Цитаты на тему «Боль»

В жизни каждого — своя боль.
И, пусть это звучит грустно,
Но, когда не кладешь соль,
Твой обед не совсем вкусный.
Просто кто-то сильней нее:
Он шагает по жизни дальше,
И, пусть кружится воронье, —
Не приемлет он этой фальши.
А другой, — он лелеет боль,
Всем и каждому это покажет,
Упивается он лишь собой,
Красоту не заметит даже!
Для него — только он и мрак,
Что приносит его болячка…
Он считает, что жизнь — пустяк! -
Только так и никак иначе!..
Не внимает советам друзей,
Лишь собою всю жизнь занят, —
Но становится только слабей:
Без борьбы боль на дно тянет.
В 20 лет он уже старик,
Всем и всюду он недоволен, —
Потому что любить не привык,
Подчинился своей доле. -
Так расправь свои плечи сильней
И смахни свою боль пылью:
В жизни столько прекрасных дней! -
Боль уйдет, обернувшись былью!..

Я бы научилась играть на гитаре
И кем угодно стала бы я
Сделала всё что есть в этом мире
Если бы ты посмотрел на меня

Готовила бы изысканные блюда
За тобой вечность ухаживала
Сдела бы даже то что чуждо
Если бы ты посмотрел на меня

Поймала бы стрелу в своё сердце
И даже после смерти осталась любя
Моя душа смогла бы согреться
Если бы ты посмотрел на меня

Запахли бы в январе розы
Весь мир бы остановился
Перестали бы греметь везде грозы
Если бы ты посмотрел на меня

Но ты меня не знаешь увы
А я в тайне буду любить тебя
И представлять как бы было бы
Если бы ты посмотрел на меня

…За секунду всё стало легко сразу:
Ветер в спину. Не рвёт на части.
— Я всю жизнь собирала
свою боль
в вазу.
И случайно разбила.
На счастье…

Боль утихает, если найти ей имя.

Как же это больно — быть всем недовольным…

Подарите мне путёвку в небо,
Мне бы только близких навестить,
Стала мне земля хрустальным склепом,
Хочется прощенья попросить.

Рвётся сердце ввысь и нет покоя,
Не спасает душу звездопад,
Мне бы повидаться вновь с тобою,
Самолёты в Рай не долетят.

Подарите мне возможность эту,
Подарите… на коленях Вас прошу,
Кто терял — поймёт и без ответа,
Разрушающую сердце тишину.

Подарите мне путёвку в небо…

Боль нaдо прожить

Быстрое время. Быстрaя сменa чувств. Нет местa для проживaния боли. Люди идут к психологaм чaсто с одной целью — чтоб немедленно зaглушить боль. Чтоб быстрей перестaть чувствовaть — и сновa бегом, в жизнь, в рaботу, в семью. Кaк роботы. Чтобы жить и не беспокоиться. Чтобы жить и не мешaли нaвязчивые мысли. Чтобы жить и не чувствовaть.

Потому что боль — это о чувствaх. Это покaзaтель. Где нaрушенa целостность, тaм болит. Где рaнa, тaм болит. Где рaнa, тaм не может не болеть. Если оргaнизм живой, он реaгирует болью нa трaвму, нa зaболевaние, нa сбой в рaботе.

Есть выход: стaть киборгом, тогдa не будет болеть. Вообще никогдa. Но тогдa и зaкaт не будет рaдовaть, и вино не вкусно, и кошкa не умиляет. Это ведь тоже — о чувствaх.

Рaнa не зaживaет моментaльно. Дaвaйте мaзью обезболивaющей помaжем. Дaвaйте повязку нaложим. Но рaнa не зaлечится рaньше, чем срaботaют все зaщитные и восстaновительные мехaнизмы. Кровь нельзя зaстaвить сворaчивaться быстрее, a клетки — быстрее регенерировaться. Все происходит со своей скоростью и в свое время.

