мыслить прекрасно !

Бог открывает врата небес всем, кто открывает Ему своё сердце.

Человек, который вечно жалуется, своим нытьём отпугивает счастье.

Пусть сегодняшний день подарит всем побольше тепла, радости и любви! А ночь пусть накроет волшебной волной — необычного и долгожданного!!!

Звёзды и листья
в небесно — земном порыве
кружатся в вальсе…

льются аккорды
аплодисменты ночи
легкокрылые…

Они направлялись навстречу
с двух разных сторон моста…
Обещал быть ласковым вечер
и грустью дождить перестал…
До цели уже им так близко:
осталось совсем чуть-чуть…
Но вдруг под ногами зыбким
по мостику сделался путь…
Как снегом, усыпано пеплом,
и чёрные дыры глядят…
Те двое забыли, что летом
сжигали два раза подряд
Тот мост, что они когда-то
избрали общим путём…
А теперь? А теперь уже вряд ли
напишут счастье углём…

Да, внешность, она — не показатель!
Я был знаком со многими людьми…
Иной не идеальный председатель,
А БОМЖ с вокзала — идеал внутри!
А идеал, то слово — иллюзорно…
Не идеальный камень, ни один…
Как часто видим то, что так позорно…
Но, зачастую, за собой мы не следим!
А что есть идеал в натуре?
Фантазия лишь наша, вот и — всё!
Ищи не идеал, ищи ты мудрость…
И обретешь сознание свое!

23 сентября 2018 года.

когда часы пробили полночь
в образовавшуюся брешь
потоком хлынули минуты
из наступающего дня

Отделаться от многих врагов будет значительно легче, если избавиться от ряда своих достоинств.

Разум — это ваш корабль, Настройщик — ваш лоцман, человеческая воля — капитан. Хозяин смертного судна должен быть достаточно мудрым для того, чтобы доверить божественному лоцману проведение восходящей души в моронтийные гавани вечной жизни. Только эгоизм, леность и греховность человеческой воли способны отвергнуть указания такого любящего лоцмана и в результате привести к крушению смертной жизни на предательской мели отвергнутого милосердия и рифах греховности. С вашего согласия этот верный лоцман надежно проведет вас через преграды времени и ограничения пространства к самому источнику божественного разума и далее, вплоть до Райского Отца Настройщиков.
Книга Урантии (Документ 111,1. Разум как арена выбора)

Люди с таким удовольствием раздают непрошенные советы, как будто кто-то собирается им следовать.

Бывают вопросы к жизни, которые могут мучать долгое время, ты терзаешься в надежде разгадать этот ребус, найти решение и обрести долгожданный покой и удовлетворение. Подходишь с разных сторон, оцениваешь вариант, смакуешь на вкус и понимаешь, что это все не то. Он как зубная боль, которая не слишком острая, но доставляет неудобство и ты думаешь, что само пройдёт; как надоедливая муха, которая исполняет такие виражи, когда ты за ней гонишься, что вызывает интерес и ты замираешь в нерешительности; как локоток, который близко, свой, но не укусишь. Однажды, когда ты устанешь от тщетных попыток и смиришься с его существованием, ответ сам тебя найдёт и ты воскликнешь: Эврика! И это будет твоя личная «Америка», твой берег, твой дом.

Конверты, как вены, вскрывают легко и быстро.
Дай, Господи, днесь покой нам и хлеб насущный.
Это письмо — лицензия на убийство.
Как, впрочем, и любое из предыдущих.

Всегда можно сдать билет, опоздать на поезд.
Его колесами каждый наш вдох просчитан.
В нашей любви, затянувшейся, словно пояс,
Я становлюсь слишком хрупкой и беззащитной.

Мне не идет это, право же. Все возможно:
Летела душа, теперь ничего не хочет.
Послушайте, Вронский, стреляйте же в эту лошадь!
Мне кажется, Вы сломали ей позвоночник.

Я много написал красивых фраз,
И девушек красивых видел я не раз.
Но меркнет красота их по сравнению с твоей,
Люблю тебя одну, мой певчий соловей!!!

Включите мозги, чтобы вам самим иногда ими пользоваться…

Как без тебя не сойти с ума,
не проклинать обиды…
кругом и космос, и голова-
вновь подвели флюиды,

если любить, то со всеми НО:
ревностью, страхом, гневом,
мне «до тебя» все ж не все равно,
будет нам-королевам,

если любовь-то со всеми ЗА:
что отвлекают часто,
мне без тебя — ну со всем нельзя,
в нежности будет счастье,

Письма ушли, не писать их в стол…
и я отправлю все же:
«Если бы ты навсегда ушел,
но ты стоишь в прихожей.
И теребишь сердце, словно врач-
жалкий, усталый, бледный.
Что натворил-ты переиначь,
если душой не бедный…»

Ольга Тиманова «Amo follemente»