Цитаты на тему «Жизнь»

Зашла в Летуаль, купила тушь и помаду… Пришла домой, сварила, постирала, убралась, овощи разложила в заморозку… И наконец вспомнила про эту крутую помаду…) Да… теперь поняла: когда помада была важнее варки и стирки, тогда и была молодость…)

Давай доверим свои чувства осени.
И мы с тобой её не будем торопить.
Возможно осень нас с тобой разлучит…
Возможно на всегда соединит…

Давай доверим свои чувства тучам.
Что против ветра черные плывут…
Ведь в счастье хорошо любить друг друга…
А ты в несчастье, милый мой, со мной побудь…

Давай доверим свои чувства Грому.
Что свалится на нас средь ясна дня…
И молнии… что осветит дорогу…
Лишь на секунду путь наш озаря.

Когда почувствую что ты ладонь сжимаешь…
И крепко держишь за руку меня…
Возможно лишь тогда с тобой пойду я…
По краю пропасти… Сказав три слова:
«ТЕБЕ ЛИШЬ. ДОВЕРЯЮ Я»…

Иногда стыдно за свои раны, причиной которых был не ты.

поверить человеку сложно… но это необходимо… чтобы оставаться человеком…

не считай себя какой то особенной… ты просто человек… у которого есть чувства, сердце и эмоции…
просто подумай, что рядом с тобой такие же люди…

Планета моя остывает,
И день не сменяет ночь:
Любимый мой замерзает,
А мне не согреть, не помочь.

Я пламень из сердца выну,
Я Ветру отдам его,
Быть может теплым хамсином
Согреет сердце твое…

Тоска мне душу терзает
И крик мой не тает в ночи…
Любимый мой умирает
И я не жива почти.

Я руки тянула мостами
К тебе, через сто морей.
Но только теряю сознанье
От холода жизни твоей.

2004 г.

В жизни всё до капли люблю,
Я, пардон, всеядная сволочь,
Все мгновения в банках храню
И в копилке случайную помощь.
Из взаимной любви варенье
На доверии сладком варю,
И гербарий из вдохновенья
Собирать по листочку люблю.
С надежды себе понемногу
Лепестки сохраняю яркие;
В потайном кармашке тревога,
А в нагрудном — объятия жаркие.
Собираю счастья обрывки,
Чтобы в тихий пасмурный день
Провязать их памяти нитками
И на самых любимых одеть.

я так завидую тем, кому суждено стать чьими-то музами,
жить в строчках чьих-то, пусть даже корявых, стихотворений;
неважно: снежком или бомбой, паузой или музыкой —
их время не тронет

меня убивает
время

я стольких уже обессмертила, увековечила
в пусть даже корявых текстах — и мне так горько
ведь им обо мне сказать совершенно
нечего,
и время меня приучает к себе легОнько

я знаю, что все мои фразы имеют и мой несмываемый отпечаток,
но это лишь призрак того, чем живу я и чем являюсь;
я так завидую той, которая просто
чья-то,
что зависть порой обращается в гнев и ярость

но надо смириться, я знаю, что надо впустить, принять,
что нечего жадно глазеть на чужую радость;

и снова в чьих-то стихах окажусь

не я

но значит, так нужно;
я больше
не придираюсь.

Коль удачи все нет и в помине,
В дом ваш снова стучится беда,
Господа, не грешите унынием,
Не впадайте в печаль, господа!

Если мимо походкой упругой,
Та прошла, кто так другу верна,
Господа, не завидуйте другу.
За их счастье испейте вина!

Бремя старости ляжет на плечи.
Стариков ваших давят года.
Время телу наносит увечья…
Помолитесь за них, господа!

Пережив все невзгоды и муки,
Чистым сердцем поймете тогда:
Несмотря на беду и разлуки,
Счастье — жить на Земле, господа!

Не ищите в людях удобство, ищите в людях покой.

У Белорусского вокзала
Есть улица Лесная.
Зачем её Лесной назвали,
Я до сих пор не знаю.
Лес — это древние стволы
С ветвями в поднебесьи.
Летят из-под его полы
Серебряные песни.
Лес — это то, что люди чтут.
Он крепостью своею
Перегораживает путь
Бродяге-суховею.
Лес — это сказка и мечта.
Лес — это лучший отдых.
Какие есть в лесу места,
Какой чудесный воздух!
А здесь, на улице Лесной,
Два деревца лишь чахнут.
На них нет листьев,
И весной
Они бензином пахнут.
Пока названье это — вздор,
Я утверждаю смело.
Вот был бы здесь
сосновый бор,
Тогда другое дело!
Тогда бы здесь искали вы
Здоровье, силу, бодрость.
Не значил вовсе б для Москвы
Тысячелетний возраст.

Лесная улица Москве
Нужна, как людям руки.
Не взять ли, мэрия, тебе
Лесную на поруки?!

Да какая разница, сколько у тебя на сердце шрамов? Думаешь, хоть кому-то есть до этого дело? Что ты! Людям нет дела до чужой боли, они упиваются своей собственной. А чужая бесит, раздражает или кажется несущественной и даже смешной. Все всегда сравнивают со смертью — вот она, говорят, стоит того, чтобы плакать. Вот тогда, говорят, ты и вправду теряешь близких. А так не смей, всё ерунда. Да только когда им хреново, они к тебе приходят, кладут свои усталые головы тебе на колени и ноют-ноют о своей боли. О том, как никто их не ценит, о том, как невыносимо терять живых вполне ещё, близких и смотреть, как растворяется навсегда вдали силуэт дорого им человека. У них тоже никто не умер. Но им больно. Потому что это их боль, собственная. А твоя тьфу, пустое, а сама то ты из мухи делаешь слона. Займись, говорят, делом, и надень, наконец, на лицо улыбку, без неё ходить неприлично. И ты надеваешь, чтобы не было дурацких советов и равнодушных расспросов, чтобы не смеялись над твоим нытьем. Миру это не надо, он не хочет слёз, как ты не хочешь дождя. Мир требует счастья. Будь счастлива, пока жива. Плюнь и разотри на всё, что происходит в твоей жизни. Не воспринимай её всерьёз. И людей этих тоже. И когда они придут к тебе в следующий раз, чтобы положить свои усталые головы тебе на колени и рассказать о наболевшем, не гладь их, не утешай. Ты скажи им: «Не ной, ты, слышишь! Никто же не умер. Улыбайся, всё такая фигня.»

Жизнь — великий иллюзионист, но она же и окулист, который поможет избавиться от иллюзий.

Стараюсь людей не осуждать. Мы не знаем, что скрыто за словами и поступками человека. Не видим той картины, которая разворачивается в наше отсутствие. По той же самой причине очаровываться тоже не спешу. Каждого воспринимаю радостно, как гостя, случайно залетевшего в слой моего мира. А гостей следует напоить чаем с печеньками, поговорить с ними по душам, выслушать, а потом не печалиться долго, когда за ними закроется дверь. Не цепляюсь ни за кого, раз время пришло уходить, пусть. Но если кто-то очень хороший захочет однажды вернуться, чтобы наговориться всласть, я ему буду несказанно рада.

В теории Боги, на практике лохи…