Цитаты на тему «Роман»

Жить одиноко он привык. После истории с Леонтин стал осторожнее относиться к знакомствам. Не превратился в закоренелого холостяка или женоненавистника, обиженного на весь прекрасный пол. Также не переквалифицировался в гомо по примеру тех, кто, поддавшись веяниям моды, пробует себя на разных сексуальных поприщах. Просто решил для себя второй раз не спешить.
Он повзрослел и стал если не мудрее, то предусмотрительнее — точно. Прежде, чем взять женщину в дом, должен убедится, что без нее действительно хуже, чем одному. И не менее важно: она должна испытывать то же самое. Как это будет называться — любовь, привязанность или по-другому, не имеет значения. Главное — внутреннее совпадение, душевная тяга друг к другу, а не только физиологическая страсть. Секс — важно и приятно, но больше похоже на животный инстинкт. С возрастом начинаешь ценить человеческие качества".

Эротический роман «Все, что она хочет», автор Ирина Лем

Она подавила зевок. Кошмар какой-то. Поют, как дохлая рыба, протухшая еще с утра.

Запах кофе, Париж, отель …
Томный взгляд и в фужерах «MARTELL»
Источает истому и страсть,
Нежность губ, … вот и карта в масть …

Этот милый цветной прованс, …
Шубка, ножки, … шальной роман‘c …
Еле слышен аккордеон …
Нет, наверное, то был сон …

Давайте кончим наш роман двухлетний:
романа не было и нет, а только сплетни!

Как много сплетен по углам, когда
начальник привязался к подопечной,
а он не просто к ней «туда-сюда»,
а с тягою ранимой и сердечной.

Красивая да с множеством бумаг
на подпись, ай, не быть бы тут урону,
подумал было, и попал впросак,
в постельных играх доверяя стону.

За разум взялся: дело-то табак,
всё катится к чертям, итог известен,
а тут опять проходит мимо враг…
Но, боже, как духи её прелестны.

Роман М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита» принадлежит к тем произведениям, которые хочется и обязательно нужно перечитывать, чтобы глубже понять подтекст, увидеть новые детали, на которые с первого раза мы и не обратили внимания.

С числом три мы в нашем мире сталкиваемся неоднократно: это основная категория жизни (рождение - жизнь - смерть), мышления (идея - мысль - действие), времени (прошлое - настоящее - будущее). В христианстве тоже многое построено на троичности: триединство божественной троицы, управление земным миром (Бог - человек - Дьявол).

Михаил Булгаков был уверен, что троичность соответствует истине, поэтому можно заметить, что события в романе происходят в трех измерениях: в древнем «Ершалаимском» мире, в современном писателю московском мире 30-х годов и в мире мистическом, фантастическом, потустороннем.

Вначале нам кажется, что эти три плана почти не соприкасаются. Казалось бы, какие отношения могут быть у современных москвичей с героями литературного романа с евангельской тематикой, а уж тем более - с самим Сатаной? Но очень скоро мы понимаем, насколько ошибались. Булгаков видит все по-своему и предлагает взглянуть на окружающую действительность (а не только на события романа) по-новому.

На самом деле мы являемся свидетелями постоянного взаимодействия, тесной взаимосвязи трех миров: творчества, обычной жизни и высших сил, или провидения. Происходящее в романе Мастера о древнем Ершалаимском мире явственно перекликается с событиями современной Москвы. Эта перекличка не только внешняя, когда литературные герои «романа в романе» портретно и действиями похожи на москвичей (в Мастере проглядывают черты Иешуа Га-Ноцри, приятель Мастера Алоизий Могарыч напоминает Иуду, Левий Матвей при всей его преданности так же ограничен, как и поэт Иван Бездомный). Есть и более глубокое сходство, ведь в беседах Понтия Пилата с Га-Ноцри затрагиваются многие нравственные проблемы, вопросы истины, добра и зла, которые, как мы видим, не были до конца решены ни в Москве 30-х годов, ни даже сегодня - эти вопросы принадлежат к разряду «вечных».

