Цитаты на тему «Трагедия»

Произошла ужасная трагедия, которая не может оставить равнодушным ни одного человека. Боль которая отразилась в наших душах и сердцах у каждого гражданина нашей страны… Погибли дети, невинные души… От этого разрывается сердце, душат слёзы… Самое страшное, что это всё случилось по чьей то халатности, из-за несоблюдение элементарных норм, правил безопасности. Куда катится мир? Почему создается такое впечатление, как будто мы хотим истребить друг друга? Хочется сказать: «Люди оглянитесь! Что вы делаете?!» Разве есть что-то дороже жизни, тем более, когда это жизнь беззащитных детишек… Царство небесное Вам 64 души, которые так покинули неожиданно эту землю, своих родных и близких, которым хочется пожелать величайшего терпение и очень большого мужества, чтобы найти какие то силы, постараться как-то жить дальше. Держитесь, мы с вами! Дети, простите! Мы безутешно скорбим!

Где-то по миру стремильно вдаль
Льется рекою жизни волна
Цветы распускает, росинок хрусталь
Весь мир наполняет светом она
.
Но у этой медали есть две стороны
Там, где нет тепла и вянут цветы
Куда не достанут лучи той волны
Есть мир безмолвный, мир Пустоты
.
Оля кончила Вуз и пошла на работу
Сияет как солнце и ведь неспроста
Олег на свиданье позвал на субботу
Но не знала она, что придёт Пустота
.
Надя в тот вечер неспешно гуляла
Домой она шла на кутузов проспект
И тоже, ярчайшим огнем вся пылала
Наконец утвердили в музее проект
.
А Олег взявши роз и бутылку сухого вина
Отрадно спешил к своей ласковой Оле
Ни тучки, ни облачка, ярко светит луна
Кто мог знать, Пустота была его долей
.
Нарушил покой тех сладостных мыслей
Визг тормозов резкий и яркий свет фар
Секунду подумать, бежать нету смысла
И шаг в Пустоту лишил её радости жар
.
Удар, хруст костей и крики прохожих
Вдали от дороги застыв в страхе она
Цветы, осколки, и пара ног похоже
Спаситель отдал за спасенье сполна
.
Как бы ни было больно, и стонала душа
Свет и Тьма, не в силах его воскресить
И так громко до хрипа кричала она
Заливаясь слезами хотела его разбудить
.
Отдал ей свой свет, чтоб сияла Надежда
А сам он погас, погрузившись во тьму
И Оля не знала, что не будет как прежде
Не пришёл, разлюбил? Отчего, почему?
.
Один дарит жизнь, другой её забирает
Как и зло ищет в пару себе доброту
Даже тьма от слепящего света спасает
Если впустишь в себя глубоко Пустоту

ПОСЛЕДНЕЕ СКЕРЦО
Здесь были вампиром разбросаны кости,
Там бес приоткрыл в преисподнюю дверцу,
Смеялся и звал всех желающих в гости
Послушать в его исполнении скерцо,
В, присущей ему, виртуозной манере
На скрипке работы синьора Гварнери.

Бес начал с распевного, сочного lento,
Продолжил allegro: в неистовстве терций,
А также октав и двойных флажолетов
Картины мелькали убийств, интервенций,
И мнилось, как кровь от кромешного Ада
Текла сквозь Шоа до безумья джихада,

И метили в души ракеты и бомбы,
В руинах звучало чуть слышное «амен»,
И те, кто остались, ушли в катакомбы,
Чтоб стать на века земляными червями.
Бес коду закончил одной из каденций,
И «пепел Клааса стучал в моё сердце».

Крик в душе, как извержение вулкана,
Лавой и протестом жжёт в груди,
И не вырвешься из цепкого капкана,
Отнят милый, счастье позади…

Ладно бы разлучницей — подругой,
Всё равно увидеть есть возможность,
Но пришла с косой и тяжкой мукой,
И вселила в сердце безнадёжность…

Поход в бездну (памяти экипажа подлодки «Курск»)

Тонны воды на бортё и голоса в эфир,
В долгий поход ушла подлодка.
Но их не дождался порт и не дождался Мир,
Снова смешались слёзы с водкой.

В утренней тишине не распахнётся дверь,
Господи, где ж твоя сила?
Как на чужой войне, что говорить теперь,
Жизнь ни за что ребят била…

Люки уже не вскрыть, болью глаза в глаза,
Что же, прощай, дружок Сашка!
Знать оборвалась нить тонкая полоса,
Наша с тобой судьба — тельняшка.

