С мыслителем мыслить прекрасно !

Некому упрекать
и о том не грущу:
и не надо потакать,
и своё не упущу.

Мне казалось, что небо обрушится,
Мне казалось -земля опрокинется,
Моё сердце слезами иссушится,
За тобой в тьму кромешную кинется…
Но земля, как и прежде вращалась,
Ни на миг не нарушив вращение…
И не слышала, как я прощалась,
Как прощаясь, просила прощение.
Я не знала, что жизнь так изменится,
Я не знала, что есть одиночество,
Одиночества стала я пленницей,
Вырываться из плена не хочется.
Одиночество… уединение…
Это всё, что мне нынче осталось.
Я прошу, -дай Господь мне смирения,
Да терпения самую малость…
Дай мне сил, чтобы справиться с временем,
Почему-то не ставшим врачующим, —
Оно давит, становится бременем,
По ночам мою память бичующим

Плавность, с которой нежность переходит в страсть.
Резкость, с которой страсть переходит в нежность.
Центростремительность страсти. Центробежность
нежности: никогда не вдоволь, не всласть,
не до отвалу. Нежности не и но…
Неужели никому не дано
долюбиться до последней черты —
до растворения я, сотворения ты?
В разлуке любовь растёт
стремительно, как чужая
дочь. Неужели год?..
Смотри-ка, совсем большая,
взрослая — хоть под венец.
Небось, отбою не знает?
Довольный, смеётся отец.
Мать губы кусает.

Ласковый жест сгибаю как жесть
и строю дом, начиная с крыши.
Пишу то, что хочу прочесть.
Говорю то, что хочу услышать.
Пишу: горечь твоя горяча.
Молчу, по Брейлю тебя жалея.
Мурашки, ползите домой, волоча
нежность в сто раз себя тяжелее!
Ты поймаешь рыбку — и отпускаешь,
я поймаю строчку — и отпускаю,
она возвращается: чего тебе надобно, старче?
Ты притворно злишься: за старче ответишь!
Мне не до шуток: хочу быть твоей старухой.
А что до корыта — того, что о быт разбито, —
бог с ним, с корытом. На что оно мне, корыто?
Смотреть на плавки, видеть поплавок,
пощипывать, покусывать сосок
малины у соседа под забором
и сыпать соль на раны помидорам.

Когда кажется, что хуже быть уже не может, иногда так и случается-становится лучше.

Между нами двери тишина…
Ключ к замку до времени потерян…
Тайная завеса… Гонит мгла…
Мне б найти, кто б о тебе поведал…
Боль твоей души живет во мне,
Память о тебе не отступает,
Плачет сердце, просится к тебе,
Пустоту слезами заливает.
Мысли о тебе рождают дрожь,
И озноб по телу распластался.
Мне б твои глаза увидеть вновь,
Позабыть, что нам пришлось расстаться…
Ворошу страницы прошлых лет…
Мне до боли жаль твою судьбу,
Я себя кляну, что тебя нет…
Я тебя… ни кем не заменю…

Это осени примета — вдруг куда-то делось лето.

Мимо…
Опять мимо…
Проходят, люди, мысли, события… где я?
Может на обочине? Как веточка в ручейке
Попавшая в роковой водоворот, все крутится и крутится
и всё на одном месте…

ЖИЗНЬ В ОТНОШЕНИЯХ ОСТАНАВЛИВАЕТСЯ, КОГДА…

… мне больно, но я скрываю это, чтобы ты не узнал о моих слабых местах. Так как у тебя появится власть, и меня можно будет уничтожить. И слезы, выдающие безоружность, останутся моей тайной.

… мне обидно, но я гордо молчу. Чтобы ты не узнал о моей уязвимости. Я прочитала много книг и там написано, что обижаются только дети. А я уже взрослая. И надо мной нельзя будет посмеяться, обесценивая мои переживания от детских, еще кровоточащих, ран.

… я испытываю беспомощность, и боюсь попросить поддержки. Потому что, тогда я стану обузой. А кому это надо? Я буду сильной и со всеми трудностями справляться сама, выбирая одиночество.