Воланд со своей свитой - представители мира потустороннего, они наделены способностью читать в человеческих сердцах и душах, видеть глубинные взаимосвязи явлений, предсказывать будущее, и поэтому Булгаков наделяет их правом выступать в качестве человеческих судей. Воланд замечает, что внутренне люди мало изменились за последние тысячелетия: «Они - люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было. Ну, легкомысленны… ну, что ж… в общем, напоминают прежних…» Трусость, алчность, невежество, духовная слабость, лицемерие - это далеко не полный перечень тех пороков, которые по-прежнему направляют и во многом определяют человеческую жизнь. Поэтому Воланд, наделенный особой властью, выступает не только в качестве карающей силы, наказывающей карьеристов, подхалимов, жадных и эгоистичных, но и награждает добрых, способных на самопожертвование, глубокую любовь, умеющих творить, создавая новые миры. И даже тех, кто, совершив зло, не прячется, как страус, головой в песок, а несет ответственность за свои поступки. Каждому воздается по заслугам, и очень многие в романе (причем большинство - к своему же несчастью) получают возможность исполнить свои желания. В финале романа все три мира, достаточно четко разграниченные в начале, сливаются воедино. Это говорит о тесной и гармоничной взаимосвязи всех явлений и событий на свете. Человеку нужно научиться нести ответственность не только за свои действия, но и за эмоции, мысли, ведь идея, возникшая в чьей-то голове, может воплотиться в реальность даже на другом конце Земли.

Смерть одного человека, хоть и трагедия, в отличие, скажем от смерти миллионов людей, что является лишь статистикой, не является концом истории всего человечества, но концом отдельно-взятого человека. Когда герой не умирает в конце романа, нам радостно, но все равно не хватает главного - не хватает правды.

Роман писателя с писателем - обычный служебный роман.

Я снова набираю номер твой и до гудка нажимаю на кнопку отбой… И набираю номер, и понимаю, что не суждено мне быть с тобой.

В 1928 году В. Маяковский написал пьесу «Клоп». Последнее действие этой пьесы происходит в светлом будущем. В коммунистическом завтра, построенном всего за 50 лет.

В прекрасном грядущем 1978 года много чудного. Среди прочих достижений науки и техники - «Словарь мертвых слов»: «бюрократизм, богоискательство, бублики, богема, Булгаков». Маяковский считал, что это будет смешно.

На самом деле, в 1970-х годах смешно было наблюдать потуги режиссеров и актеров представить эту пафосную агитку на сцене. А все слова, которые автор пятьдесят лет назад похоронил, оказались в 1970-х годах вполне живыми. Даже богоискательство. Комсомольская идеологическая кормежка была суха и изрядно пованивала. Поэтому в поисках идеала молодые люди бросались в разные стороны. В религию тоже. Поучаствовать в крестном ходе на Пасху было модно. Потому-то в пасхальную ночь на советском телевидении отменялись идеологические запреты. Что только не выбрасывали на голубые экраны лишь бы народ дома сидел!

С Михаилом Афанасьевичем у Владимира Владимировича тоже ошибочка вышла. Как раз в это время началось «второе пришествие» М. А. Булгакова в русскую литературу. Которое, как и положено, сопровождалось чудесами. Первое и не самое важное - оживление литературного органа московской писательской организации. Журнал «Москва» печатал такую дичь и скучь, что всерьез стоял вопрос о его закрытии. Но вот в двух последних номерах за 1966 год вдруг был напечатан роман «Мастер и Маргарита», и у журнала появился какой-никакой, однако, читатель, живший надеждой, что, может быть, еще что-нибудь в этой дебильной «Москве» напечатают. Ведь напечатали же Булгакова…

Другим чудом можно считать то, что роман Булгакова стал любимой книгой советской молодежи. «Отлежавшись» четверть века, он попал в руки к читателю, не испорченному чтением Фадеева и Гладкова. Этот читатель с радостью воспринимал романную чертовщину, с ходу включался в веселую игру с автором и, даже если чего не понимал, приучен был ориентироваться на интонацию. Как Шура Балаганов.

Роман М. А. Булгакова производил волшебное впечатление! Особенно в Москве. Голая женщина летела на помеле над вечерним Арбатом! В переулке у Моссовета любовь настигала героев, как убийца, и поражала, как поражает молния, как поражает финский нож! В таинственной мгле, сгустившейся у Патриарших прудов, возникал вдруг город Ершалаим! А по вполне узнаваемым адресам бродили черти!