Воздуха больше нет, руки металл крошат,
И сумасшедший взгляд — смерти…
Чайкой из детских лет не принесёт душа,
Больше к родным письма в конверте.

Волны вскипели вмиг, свечки зажглись во мгле,
Ветер морской сердца резнул.
И материнский крик эхом по всей земле,
Словно последний шаг в бездну.

Тысячу лет в пути во глубине веков,
Лишь на мгновенье сбившись с курса.
Тем пацанам идти с завистью всех Богов,
Гордо под флагом лодки «Курска»!

Тем пацанам идти с завистью всех Богов,
В вечность на субмарине «Курска»…

Шофер

Чтобы помнили!

Он.
Что ты нашла во мне, я не актер,
На знаменитых помешаны все!
Парень как парень, водила-шофер,
Нежно влюбленный в шоссе!
Долгие рейсы и так без конца,
Вам мои чувства, увы, не понять.
В мыслях сдуваю грустинки с лица,
Знаю, мучительно ждать!

Она.
Видишь, черемуха вновь зацвела,
Будто невеста одела фату…
Как меня в мыслях моих довела
Гонка по тонкому льду!
Сказано было совсем не в укор:
Я перестала витать в чудесах,
Как я хочу говорить тебе вздор,
Вновь утопая в глазах!

Он.
Серые будни забелит метель,
Я уходя говорил — не грусти…
И торопясь исчезал через дверь,
Чтобы движок завести.
Но на ходу обещал — привезу
И обменяю улыбку на грусть,
Ты улыбалась, скрывая слезу:
Ладно родной, продержусь!

Она.
Вот этот серый, глубокий кювет
И на обочине камень простой,
Выжженный солнцем последний портрет,
Что ты наделал со мной?
Я прихожу и меняю венки…
Рядом со мною, наш маленький сын.
И раздирают сознанье гудки,
Мчащихся мимо машин!

СОЗВЕЗДИЕ ПСА
(Памяти собак-истребителей танков, павших во Второй мировой, посвящается).

В поле ярко пылали весенние маки,
Дополняя собою великий пожар,
И по ним шли лавиной со свастикой танки,
Сотрясая земной изувеченный шар.

В одиночку с ордой бились храбрые «Яки»,
Проявляя в начале войны чудеса,
А под танки бесстрашно бросались собаки,
Чтоб в объятии взмыть высоко в небеса.

Крыли тридцать бойцов в мать, и душу, и Бога,
Насчитав из орудий всего лишь пяток,
И собак оставалось в живых уж не много:
Шарик, Муха, Чернуха, Парад, да Свисток.

Окружив батарею, рычали «Пантеры»,
«Тигры» вторили им, и басил «Фердинанд»,
А солдаты держались: им были примером
Шарик, Муха, Чернуха, Свисток и Парад.

Погибая, солдат прижимался к собаке,
Той, что ближе, с трудом прошептав: отомсти,
И лицом зарывался в кровавые маки,
Жизни смысл отыскав у себя на пути.

И пошли под «Пантеры» Чернуха с Парадом,
«Тигра» взял на себя звонкогласый Свисток,
Шарик вовремя начал дуэль с «Фердинандом»,
Закатившись, как мяч, под чудовищный бок.

Умирала, осколком изранена, Муха,
И катилась по шерсти набрякшей слеза,
И брела по степи, ухмыляясь, старуха,
И косою закрыла собачьи глаза.

Пролились над Землёй очищения грозы,
Родилась на цветах и на травах роса,
И в ночи Б-г зажёг неизвестные звёзды
В мире вечного мрака, в созвездии Пса.

Листок бумаги белый-белый,
Еще не тронутый никем.
И мальчик кисточкой несмело
Страну рисует. Но, зачем?

Чтоб жить в такой Стране не жутко,
Чтоб ни пожаров, ни войны.
Улыбки, смех от детской шутки.
И нет прекраснее Страны.

Нарисовал он в небе Солнце
И клин летящих журавлей.
В Страну волшебную оконце
Он кистью прорубал. А в ней:

Все люди братья и сестрички,
Друзья, влюбленные. И вот:

Но, кто-то рядом чиркнул спичкой.
Рисунок детский подожжет.

Торговый центр объят пожаром.
От «Зимней вишни» уголек.
Полсотни. Больше. От угара.
Вон мальчик выбраться не смог.

