С мыслителем мыслить прекрасно !

Коль советы дают — примеряйте,
об одном только не… забывайте
в ситуации любой нет советов
за себя только ты сам в ответе
«Что посеешь, пожнёшь» право дело
что не так сам поймешь… пусть болело
от неправильных шагов и ответов,
будешь знать — сам решил, без советов,
коль советы дают, можно слушать
ведь не даром даны нам всем уши…

…Сотни миллионы лет природа исправляла, только свои ошибки, а теперь она исправляет ошибки ещё и человека…
(ЮрийВУ)

…Некоторые оставляют дурнопахнущий след в истории, вляпавшись в неё…
(ЮрийВУ)

Вновь упадут в сады
…яблоки спелых лун,
тихая гладь воды рябью пойдёт — лишь дунь…
Август начнёт покос. Ветер уйдёт в луга —
звёздною нитью рос травы вязать в стога…
И_ позовёт душа в странствий далёкий путь.
Сделай всего лишь шаг —
встретишь кого-нибудь

Бежит… бежит…
бежит дорога дальняя,
а мир дрожит оранжевыми смайлами,
подсолнухи кивают вслед…
цветы в полях напутственно качаются…
Поёт земля… и жизнь лишь начинается —
за ночью вновь придёт рассвет.

Пусть отгорел июль…
…Лето возьмёт реванш…
Ляжет рука на руль — август да будет наш —
нежностью магнитол, общностью сигарет.
Ночь холодит ментол. Мир до сердец раздет.
И в бардачке для нас спрятан миндальный джин…
Выпьем, но не сейчас,
чтя скоростной режим…

Бежит… бежит…
сквозит дорога фарами.
А ночь блажит кострами и гитарами,
и грусти нет… и грусти нет…
Сомненья — вздор… и в прошлом одиночество…
глуши мотор — швартуемся к обочине…
и гасим свет… и гасим свет…

Робким был наш июнь. Август смелей в сто крат.
Трапеза в стиле ню… и роковой формат.
Смятой травы постель, звёздная синь дрожит,
и разливает хмель терпкий миндальный джин…

А ночь темна —
течёт медовой патокой
и вновь луна висит созревшим яблоком —
янтарный плод… желанный плод…
Сорви его…
не бойся — не отравишься…
и помни, бро, что жизнь лишь начинается…
а мир поёт… и август ждёт…

стоялым медом пахнут розы
повисла стразами роса
легко лавируя прононсом
вороны смотрят в небеса
…дни растворяются так чутко
как сахар в чашке молока
назавтра будет снова утро
но холоднее чем вчера
еще зеленые березки
плоды не жалует орех
и только маленькие звезды
летят в ночи
как первый снег…

— Пап, и как это вы раньше без компьютеров, ноутбуков, планшетов, айфонов и прочего «железа» жили?..
— Как-как, да никак — металлолом собирали!..
(ЮрийВУ)

Умный дурак

Такой курьезный случай,
Чтоб помнить, записал…
Один дурак был лучшим,
Но худшего искал!
Поскольку редька с хреном
В ядрености равны,
Найти себе замену
Смог в облике жены!
Теперь дурак ликует,
Поднявшись в умный сан.
(Жена его дуркует
Похлеще чем он сам!)

