Цитаты на тему «Любовная лирика»

Люблю тебя, как любит летний ветер
Закатных маков солнечный огонь…
Рисунком неба лягу на ладонь,
Наступит ночь, сияющая в свете…

Люблю тебя, как любит дождь безлунный
Осенний город, плачущий во сне…
Я та, чью песнь услышишь в тишине,
Когда порвутся трепетные струны…

Нельзя войти в земную реку дважды.
Чтоб быть вдвоём, не нужно больше слов.
Пускай не всем дано понять любовь,
Но сохранить её способен каждый.

Не привыкайте никогда к любви!
Не превращайте чувства в «бытовуху».
В угрюмую сварливую старуху
И тлеющими углями в крови.

С ума сходите каждый день и час,
Услышав голоса родного звуки…
И, с нежностью, когда ласкают руки
И согревает свет любимых глаз.

Пишите и звоните тем, кто люб.
Не забывайте, если вы в разлуке.
Любимые скучают не от скуки
По поцелуям самых страстных губ.

Любимые всегда и верно ждут,
Отсчитывая месяцы до встречи…
Ведь о другом не может быть и речи,
А дни, увы, так медленно идут.

Не привыкайте никогда к любви!
Не привыкайте, а БОГОТВОРИТЕ!
Всего себя до донышка дарите
Тому, кто чувства Отдал вам свои!!!

Мне грустно: я немного опоздала
На пару, может быть, десятков лет…
Стою у освещённого вокзала,
На скорый поезд комкая билет.

Промчался мимо он, без остановки,
Лишь взвизгнули на стыках тормоза…
А небо, словно в серой упаковке,
И душно: собирается гроза.

Гудок прощальный стих во мраке ночи,
Печально разрывая тишину…
Судьбу вершили пара чёрных строчек —
Два рельса, слившись в линию одну.

Край неба вспорот синеватым блеском,
Трепещет белоснежным мотыльком
На чьих-то тёмных окнах занавеска,
И ветер пахнет морем и дождём.

Анна Зенченко (1952)

Не отпускайте… рук… что держат на плаву…
Не отдавайте никому… любимых
Мы… почему-то… цену узнаем всему…
Когда теряем их необратимо…
Спешите к ним…
Успейте важное сказать…
Звоните… говорите… приезжайте…
Все время не бывает «тишь да гладь» —
Изъяны и ошибки их… прощайте…
Любите… так… чтобы вопрос был глуп:
«А любит ли?» «Любима…»
Любить — есть жизнь делить…
Не отпускайте рук…
Тех… что как воздух вам… необходимы…

Твоё: «Люблю…» Мои Мечты…
Та Нежность, что живёт в касаниях.
Слова Безумной Красоты!..
И Страсть взаимная в признаниях.

Пьянящий розовый рассвет…
Который будит с наслаждением.
Родной Твой близкий силуэт!..
Желания как наваждением.

Цветов душистых лепестки…
И бархат Тёплой тонкой кожи.
На небе звёзды-маяки!..
Все удовольствия до дрожи.

Наш неделимый Сладкий Мир!..
Порою приторные грёзы.
То Волшебство от звуков лир!..
От Счастья бережные слёзы.

Чудесный аромат волос…
Который с трепетом вдыхаешь.
Манящий запах белых роз!..
Всё Счастье., что оберегаешь.

Мои стихи… Твои черты…
И возбуждение, что так Ярко!
Среди проколов, суеты…
Вдвоём опять вдруг будет Жарко!

Игриво притяжение тел…
Опять меняемся местами.
Легко раскрепостить сумел!..
И вьются тени., как бантами.

В раз бесконечность по рукам!..
Что до мурашек в миг доводит.
Полёт в объятиях к облакам!..
Губ поцелуй, что вновь заводит.

Небрежно смятая постель…
А в кислороде эйфория!
И в головах приятный хмель…
И двух рассудков истерия.

Необходимость по рукам!..
В глазах игривое мерцание.
Подобны белым мотылькам!..
В Нас день и ночь Очарование.