И сорок детских душ мгновенно
Испепелились до черна.
Но память скорбная нетленна.
И боль утраты пить до дна.

Утих пожар. Притихли люди.
Слезами залит был огонь.
Кто виноват? И где те судьи?
Кого судить? Кого не тронь?

Листок бумаги белый-белый,
Еще не тронутый никем.
И мальчик кисточкой несмело
Страну рисует. Но, зачем?

Из-за преступной халатности горят Дома престарелых. Гибнут беспомощные старики… Из-за преступной халатности горят Торговые Центры. Гибнут дети… Это всем нам укор. Живущим… Как дальше жить-то, а …
Хотелось бы, чтобы КАЖДЫЙ из нас задумался о том, как он живёт, всё ли делает правильно. И сделал всё зависящее от него, чтобы такая трагедия больше не повторилась.

Такую участь врагу не пожелаешь.
А тут горели дети, как в аду.
Зовя на помощь, они прощались,
Кричали «Мама я тебя люблю!»

Как страшно, что они при жизни,
Своим родным в прошедшем говорили о себе.
Как страшно, что унесло столько жизней,
В мирный час на нашей то земле.

Как больно не рассказать словами.
Ведь эту боль ничем нам не унять.
Родные, милые мы с вами…
Как тяжело это осознать, принять.

Простите нас … Вина есть в каждом.
Мы должны мир лучшим вам оставлять.
Чтоб вы дети росли бесстрашно.
Без страха, что в любой момент можете жизнь потерять.

Море цветов и океан игрушек.
И миллионы белых шаров.
Пусть Бог упокоит ваши души…
Простите всех, что каждый вас спасти не смог.

(Кемерово, мы с вами…)

29.03.18

Свидетельство о публикации 118032905858

Их Бог забрал., из Адских рук огня.,
Они, в муках умирали., задыхаясь.,
Кричали, мамочка., спаси меня!,
И с жизнью своей, они прощались!!!

За что?, за что?, за что такая мука?,
Для невинных перед Богом, ещё детей,
Почему жизнь, оказалась, так коротка?,
По чьей то воле, столько вдруг смертей!

С горькими слезами, причитает Мать,
Навечно горе, поселилось, в её душе.,
Не вернуть уже, то былое вспять,
Им теперь не больно., они Ангелы уже.

Невозможно без слез…
В горле ком…
Не принять ни душой, ни умом.
Невозможное есть!
Сколько их?!
В том дыму…
Навсегда!
Это горе не счесть.
Это больше чем просто беда…

Забыть нельзя, исправить невозможно,
Всепоглощающий огонь провёл черту,
За той чертой, кого там быть не дОлжно,
Смертельный рок вмиг раздавил мечту…

И льются слёзы, и несут игрушки,
И океан цветов, но не вернуть детей,
В который раз захлопнулись «ловушки»,
Их больше нет… мир стал ещё пустей…

Кого-то может быть за это и осудят,
Но видит Бог: потеря безнадёжна,
Ведь жизнь одна, другой, увы, не будет,
Забыть нельзя, исправить невозможно…
Вячеслав Пятов.27.03.2018 года.

Сегодня… встречать будем рассвет,
Какой бы не была погода…
И расстоянья между нами нет,
Мы вместе, к чёрту это время года.
Весне так рано, хоть Весна в календаре,
А радоваться будем теперь позже.
Скорбит земля, скорбит не по Весне…
Скорбит по душам, к ним цветы у изголовья…

«СКАЖИТЕ МАМЕ»
(Памяти павших в Кемерово посвящается)

Немолод я — седая голова,
Но, слава Б-гу, сердце не остыло —
Наотмашь в нём аорту бьют слова:
«Скажите маме, я её любила».

«Скажите маме…». Как же дальше жить,
Любить до гроба, ненавидеть люто,
Смотреть на звёзды, петь, мечтать, дружить?
«Скажите маме…» — Жизнь ушла как будто.

«Скажите маме…» — милая моя:
Глаза да хвостик — «Я её любила».
«Скажите маме…» — Страх в душе тая,
С любимой мамой тихо говорила.

Прости, коль сможешь, взрослых, и страну,
Где ты сгорела, как цветок на поле.
Всесильный барин, ставь себе в вину
Людское горе — море адской боли.

Вельможи, слуги, Б-г воздаст вам всем
За ложь и алчность, прочие пороки.
Не думайте, что он и глух, и нем:
Наверняка, ещё не вышли сроки.