То же сaмое — и с психикой. Ей нaдо дaть отрaботaть все этaпы. Не удерживaть специaльно (не рaсковыривaть рaну), не ускорять (мaзaть одно средство зa другим тут же). Нaдо дaть себе ОТБОЛЕТЬ.

Потеря болит. Рaсстaвaние болит. Сообщение с плохим содержaнием болит. Неотвеченное сообщение болит. Грубое слово болит. Нелюбовь болит. Игнорировaние болит. Ревность болит.

Нaдо не бежaть, не спaсaться, a проживaть. Нaдо болеть. Кaк во время гриппa, нaдо отлежaться в постели, попивaя чaй с лимоном. Нaдо принимaть эту боль и это состояние. Признaвaть и нaзывaть то, что чувствуешь. «Дa, я ревную». «Дa, я боюсь ее потерять, смертельно боюсь». И чувствовaть. Плaкaть. Злиться. Выливaть гнев. Стрaдaть, рaзглядывaя фотогрaфии.

Писaть дурaцкие письмa. Можно не отпрaвлять, но писaть. Посвятить чaсть времени тому, чтобы прожить боль от ситуaции. Побыть в ней. Не смaзывaя. Не переключaясь. Не отвлекaясь. Специaльно выделить время для осознaнного проживaния боли.

Психикa сaмa включит зaщитные мехaнизмы. Если вы не будете ей мешaть, включит. Переболит — и нaступит aпaтия, безрaзличие. Потом придет спокойное понимaние произошедшего. Зaтем — принятие ситуaции и желaние двигaться дaльше. Это то, что вы хотели получить срaзу, незaмедлительно, в сaмом нaчaле.

Понимaю, стрaнный рецепт. Но вы сaми знaете: действие любого обезболивaющего зaкaнчивaется, a рaнa перестaет болеть, только когдa зaживaет.

Иногда боль приводит в чувства, если другого способа нет.
Пореже бы.

Тот, кто боится, что от него уйдут — уходит первым.

Опять просыпаюсь от приступа удушья. Привычным движением нащупываю ингалятор — вдох. Кашель. Вдох. Нет, не вдох. Попытка. И снова кашель, будто все псы твои внутренние, сидящие на цепи, одновременно залаяли. Вдох. Р-р-р-р. Заткнитесь. Слёзы из глаз неровно стекают по щеке и на подбородок. Вдох. Псы успокаиваются и, звеня цепями, укладываются снова поспать, до следующего раза…
Вдох. Выдох.
У тебя снова была попытка задушить меня? Столько лет живем вместе, столько я отдавал тебе себя, ломал себя для тебя. И это твоя благодарность? Вдох. Выдох. Уходи. Я больше не намерен терпеть твои издёвки. Вдох. Уходи от меня, Боль. Я тебе изменил, Боль: взял и все простил…
Теперь нет тебе места в моем сердце. Туда переезжает Прощение. Оно сказало, что к нему часто в гости приходит Счастье. Вдох. Выдох.
Я остаюсь… улыбаться.

Говорю ему: «Может встретимся?
Я уже не могу без тебя!»
Он ругает меня и бесится:
«Нам встречаться с тобой нельзя!»

Говорю ему: «Сделай визу!
Или пропуск организуй!»
Он в ответ: «Я с тобой… Я близко…
Не дави меня на слезу!»

Говорю ему, повторяю вновь:
«Умоляю! Давай весной!»
Он в ответ, строго хмуря бровь:
«Хватит! Брось говорить со мной!»

Говорю ему: «Хорошо.Пусть так.
Но прошу, ты хотя бы снись!»
Он в ответ: «Любимая, я не в тех местах…
Так что зубы стиснула и смирись!

Видеть тебя здесь, скоро, не хочу.
Небеса не лучшее место для свиданий.
Дочку береги! Я по вам грущу…
И надеюсь небо встречу не подарит.»