Черти появились у Булгакова не сразу. В первом варианте романа, «Консультант с копытом», сатана появлялся в Москве один, в одиночку он и действовал. Но вскоре автору стало понятно, что сюжет разрастается и Воланду одному везде не поспеть. Пришлось вводить дополнительных персонажей. Так князь тьмы обзавелся свитой. Так «однажды весною в час небывало жаркого заката, в Москве на Патриарших прудах» высадился небольшой, но деятельный отряд, объединенный одной целью и подчиненный воле одного командира. Так сказать, «спецназ» темных сил. Или, если кому угодно, чертовски удачно работающая банда. С точки зрения организации, оперативники которой в конце романа ликвидируют «нехорошую квартиру» на Большой Садовой улице, это было одно и то же. Упомянутая организация по долгу службы боролась как с бандитизмом, так и с контрреволюцией.

Ребята эти в романе выглядят вполне профессиональными криминалистами. Таковыми они, наверное, и были. Или Булгакову хотелось видеть такими советских коллег Афрания.

Будучи профессионалами, чекисты, собираясь на операцию, рассчитывали «накрыть» на месте трех-четырех фигурантов. Не более. Банда не может быть большой - факт очевидный. Иначе она станет неуправляемой. С другой стороны, бандитская группа не может быть и слишком маленькой. На серьезное «дело» не выйдешь, рук на все не хватит.

То, что обычно преступники «работают» группами по 7−8 человек, криминалисты определили опытным путем еще в середине девятнадцатого века. Просто напрашивалось сравнение с карточной колодой, содержащей по 9 карт каждой масти! Сыщики охотно стали отмечать членов банды различными картами. Ворам тоже понравилась эта карточная символика.

Король, конечно, глава шайки. Его правая рука (и по должности - «мокрых» дел мастер) - валет. Десятка - хозяин притона, «малины». Девятка, восьмерка, семерка - бойцы. Шестерка - бандитский «юнга», молодой человек «на шухере» или «на подхвате». Роль тоже немаловажная, а главное - перспективная. Выпадет из «колоды» кто-то из бойцов - станет «шестерка» «семеркой».

Воланд и его свита легко раскладываются в своеобразный «дьявольский пасьянс». Король - естественно, Воланд, валет - Абадонна, Гелла - десятка, девятка и восьмерка - Азазелло и Фагот-Коровьев. Шестерка, без сомнения, Кот Бегемот.

Какие карты еще остались? Туз - это криминальный авторитет, законник и третейский судья. Бандитский «маршал», чаще всего недосягаемый. Откуда-то сверху он «спускал» решения, обязательные к исполнению даже главарем. Кто в романе - туз, станет понятно, ели вспомним одну из последних глав:

- Он прочитал сочинение мастера - заговорил Левий Матвей, - и просит тебя, чтобы ты взял с собою мастера и наградил его покоем.

Дама в бандитской «колоде» - пассия короля. Ею в романе Булгакова стала ведьма Маргарита. И, как мы знаем, она прекрасно справилась со своей ролью: быть королевой бала, затеянного в Москве Воландом.

Кто входил в свиту Воланда? Черная магия и ее разоблачение

Почему Сатану в романе М.А. Булгакова зовут Воланд? Да потому что другой псевдоним, Мефистофель, был уже прочно связан с «Фаустом» И.В. Гете (и еще с оперой Ш. Гуно). Не оторвешь! Вот М.А. Булгаков и выбрал для Сатаны, явившегося в Москву, другое имя: Фоланд (Voland). Это прозвище дьявола было почти неизвестно русской публике. Да и в «Фаусте» И.В. Гете оно появляется только однажды. «Faland» по-немецки «лукавый». На Руси, кстати, у черта было такое же прозвище.

Опять же, как не поиграть с читателем в «Угадайку»? Булгаков (к счастью) - не Чернышевский. Не скажет на первой странице заветное слово, чтобы потом долго, умно и скучно объяснять, для чего же это слово было сказано. Имя «иностранного консультанта» не вызывало никаких ассоциаций и только через некоторое время догадывался читатель: а ведь, пожалуй, это он.