Твоя манера победить!..
Моя вся сила притяжения.
Страсть будто не остановить!..
И в пропасть катятся сомнения!

Дым сигарет… Горячий чай…
И имя выбито на сердце.
Меня смелее приручай…
Нам Вечно этим Счастьем греться.

Моя весна всегда!

Женщинам!

За туманом река,
У реки берега,
Берега до краев,
Глубина — синий дым!
В глубине небеса,
В небесах облака,
Облака как глаза,
Отраженье любви!

Нам тепло милых глаз
Греет серые дни,
Светит в долгой ночи,
Яркой искрой зари.
Поздравляю всех вас
Дорогие мои,
Золотые мои,
С Днем Рождения весны!

Вы туман и река,
Вы цветы, берега
И молитвы и сны,
И начало греха.
Вы и ветер и дым,
Облака и вода…
Ох уж эти глаза,
Мы без вас никуда!

Казалось, что боль распростилась со мною,
Ни взгляд, ни улыбку не помню твою.
Зачем же тогда, этой новой весною,
Опять я на старой тропинке стою.

Припев:
Тропинка старая, травой поросшая,
Минувших дней неясный след.
Тропинка старая уходит в прошлое,
А нам с тобой туда дороги нет.

Все тот же пропахший черемухой берег,
Все так же роса холоднее, чем лед.
Кто мог бы подумать, кто мог бы поверить,
Что наша тропинка совсем зарастет.

Припев:
Тропинка старая, травой поросшая,
Минувших дней неясный след.
Тропинка старая уходит в прошлое,
А нам с тобой туда дороги нет.

Года пронеслись, разделив нас стеною,
Я даже не знаю, в каком ты краю,
Зачем же тогда, этой новой весною,
Опять я на старой тропинке стою.

Припев:
Тропинка старая, травой поросшая,
Минувших дней неясный след.
Тропинка старая уходит в прошлое,
А нам с тобой туда дороги нет.

Тропинка старая, травой поросшая,
Минувших дней неясный след.
Тропинка старая уходит в прошлое,
А нам с тобой туда дороги нет

Прости, что я к тебе неравнодушна,
Прости, что по ночам, закрыв глаза,
Я представляла нашу встречу,
Но равен шанс случиться ей нулю…
Прости, когда не вижу я тебя,-мне душно.
Прости за то, что в теле дрожь
И бабочки во мне забытые порхают,
И по глазам моим меня все понимают…
Прости, — не я любовь твоя… Не спелось.
Прости, что не смогла в себя влюбить, —
Мне так тепла хотелось!

Вновь темы этой обветшалой
Касаюсь памяти смычком.
Любовь была средь нас, пожалуй.
Её, как бабочку, сачком
Мы удержать, увы, не смели
Чужие мы. Какая странность,
Что наш романс мы не допели.
Смычок играет эту давность
На памяти — виолончели.

И память вкрадчиво мне шепчет:
Про нервный ток в сплетенье рук,
Про приворотный летний вечер,
Что стал предвестником разлук.
Про твои губы окаянные
И поцелуи, словно мёд.
Про ночи счастьем осиянные,
И про разлуки скользкий лёд.

Любить ты клялся и уехал,
Ты так жестоко поступил.
И блеск в глазах твоих ореховых
Он лишь лукавым блеском был.
А слов твоих очарование
Не в силах долго я забыть,
И наши встречи и свидания:
Скажи мне как же дальше жить?

О как мне выразить словами,
Как сердце стонет, но молчит.
Теперь галактика меж нами,
И сердце больше не болит.
Закат глядит багровым оком.
Мне в сумерки дышать легко.
Любовь была, да что в ней проку?
Ведь ты теперь так далеко…

Не пускайте беду на порог,
Не разбейте счасливые будни,
От беды неприятный итог,
Разрушает любовь, ваши судьбы.

От беды и печали живут,
Пусть река их уносит далёко,
А к вам верность и счастье придут,
Их пригрейте в душе, а не около.