… я радуюсь от встречи с тобой до щенячьего визга, но не покажу этого. Потому что тогда ты поймешь, как важен мне и насколько долгожданна эта встреча. А вдруг окажется, что рада только я? И моя радость совсем неуместна?

… внутри много возбуждения, но я его прячу. Показать то, что я сгораю от страсти и жажду твоих прикосновений, очень стыдно. Приличные женщины вообще такого не чувствуют, а если уж приключилось, то надо чтобы никто не догадался и не смог осудить, в том числе, и ты. Свою сексуальность и чувственность я буду скрывать под маской холодности или безразличия.

… внутри много нежности и тепла, но в страхе быть навязчивой, держу их при себе. Вдруг тебе это будет неприятно.

… я ошиблась или сделала какую-нибудь глупость, и скрываю это, все больше отстраняясь от тебя. Чтобы не обнаружилось мое несовершенство. Я боюсь, что окажусь недостойной тебя.

… я злюсь, но не говорю об этом. У меня есть установка, что на близких и любимых злиться нельзя. Это их ранит и причиняет боль. Поэтому я не скажу о своем недовольстве, и буду терпеть. Пока хватит сил. Потом я уйду. Сама.

Я буду сдерживать все свои искренние порывы и чувства, которые возникают рядом с тобой, чтобы скрыть твою ценность для меня. Я стану правильной, хорошей, умеренной, удобной. Не живой и функциональной, как и наши отношения…

Стыд и страх останавливают любовь и делают отношения функциональными. Любые отношения: с детьми, с партнерами, с миром, с собой…
Что такое функциональные отношения? Это когда человек напротив или ты сам — предмет, которым можно пользоваться или быть использованным.

Страх оказаться ненужным и отвергнутым, страх одиночества и боли. Стыд быть собой и обнаружить собственную неценность для партнера. Эти переживания закрывают нас от самих себя. Не люблю и не принимаю себя — не могу любить и принимать партнера.

Что такое потребность в любви? Быть принятым. От и до. Со всеми тараканами. Для подтверждения этой ценности нам нужен другой. В его глазах, в его отношении, видя свою ценность для него, мы находим себя. Через другого мы учимся любить себя.

Вместе с любовью в нашу жизнь вторгается боль. Потому что этот другой — ДРУГОЙ! С такими же несовершенствами, острыми углами, со своими страхами и стыдом. Со своими способами выживать и психологическими защитами.

Позволить себе любить, значит иметь смелость встретиться со своим страхом и стыдом, которые поднимаются на поверхность. Признать свое несовершенство и уязвимость, прожить боль, чтобы за всем этим найти себя. Полюбить себя, позволить себе БЫТЬ. А значит — ЖИТЬ! И наполнять жизнью все вокруг, в том числе и отношения!

Тихо падают дожди Сентября,
Не смывая с душ досаду и боль.
Только встретились с тобой мы не зря,
Коль сердца двоих связала любовь.

Жаль, что разумом никак не понять,
Почему судьба разводит мосты.
Почему могу во снах лишь обнять
И несбыточными стали мечты.

Между нами километры дорог,
Сотни сотен недосказанных фраз
И наверно, знает только лишь Бог,
Как тебя мне не хватает сейчас.

Я к промокшему окну подойду,
Посмотрев на сотни пасмурных лиц
И у Осени тебя украду —
Для любви нет ни оков, ни границ.

Ночь прошла. Встает немая заря.
Невдомек ей, что дышу лишь тобой.
Тихо падают дожди Сентября,
Не смывая с душ досаду и боль.

Боюсь показаться невоспитанным, но воспитанием пока так и не обзавёлся. То руки не доходят, то ноги, а то голова чем-то более важным занята.

В поисках оправдания под руку частенько попадаются обвинения.

Когда природный инстинкт вступает в силу, разум отступает.

Обманчива наша земная стезя,
Идешь то туда, то обратно,
И дважды войти в одну реку нельзя,
А в то же го*но — многократно!

Жить, покоем дорожа, —
пресно, тускло, простоквашно;
чтоб душа была свежа,
надо делать то, что страшно.

Осень — уже не весна:
утро прекрасно, тепло и все живы,
но червоточит мыслишка одна —
нет перспективы…