Точно так же позволено было читателю поломать голову над загадочными именами подручных Воланда. Имена эти - производные греческих и древнееврейских слов. И, если знать перевод, они во многом теряют свою загадочность. Давайте-ка пролистаем «дьявольскую колоду» и проникнем в тайну имен дьявольских подручных.

Начнем с «вальта». Как уже говорилось, это - Абадонна, демон войны, хладнокровный и равнодушный убийца.

- Абадонна - негромко позвал Воланд, и тут из стены появилась фигура какого-то худого человека в темных очках. Эти очки почему-то произвели на Маргариту такое сильное впечатление, что она, тихонько вскрикнув, уткнулась лицом в ногу Воланда.
- Да перестаньте, - крикнул Воланд, - до чего нервозны современные люди… Ведь видите же, что он в очках. Кроме того, никогда не было случая, да и не будет, чтобы Абадонна появился перед кем-либо преждевременно…
- А можно, чтобы он снял очки на секунду? - спросила Маргарита…
- А вот этого нельзя, - серьезно сказал Воланд и махнул рукой Абадонне, и того не стало.

Слово «абадон» семитского происхождения и означает «уничтожение», «истребление». В современном иврите существуют однокоренные слова, имеющие смысл «теряться», «пропадать», «кончать жизнь самоубийством». У многих семитских народов, населявших восточный берег Средиземного моря, Абадонном звали бога солнца. Солнце в этих краях - совсем не ласковое среднерусское «солнышко», а, в самом деле, испепеляющий все убийца, от которого надо скрываться.

Древние греки перенесли этого бога в свой пантеон под именем «Аполлион» (губитель) и тоже сделали богом Солнца и беспощадным убийцей. Один из атрибутов Аполлиона-Аполлона был лук с разящими без промаха стрелами. Красивый поэтический образ для губительных солнечных лучей! Гораздо позже убийца стал покровителем искусств и окружил себя сонмом красавиц-муз. В реальной жизни такое тоже случается.

Следующая «карта» - десятка. Это - содержательница «малины», вампиресса Гелла.

Открыла дверь девица, на которой ничего не было, кроме кокетливого кружевного фартучка и белой наколки на голове. На ногах, впрочем, были золотые туфельки. Сложением девица отличалась безукоризненным, и единственным дефектом ее внешности можно было считать багровый шрам на шее.

Гелла - имя древнегреческого происхождения. На средиземноморском острове Лесбос (не все жительницы которого - лесбиянки!) так называли безвременно погибших девушек, которые после смерти превратились в вампиров. Очевидно, не успев вдоволь нацеловаться при жизни.

А слово «малина», которым называют свою квартиру воры, совсем не связано с душистой лесной ягодой. Это искаженное ивритское слово «мелуна», то есть «конура, ночлежка». «Гостиница» же, а также «отель» на иврите называются однокоренным словом «малон».

Из свиты Воланда самые деятельные и проворные - Азазелло, Коровьев-Фагот и незабвенный кот Бегемот. Почему этого «обаятельного» (по словам Азазелло) шутника писатель назвал гиппопотамом?

Как раз наоборот! Это гиппопотам назван по мифологическому чудищу Бегемоту. Об этом создании говорит Бог праведнику Иову, когда хочет доказать свое могущество и слабость человека (Иов.40:10−19).

Вот бегемот, которого Я создал, как и тебя; он ест траву, как вол; вот, его сила в чреслах его и крепость его в мускулах чрева его; поворачивает хвостом своим, как кедром; жилы же на бедрах его переплетены; ноги у него, как медные трубы; кости у него, как железные прутья; это - верх путей Божиих; только Сотворивший его может приблизить к нему меч Свой…

«Бегема» на иврите - «скотина, зверь». «Бегемот» - множественное число от этого слова, «звери». Тысячесильный Бегемот - олицетворение всех диких зверей, повелитель наземных животных. В демонологии этим словом стали обозначать демона плотских желаний и звериных наклонностей. Одно из любимых обличий этого демона - большой черный кот. Именно так и разгуливает по Москве шут из свиты Воланда.