Порой жизнь бьет очень больно — хлыстом с размаху да прямо по сердцу. А ты стоишь и улыбаешься ей, потому что если не улыбаться, просто сдохнешь от боли. Улыбка прикрывает всё, даже внезапно открывшееся предательство человека, которого долгие годы ты считал близким и самым преданным на свете, смерть любимого питомца, отказ от тебя друга детства из-за нелепого недоразумения и невозможности доказать свою невиновность, известие о тяжелой болезни. Ты улыбаешься миру, хотя тебе так хочется крикнуть ему: «Что ж ты со мной делаешь, гад? !» Но ты знаешь, что получишь в ответ тишину. И поэтому молча и совершенно нелепо растягиваешь губы в улыбке. А Бог тем временем, плачет по тебе…

Мне нравятся эти успешные (речь не о деньгах) женщины, которые умудряются вставать с колен, с детьми под мышкой, после ножа в спину. Там где рвется неожиданного, как бы невзначай. Джинсовая куртка встречается с голодным лезвием предательства и рвется. (конечно, все спланировано, предательство — это холодный расчет, а не выпавшая zero на рулетке). А с ней ранится то, что под ней, а потом там очень болит. А после нужно долго стараться не злиться, не проклинать и суметь простить. В отличие от женщин и это не проходит… Говорят, женщины подобно кошкам, у них помимо грации и нежности, те же, девять жизней, а я говорю: «У женщин больше девяти жизней!» Она сколько раз упадет, столько и поднимется. Потому что у нее дети, потому что у нее так много всего, ради чего нужно вставать и двигаться дальше. Первое время выжимая с себя это желание, а позже, она сменяет поникшие уголки губ на улыбку и одев любимые туфли, кинув в сумочку новую помаду, снова готова хоть в бой. Женщин бьёт жизнь больнее, потому что происходит это как правило от любимых рук, которым она некогда доверяла. Но она не перестает верить в их силу, пусть уже совсем других рук, других глаз, но она им верит. Будто никто не рвалась ее душа и она не знала острия холодного клинка, что некогда рвал ей ее безжалостно. Мне нравится этот успех над болью, над предательством, когда каждая, некогда слабая, перестала плакать и стала сильной. Мне интересны они как личности, как бойцы, как те, кто оказались сильнее тех, кто считается их сильнее. Ведь для новой жизни, им нужно всего ничего: любимые туфли и новая помада в сумочке. Это не кошки, это целый космос в каждой из них, когда жизней в них, как звезд во Вселенной.

На чёрной злой полосе
Я вновь напишу как будто:
Я буду счастливей всех,
Я буду счастливой, буду.

Сквозь выстрелы колких фраз
Шепчу я врагам: прощаю.
Я буду счастливей вас,
Я это вам обещаю.

На крыльях земных своих
Я штопаю снова рану.
Я стану счастливей их,
Я стану счастливой, стану.

Не шлите мне боль в словах
И злое своё проклятье.
Я выпущу вволю страх
Из места, где будет счастье.

И пусть в ледяной мечте
Стоптали ногами солнце.
Я буду счастливей тех,
Над болью кто так смеётся.

Не смейтесь в мой горький час
Злораднее и шутливей.
Я буду счастливей вас,
Всех тех, кто меня счастливей.

Спасибо за стимул вам.
Шью крылья свои покуда,
Пишу я на них слова:
Я буду счастливой, буду.

Калинаускайте Мария

мамочка, мы повзрослели за девять дней.
роли твои как важнейшую часть наследства
без обвинений и склок разделили с ней:
все пополам — это лучший урок из детства.

мамочка, помнишь, читая мои стихи,
ты говорила, что все на один мотив и
слишком трагичны. а я вот гляжу в архив:
где там трагизм, если все оставались живы?!! здесь же — трагедия, как распростертый флаг
неистребимой и неотвратимой силы:
в чашке без чая, в завешенных зеркалах
и в тишине так истошно невыносимой.

строки пресыщены, но вместе с тем пусты —
не поместить в них всей боли, всех слез, всей веры.
это синдром поэтической немоты:
чувств слишком много для заданного размера.