Не пускайте беду на порог,
Нам беречь единение сердец,
Это радости в жизни залог,
Не теряйте любви, счастья венец.

Copyright: Людмила Шолохова, 2018
Свидетельство о публикации 118090508030

Закат пестрел: внутри все трепетало,
Июльский ветер путался в пшеничных волосах.
Соль на губах и лодки у причала,
И запах моря на обугленных плечах.
Позволь вздохнуть тебя поглубже-до аорты
Дай насладиться южным волшебством.
Я до беспамятства влюбилась в эти горы,
Я до краев наполнена тобой.
И если есть любовь в остывшем сердце,
Теперь я знаю цвет ее и вкус-
Как местное вино с пометкой «bianco»
Как Таормина под вечерний блюз

Приснись мне ветром шалым,
Из родника водой,
Приди ко мне усталый
С любой своей бедой.

Напополам разделим
Твою боль, погрустим,
За прошлые метели
Друг друга мы простим.

Забудем то, что было,
Весна опять для нас
Всё в тартары уплыло
Сегодня в звёздный час!

И Богом и Вселенной
Награждены мы вновь,
И в этой жизни бренной
Нам божий дар — любовь.

1980 г.

Твою храбрость вводить подкожно,
Твою нежность вводить внутривенно —
две инъекции, осторожно,
чтобы стать в один день совершенной.

Скорый поезд «любви неотложной»
мчится сквозь гамма-всплески Вселенной.
Удивятся другие: «как можно?
так рискованно, откровенно…»

Провоцируя хаос бессонниц,
чтобы рушилась повседневная
жизнь почти кафедральных звонниц,
я — Твоя — средь пленённых — первая,

где полгорода из поклонниц —
безымянных, от страха бледных:
им автограф бы через сводниц;
мне бы — слов о Тебе портретных.

«Казильеро Дель Дьябло», солнце,
опрокинутое в бокале,
и письмовник от Полководца
Скрипок в тонущем интервале.

Я дразню жизнь своим несходством
с ея преданными врагами,
обожаю Твое упорство
и все скромное, между нами…

Ты — сильнее, и слово «просто» —
неуверенности початки,
Ты мне скажешь: «все снова сложно.
но мы выиграем в этой схватке!»

Да и пусть, что немного поздно
я играю с Тобою в прятки —
Ты найдешь, для Тебя не сложно,
отгадаешь вмиг все загадки.

Я вымаливаю у Бога
каждый день с Тобой, хоть украдкой.
На Тебе златой пурпур тоги*,
если бьешь — то всегда в десятку.

Ты — единственный из немногих,
кто развязывает удавку
мне на шее и босы ноги
ставит вновь на земную травку…

Внутривенно вводя, подкожно
две инъекции. Лихорадка.
Я люблю Тебя. Мне ведь можно,
чтоб безумно и без остатка.

Copyright: Маргарита Мендель, 2018
Свидетельство о публикации 118090805968

Соленых слез непрошенная данность
Остановилась на моих щеках.
Что от любви прошедшей мне осталось?
Лишь раны на целованных губах.

Предательством гонима, словно ветром
Гонимы листья в осень на земле.
И что осталось от любви при этом? -
Лишь бездна стылой боли на золе.

Хотела слабой быть и стала ею,
На веру не осталось больше сил,
И от пожара угли тихо тлеют
На пепелище брошенных могил.

2005 г.

Я не святая, милый, хоть прекрасны
Слова твои — сладчайшее бессилье.
Они великолепны, но напрасно
Мне надеваешь ангельские крылья.
Ах, просто я, тоскуя год за годом
От одиночества мудрей и проще стала.
И Г-споду молюсь под синим сводом,
Безверие низвергнув с пьедестала.
И боль твоя нашла во мне ответы,
Желанье быть с тобой с душой слилось,
И удивительнейших губ сонеты —
Как Высшая Б-жественная Милость.

Прими меня, возьми меня. Сбежим
Из тюрем и цепей к подножью Рая.
Вздохнув, промолвит с болью Херувим:
«Ты — грешная, беспутная… святая «.

2005 г.