…третьим в этой компании оказался неизвестно откуда взявшийся кот, громадный, как боров, черный, как сажа или грач, и с отчаянными кавалерийскими усами.

Дружок Бегемота, Коровьев-Фагот, тоже не прочь пошутить и поюродствовать. И имя у него тоже странное. Ведь фагот - это деревянный духовой инструмент басового тембра. Не так ли?

Так-то так, но в данном случае никакой связи с названием музыкального инструмента нет. Имя демона Фагота происходит от древнегреческого слова «фаго» - «пожираю». Так что кривляющийся Коровьев, хищник-пожиратель, исполнитель «грязных» дел. Ведь Воланд в романе себя деяниями - злыми или добрыми - особо не утруждает. Осуществляет, так сказать, общее руководство. Теоретизирует. А основную «работу» за него выполняет тот же Коровьев. В «связке» с Бегемотом и с Азазело.

Ну, вот и до последнего из подручных Воланда добрались. В заключительной главе романа он предстает в своем настоящем виде: «демон безводной пустыни, демон-убийца». В арабских, домусульманских еще, сказаниях Азазель и Аввадон - братья-убийцы. Человек, взглянувший в глаза Аввадону, обречен. Приговор вынесен. А Азазель этот приговор исполняет. Совсем как в книге:

Барон стал бледнее, чем Абадонна, который был исключительно бледен по своей природе, а затем произошло что-то странное. Абадонна оказался перед бароном и на секунду снял свои очки. В тот же момент что-то сверкнуло в руках Азазелло, что-то негромко хлопнуло как в ладоши, барон стал падать навзничь, алая кровь брызнула у него из груди…

В книге Б. Акунина «Азазель» шеф объясняет юному Эрасту Фандорину, а заодно и читателям, кто же такой этот демон.

Азазель - это падший ангел… Про козлов отпущения помните? Так вот, их, если вы запамятовали, было два. Один во искупление грехов предназначался Богу, а второй - Азазелю, чтоб не прогневался. У евреев в «Книге Еноха» Азазель учит людей всякой дряни: мужчин воевать и делать оружие, женщин - красить лицо и вытравливать плод. Одним словом, мятежный демон, дух изгнанья.

«Книга Еноха» - это факультативное чтение, в канон священных книг она не входила. Но рассказ в ней о заслугах падшего ангела Азазеля перед человечеством весьма красочен и очень напоминает более поздние греческие мифы о титане Прометее. Азазело в романе Булгакова - убийца и обольститель. Именно его послали к Маргарите Николаевне с предложением, от которого она не смогла отказаться.

К счастью для нас, господа читатели. Благодаря этому мы смогли увидеть во всей красе бал, который устроил в пролетарской Москве сам Сатана.

У них был роман. Затянувшийся, ни к чему не обязывающий роман. О котором никто не должен был знать, и поэтому… знали все.