Воздушные ванны —

это когда ничего нельзя больше предпринять. Ничего нельзя, но что-то все-таки можно. Это давно мы ездили в Кисловодск на неделю, в санаторий. Это вышло дороже Турции, но мы поехали из-за друга. Он тяжело болел, прошёл тяжёлое лечение и все было нехорошо. Грустно очень. И очень ему хотелось на курорт, а на море нельзя, на солнце. В Кисловодск вот и поехали — мы там прежде были в этом санатории. Последний подарок старому другу. Он очень хотел. И выдержал перелёт и дорогу до Кисловодска.
Доктор Софья Мурадовна выдала нам курортные книжки. Там и нарзанные ванны, и массаж, и специальный душ и ещё много всего. Посмотрела на нашего друга и все поняла. Даже без медицинской карты. Она была настоящий врач, как мой папа. Она увидела, что нашему другу очень грустно — ему ничего не назначили. Ему ничего было нельзя. Ни массаж, ни ванны, ни терренкур — он плохо ходил с палочкой. Но Софья Мурадовна сказала веско: «вам назначается лечение особое. Самое полезное. Оно вас подкрепит и даст силы. Вам назначаются воздушные ванны. Мы вам кресло поставим на балконе и вы будете спокойно сидеть в трусиках и принимать каждый день часовую воздушную ванну. У нас целебный воздух. Все академики это знают. И воздушные ванны творят чудеса! Мы вас тоже будем лечить!». И наш друг воспрял духом. Ведь лечение — это значит, он не безнадёжен! Это значит, он как все! Он тоже будет лечиться! Вот, и процедуру назначили!
Это было очень важно. И наш друг дисциплинировано сидел в кресле на балконе каждый день. Принимал воздушные ванны и на горы смотрел. А Софья Мурадовна проверяла, правильно ли он их принимает. И ставила галочку в его курортную книжку. И свою врачебную подпись. И строго расспрашивала о состоянии. Немножко на артиста Этуша она была похожа, он Карабаса Барабаса играл в «Буратино».
К концу недели наш друг стал с нами гулять тихонько. И доктор ему разрешила пить полстакана нарзана утром, обязательно подогретого. А потом мы улетели домой и наш друг ещё несколько лет прожил. Что поразило врачей — но вот такой факт. И настроение у него было хорошее, и боролся он до последнего. И все вспоминал Кисловодск и отличное лечение воздушными ваннами…
Люди не бессмертны. И не все болезни можно вылечить. И лечение иногда не имеет смысла? — это не так. Всегда можно что-то назначить и поддержать человека. Дать надежду. Улучшить его состояние, если нельзя вылечить. Лечить-то можно! Безвредными средствами, от которых может стать лучше. Воздушными ваннами. Чтобы не было безнадежности — она быстрее всего убивает. А Кисловодск я помню добром. И Софью Мурадовну. Отличный она доктор была. Настоящий.

где мне взять молитву
и о стране и о любви
чтоб руки загребущие отсохли
а руки отгребущие росли

Как прекрасна ночь в своем молчании, и звезды придают ей блеск

Судьба, судьба… она нас тащит по ухабам.

Глазами можно убить и, наоборот, воскресить — дать силу жить. Любовью, нежностью напоить. Теплым пледом от неурядиц укрыть… Сильный контакт установить, себя не жалея, всю за момент подарить… Далеко за океаны в мыслях уплыть…
Время остановить… воспоминаниями с головой накрыть. Заставить коленки дрожать, почти не дышать…, и даже землю из-под ног украсть… Такая напасть.
Они — врата в рай и ад, «молчаливые» индикаторы чувств человеческой души, так сильно могут опьянить, что установится навечно крепкая душевная нить… и уже такие глаза никогда не забыть.

…В морге главное, чтобы покойники… не моргали…
(ЮрийВУ)

С упорством колорадского жука
И с грацией беременной улитки
Степан Кузьмич, подвыпивший слегка,
Осуществлял напрасные попытки

Фаину Львовну в гости пригласить.
Та отбивалась (сумкой и словами):
«Степан Кузьмич, что общего меж нами?
Добром прошу — умерьте вашу прыть!

Не для того кончала я филфак,
Чтоб вы меня мусолили руками!
Вы даже не знакомы с Мураками*!
И в пятнах от томата ваш пиджак…»

Степан Кузьмич, обидевшись, икнул:
«Нас тоже не из лыка… ик… пошили!
Пинжак на днях буквально простирнул,
А с му@аками сроду не дружили!

Напрасно вы не хочете иттить —
Покушаем салатик с крабьей палкой**…
Могу бутыль шампусика купить —
Такой роскошной даме разве жалко?..»

«Степан Кузьмич, оставьте сей же час
Хватать меня рукой за область таза!
Мечтала я… но только не о вас!..
Да вы в музеях не были ни разу!..»

«Вот всё бы вам, Фаиночка, пенять!..
Я дико извиняюсь — в ваши годы
Не по музеям надобно скакать,
А хлопотать об продолженьи рода!»

«О, Господи! Да вы ещё шутник!
Оставьте ваши пошлые замашки —
Идите, размножайтесь с Чебурашкой,
Любитель заложить за воротник!..»

…Так вспоминали дедушка Степан
С его супругой, бабушкой Фаиной,
Как начинался бурный их роман
…дцать лет назад на улице Неглинной…

А трое внуков, не желая спать,
В шесть рук держали деда за рубашку
И в сотый раз просили рассказать
Про бабушку, музей и Чебурашку…

Пусть жизнь улыбки всем нам оставляет!