С мыслителем мыслить прекрасно !

Как много верящих, что они верующие!

Она ломалась и ломилась завершая облом,
Она курила, материлась (сквернословила ртом)
Шептали бабушки: — «Стерва, покуражилась вновь!»
Но он пришел, самый первый, подаривший любовь!

Мне вот интересно- как я буду работать после шестидесяти, если в 37 пошла в кладовку и забыла зачем?

Нет в человеческих устах правды. Их жизнь приспособленна под себя.

Зарплата — это материальная помощь неумеющим воровать

Мир полон безумцев; если не хочешь на них смотреть, —
запрись у себя дома и разбей зеркало.

у одних задача
бить ногами мяч
а моя забота
пялься и хомячь

Месть подносила злые подсказки,
Память желала счастья и ласки,
Месть плесневела в выборе ложном,
Память глотала слёзы о прошлом!

Ведьма и путник

Ехал парень удалой
Кромкой, подле леса.
Ухом знал, что тут разбой
Учиняют бесы!
Шило в зад… конягу в бор
Разговеть утехами
И услышал грозный ор:
Стой душа с прорехами!

Слазь с буланого коня,
Не гневи расспросами,
Вишь секира у меня
Смертная, да вострая?
Кистень брось,
Не прячь в руке,
Он без пользы нонче.
Жизть твоя на волоске,
Так живи подольше!

Зришь заросшая стельня,
В буреломе скрытая?
Вторю я, сойди с коня
Для застолья сытного!
Сладко выпьем, поедим…
Ты ж поди с устатку?
Что в миру обговорим,
Есть ли беспорядки?

Шли к пещере неспеша,
Под сычево уханье.
Стол накрыт, гуляй душа,
Пахнет медовухою!
Паря чуя что устал,
Выпил для приличия,
Тут хозяин дымом стал
И сменил обличие!

Хошь, спроси кого о том,
Баю не с потехою,
Дивна баба за столом,
Глазоньки ореховы!
Вся нагая, грудь, бедро,
Губы зовом пагубным.
Забродило все нутро,
Пал он к ножкам мраморным!

Ночь прошла за миг кажись,
Что, да как, не вспомнить.
Вот Ярило вышло в высь,
Светом лес наполнив
И не ведая беды,
С грустью отъезжая,
Он узрел, что у воды
Черепа лежали!

А на них, да на костях
Бесновалась ведьма!
Всадник нокнул на коня,
Угощая плетью!
Только не было пути,
Чары не пустили,
В яму паря угодил
На колы шальные!

Был людина, да пропал,
Видел, что не надобно!
В ведьме паву увидал,
Угощаясь снадобьем.
Ночью с полною луной,
Вспоминая гостя,
Та, костлявою рукой
Выносила кости.

Кровь утерла на губах,
Жутким смехом брызнула:
«Эй, еда… о двух ногах,
Подъезжайте сызнова!»
Баба сделавшись как дым,
Вновь предстала воином…
То наука молодым,
Люду беспокойному!

Сейчас не нужно обладать талантом
Лишь наглостью, чтоб и себя и всех уверить в том,
Что очень круто, модно и шикарно,
Не мысля ни о чем, всю жизнь пробыть козлом.

Да-да, чему тут удивляться?
Ведь у него рога-умеет он бодаться,
А значит, в жизни он добьется своего-
Нефть, тачки, газ, богатство-все его.

И пусть завистники козлов и говорят
Что это пошло, недостойно, низко…
«Такую ерунду лишь неудачники твердят!»
Решит козел и не воспримет к сердцу близко.

Зачем козлу моралью, долгом напрягаться?
Возвышенностью чувств бессмысленно мараться?
Уж лучше он махнет к друзьям-козлам общаться,
То есть жевать траву и напиваться.

А самым лучшим будет тот козел считаться
(И всем положено им громко восхищаться),
Который после тусы выложит себя немного ню…
Не будем отвлекаться на подобную фигню

У нас же козочки удобные остались,
Они готовы на любой козла каприз.
В 15 лет они уже по хлевам истрепались,
Махнув копытцем катятся под вопли Face-а вниз.

И пусть козлы порой их унижают,
Пусть забывают или предают,
Пусть даже их публично оскорбляют-
Коза уверена: вот для чего живут.

Какая уж там гордость, уникальность…
Зачем они, когда под боком есть такой
Дымяще- матерящийся красавец
И рюмка водки под беспечною рукой?!

А чтобы марку строгую элитности держать
Козлы кучкуются и ходят только рядом.
Им просто так сподручней обсуждать
Всех тех, кто, к сожалению, не попал в их стадо.

И тех неприкасаемых «воронами» зовут,
«белесыми, отставшими от века»,
Которых так занудно знания влекут,
Которым мало просто самотека.

И добросовестные козы понимают,
Как эти люди жизнь бесцельно прожигают,
На путь наставить несмышленышей желают
Гуманнейший проект осуществляют.

Своих бе-бе копытные на ветер не бросают —
Уж видим результат их чистого труда.
Их действия в нас восхищение вызывают,
Они во всех способны разбудить козла.

Все больше душ заблудших к стаду примыкает,
Преступники спешат в ряды спасенною толпой.
И завтра на земле людей вообще не станет,
Копытные в честь этого закатят пир горой.

Так стоя аплодируем тем пофигистам,
Уверенным, что жить огромным хлевом веселей.
Гулякам заводным, для скучных-террористам,
Геройски превращающих людей в зверей.

Ну в общем, что сказать осталось мне в конце
Чудесной, как считаю, пусть и не козе,
Хотя куда такой как мне с козой соревноваться
Срам и смех…
Уж легче в монастырь податься.
Я вспомнила, что у козлов одна беда-
Уж гонорея половину стада унесла.

Ошибки в правописании отвлекают внимание от смысла высказывания.

Мой бог — любовь, мне не нужны иконы.
Об этом смело, честно говорю.
Не нужно мне в мольбах творить поклоны.
Любовь во всём. И я по ней живу.
Любовь в глазах доверчивых ребёнка —
Не обмануть, не бросить, не предать.
Любовь в лучах зари звучит негромко.
Любовь сильнее смерти может стать.
Звучит прекрасной музыкой и песней
И греет добротой, теплом души.
Я верю, что найдётся в каждом сердце.
А если гаснет, то ровней дыши.
Мне не нужны посредники и судьи,
Ведь бог живёт внутри меня самой,
Он свят и чист, он светел, неподсуден
И не нуждается, чтоб кто-то стал рабом.
Сияет он внутри прекрасным солнцем
И растворяет горести и страх.
Живёт в улыбке он и совестью зовётся.
И будет жить, пока живёт любовь в веках.

Как из маминой, из спальни
Убегает со всех ног,
Возжелавший секс оральный,
Экстремальный хренорог!

Мне не понятен мир, где вместо любви слова.
Там не поступки важны, а вечные бла бла бла …
Страсть заменил суррогат, пошлости нет конца.
Верность нечасто храним …
Так что ж мы хотим от Творца?

Жить нужно так, чтоб тебе было пофиг, что другим пофиг!