Бумеранг. Часть 2

Алик остановил машину возле старого, двухэтажного здания. Он не смог сдержать усмешки, прочитав надпись: «Охранное агентство „Фортуна“. Станцов Р.А.»
- Не занят, Станцов?- улыбнулся парень, входя в кабинет.
- Сашка? Не может быть!- Руслан крепко пожал руку гостя, - Мне так и не удалось сделать из тебя бойца!
- Ты так думаешь? - Алик быстрым движением, опрокинул друга на стол, но ответного удара ждать не стал, - Всё, поединок окончен!
Он поднял упавшую на пол фотографию. Два мальчугана, были похожи, словно отражение в зеркале.
- Твои? Молодец! А с женой познакомишь?
- Хоть сейчас! Поехали в гости!
- В другой раз. И много у тебя работы?
- Хватает, - отмахнулся Руслан.
- А если заказ сделаю я? - с издёвкой спросил гость.
- Ты отлично знаешь, всё что в моих силах.
- Я могу на тебя рассчитывать?
- А ты в этом сомневаешься? - с вызовом и долей обиды, вопросом на вопрос ответил друг. Алик улыбнулся. Несмотря на время, проведенное под началом самого Дубравова, Руслан так и остался тем провинциальным мальчишкой, которого он когда-то знал.
***
Родился Руслан в маленьком районном городке. Его отец работал главврачом в частной клинике, мать же посвятила своё время воспитанию единственного сына. Ребёнок рос тихим, немного замкнутым, но невероятно, для столь юного возраста, целеустремлённым. Он просыпался, когда только начинало сереть. В любое время года, делал зарядку на свежем воздухе. До изнеможения отжимался на турникете. Не удивительно, что родители отдали его в спортивную секцию. Тренер с восхищением смотрел на упрямого воспитанника. Он был уверен, мальчишку ждёт блестящая карьера. Родители тоже верили в это. Пусть в их семье уютно и дружно, но для своего сына они хотели другой жизни. Яркой, наполненной впечатлениями славы и побед. Оказавшись в столице, Руслан с головой окунулся в занятия, отдавая им львиную долю времени. Но он быстро понял, как далеки его мечты от реальности. Ребят из группы, мало интересовал спорт, для них это был всего лишь престиж. Вначале, на Руслана не обращали внимание, но когда тренер, в очередной раз, с укором предложил остальным брать с мальчика пример, на него посыпался град издёвок и насмешек. Дальше хуже. Чтобы состязаться на профессиональных рингах, требовалось спонсирование. У остальных воспитанников проблем не возникало, их родители оплачивали все необходимые счета. Руслан такой возможности не имел, так что в итоге, и тренер махнул на любимца рукой, понимая его бесперспективность.
Прищурив лукавый, ярко-голубой взгляд, Алик с интересом наблюдал за товарищем по спорту. В мальчике чувствовалась сила. Он не пытался угодить негласному лидеру, а даже, наоборот, грубо обрывал любые попытки начать разговор. Только во время состязаний, Алик видел открытую улыбку, подбадривающую, после очередного промаха. До мастерства и ловкости Руслана ему было очень далеко, приходилось прикладывать максимум усилий. Напарнику хватило бы нескольких ударов, чтобы отправить в нокаут, своего запальчивого соперника.
Возвращаясь с занятий, Руслан наслаждался тёплым, осенним деньком, пытаясь отогнать невесёлые мысли о будущем. Он не сразу заметил поджидающую его компанию.
- Ну что, гений большого ринга, поделишься мастерством? Со всеми сразу справишься? Ты же у нас талант!
Руслан грустно усмехнулся:
- Что-то вас маловато.
- В самый раз! - цинично хохотнул кто-то из толпы.
В руках ребят появились металлические цепи. Они словно стая одичалых волчат, бросились, на ненавистного оппонента, жестоко нанося удары. Силы были неравны, Руслан не смог удержаться на ногах. Это ещё больше приободрило мальчишек.
Сквозь красную пелену тумана, Руслан услышал знакомый, насмешливый голос:
- Смелости-то сколько! А если присоединюсь я, против никто не будет?
Говоривший весело, даже дружески улыбался, держа в пальцах зажжённую сигарету. Ребята остановились.
- Саша? Мы немного решили развлечься!
- Проваливайте, - усмехнулся Алик, - если не желаете продолжить бой в ином раскладе, и в другом месте.
Компания с трудом переводила дыхание от недавней схватки.
- Но почему? Ты что, за этого ублюдка?!
- А мне нужно к вам присоединиться восьмым?
Алик с тревогой посмотрел на лежавшего без движения Руслана, присев возле него:
- Ты как? Вызвать скорую?
Парень слабо пошевелился:
- Всё в порядке.
- Я в этом не уверен. Подняться можешь?
Руслан вытер кровь с разбитого лица.
- Езжай. Тебе что, заняться больше нечем?
Алик хмыкнул:
- Не обращай внимания, они просто завидуют!
- Завидуют? - парень искренне удивился. - Но чему? Я ведь даже ни разу на настоящем ринге не был.
- Да! - обречённо вздохнул Алик, закатив глаза, - И всё-таки ты провинциал до мозга костей. Они платят тренеру, чтобы он не искал тебе спонсоров!
Руслан недоверчиво покачал головой, потом неожиданно спросил:
- И ты? Ты тоже завидуешь?
Голубые глаза Алика лукаво сощурились.
- Ну… может, самую малость.
- Мне это надоело, - тяжело вздохнул Руслан, - я поеду домой.
- Значит, ты проиграешь! - бросил собеседник.
- А ты предлагаешь, дальше терпеть? Какой смысл? Я никогда не выйду на ринг.
Алик ненадолго задумался.
- Тренируйся, готовься к поединку. Считай, что спонсор у тебя есть.
- Кто? - растерялся Руслан.
- Я или, точнее, Сергей Дубравов.
***
Уговорить отца, поставить на начинающего боксёра, Алику ничего не стояло. Сергей только усмехнулся новой его затее.
В знаменательный день, зал был полон. Присутствовали телезвёзды, знаменитости в поддержку молодых талантов, даже сам Дубравов и тот посетил мероприятие. Но, увы, уже на первых минутах, всё пошло не так. К сильному противнику, Руслан ещё не был готов, не хватало опыта.
По окончании поединка, Сергей попросил, чтобы парень заехал к нему. Как не старался Алик, поднять настроение другу, тот понимал, что подвёл его.
Дубравов встретил незадачливого бойца улыбкой. Руслан впервые увидел этот властный взгляд, заставляющий, безоговорочно подчиняться. Он опустил голову:
- Вы ожидали не такой результат…
- Я позвал тебя, не выслушивать оправдания, - перебил Сергей. - Что ты намерен делать дальше?
Руслан вздохнул:
- Видно, карьера боксёра мне не светит.
- Почему же? Устроить второй выход, не составит проблем. И на этот раз я позабочусь, чтобы ты победил. Это игра. Нужно правильно расставить шахматные фигуры. Но, действительно ли, ты этого хочешь?
Руслан посмотрел на собеседника:
- Больше я ничего не умею.
Сергей улыбнулся:
- Я видел тебя на ринге. Мне нравится твоя искра. К тому же тебе доверяет Алик, что уже много. Выбор за тобой.
Глава 24
Руслан ни разу не пожалел о принятом тогда решении. Он не был глуп, и легко понимал своего нового хозяина. И всё же иногда парень, разрывался между преданностью Дубравову, которого искренне уважал, и другом. Алик не признавал власть отца, словно в каком-то вихре сумасшедших идей, пытался доказать своё главенство. В то время он только познакомился с Леонидом.
Руслан не находил себе места, по приказу Сергея, он выяснил, кто же был заказчиком зелья.
Алик сидел в кресле, открыто улыбаясь. Его дерзкий, голубой взгляд с вызовом смотрел на друга:
- Что дальше? Ты меня сдашь?
Руслан в отчаянии судорожно вздохнул.
- Саша, ты понимаешь чем это грозит? Ты загремишь за решетку, вместе со своим компаньоном! И это в лучшем случае. Мне даже представлять не хочется, что будет, если узнает Сергей Викторович.
- И что же будет? - надменно бросил Алик. - С отцом я разберусь сам. Что касается тебя, просто не вмешивайся!
Руслан покачал головой, но всё же выдать друга не смог.

Она прелесть…
Умная, красивая, недоступная, верущая…
А я. А что я… Обычный романтичный юноша 40.
Писарчук…
И она не в поиске мужчины.
Сладкая парочка, с разными попытками.
Скучает ли она? Конечно.
Скучает ли он? Безмерно…
А что их удерживает? Верно! Придуманные фантазии, сентиментальность, правда и поиск ее…
Что даже те средние пни, еще готовы потрясти своим благополучием)
А может и счастьем, кто их разберет…
Пока разочарование еще спиной…

ФИЕСТА
В лощёной тиши ресторана
Парит виртуозное трио.
Аккорды рояля учтивы
И трепетна дробь барабана.
Чуть хриплый пассаж саксофона
Ласкает изящную пьесу
Лихим бизнесменам от прессы,
Владельцу текстильной короны,
Любовнице члена конгресса.
Манерны, как светские франты,
Танцовщики-официанты,
А редкие вина и блюда
В старинной фамильной посуде
Являют привычное чудо,
И радует сердце гурмана
Изысканная икебана.
А рядом, в собольей утробе
Велюрового гардероба
В печальном раздумье немеет
Над строками Хемингуэя
Швейцар-отставник, как невесту,
Держа тонкий томик - «Фиесту».

- Для тебя я окончил свой роман… виртуальный роман.