Цитаты на тему «Память»

Мы бы встретились в сентябре.
Рассказать друг о друге новости,
Если б были слегка подшофе
И смеялись над этой осенью.

Мы бы, может, зашли в кафе,
Погреть руки о чашку чая,
Бросив вещи на крюк в фойе
И не слова о прошлом «скучаю».

Ты бы мне рассказал про дочь.
Я тебе про задиру — сына.
Ты родителям смог помочь?
Молодец! Как всегда, мужчина.

Мы бы громко смеялись в такт
Над курьезами нашей юности.
Говорили б с тобой о делах,
Что с бюджетом немного трудности.

Я тебе бы прочла стихи —
Ты хвалил бы меня, подбадривал.
«А ты помнишь?» — звучало бы
И никто б ни на чем не настаивал!

О погоде, моём зонте,
О работе твоей… И с болью
Мы молчали б, входя в фойе
Как не стали большой любовью.

Осенней тишины я пью настой,
ведь летний звон ушёл в забвенье снов.
Закрыл все двери крепко на засов,
лежит вокруг теперь туман густой.

Седая ночь укутала дома
и блики серебристые в окне.
А время-метроном диктует мне-
— за осенью последует зима.

Она порошей заметёт виски,
о бренности напомнит мне земной.
Но память, вдруг пронзив своей стрелой,
избавит от нахлынувшей тоски.

Наплыв былого согревает вновь,
воспоминания даны нам в дар.
И распалят они в крови пожар,
и запылает прежняя любовь,

которую сковал однажды лёд,
но память этот лёд растопит в нас.
Я наслаждаюсь осенью сейчас
и пусть зима немного подождёт.

Сижу, листаю старый наш фотоальбом… Интересная эта штука — жизнь! Но почему-то, самыми прекрасными её особенностями являются именно грустные воспоминания!

АБСОЛЮТНОЕ СЧАСТЬЕ
Нужно ль быть мудрецом, чтобы точно сказать,
Абсолютное счастье бывает ли в жизни? — 
Если жив твой отец и жива твоя мать,
Счастье есть абсолютное — в радужной выси
Видишь танец планеты с полночной звездой,
Нежность чувствуешь волн, нисходящих на сушу,
И природа, гордясь неземной красотой,
Услаждает охотно и сердце, и душу.

Но поймёшь это, только оставшись один,
И в тяжёлое время броженья по кругу
Одиночество — в сером плаще господин
Станет самым надёжным и преданным другом.

Мы по жизни идём до черты от нуля,
Копим в безднах ума бесконечные знанья.
Не стесняйтесь признаться в любви, сыновья,
Как и дочки, к родителям, ждущим признанья!

Ну как твоей душе, моя хорошая,
Летается в неведомых мирах?
Измученное тело (тело — прах?)
Ей перестало домом быть и ношею…

Теперь тебе уже не больно, милая?
Ты там уже, где благость и покой?
Ты недопетой искренней строкой,
Звездой взлетела, птицей белокрылою?

И по душе ль душе твоей пристанище,
Что радостей земных взамен и бед?
Прости, хорошая, что плачу вслед —
Не завтра заживёт на сердце ранища…

Прости, тебе так мало мною сказано —
И нужных слов хватало не всегда,
И эти километры-города…
Но мы ведь — правда? — не словами связаны?..

Скорблю. Прости, молитвы не читаются…
Ты знаешь — их не каждый ведь горазд…
Тебе по вере — верю!- Бог воздаст.
Пусть душеньке твоей легко летается!

Copyright: Клавдия Семеновна, 2018
Свидетельство о публикации 118082007980

Невозможно вытряхнуть из Души пепел перегоревших чувств.

Кокон марли стерильной мотает пурга
И макает бинты в незашитую боль,
Только память поверх проступает всегда,
Чистоту амнезии окрасив собой.

На разрыве дыханья материи треск,
Воздух белыми нитками сыпется вниз…
Режет скальпель мороза повязки небес,
Чтобы мир заковать в застывающий гипс.

И срастется в покое зимы перелом.
И, покрытый прощеньем, как шрамами, вновь,
Отзываясь на каждый по-год-ный излом,
Вспомнишь, как танцевать этот танец — Любовь.

«Небо манит звездой,
Тело бренное раня:
Я умру молодой
Нежной майскою ранью.
Я уйду, наконец,
В неземную ответность
Вопрошавших сердец,
В поднебесную светлость.
Оставляя земле
Недоплаканность боли —
Недопетый молебн
На убогом престоле…»

«Я уйду наконец» авт. Илана Вайсман
--------

Годы — кони по нервам цокая,
Приближают к заветной пристани…
Как Там дышится, черноокая,
Что ты видишь душою пристально?..

Подскажи, мне словечко главное,
На печаль мою, на истому ли…
Я звезду назвала Иланою,
Чтобы, глядя на небо, помнили…

Имя есть и другое вроде бы,
У неё, мне оно неведомо…
Пусть сияет над малой родиной
Над землёю твоей и дедовой,

От которой была оторвана,
Где гуляла простою школьницей
Ты — смешная, с косицей чёрною
И стихи сочиняла, помнится…

Искупилась ли в недопетости
В «синеве всепрощенья» Богова?
Сколько враз ещё надо бед снести
Голосистому да убогому?..

Может здесь отпускает грешницам
От большого до малой толики?..

А со мною судьба «манежится» —
Всё играет в кресты да нолики…

2010 г.

Серебро позабытого снега
Еле слышно, случайно, нечаянно
Разольется по памяти негой,
Ежевичным дымящимся чаем, но
Будет солнце пронзительно злое
Разгонять те поминки хорошего,
Обернув настоящее зноем,
Прекратит посиделки у прошлого.
Естество ж обогреется вьюгой,
Той далекой, забытою, снежною…
Если память зовется подругой,
Разве боль возвращается прежняя?
Бередит серебро думы поздние,
Упаду в сон далекий на днище я,
Размечтаюсь под яркими звездами,
Глядь, в руке лишь вода. Снова нищая.
Сотый раз все развеялось прахом,
Крик ударил серебряным молотом…
Отрекусь ли под тяжестью страха
Горевать за потерянным холодом?!
Одеваются капельно зимы,
Снег, как шлейф драгоценный, набросив.
Незаметно, тихонько, незримо
Ежевичная вспомнится осень…
Гонит жизнь, словно листья, года.
А у памяти зимы всегда.

2005 г.

Память — понятие бессрочное.

1

Скоро седые твои сыновья и юные внучки шальных подружек
Сбагрят поблекшие черновики в провинциальный заштатный музей.
Скоро напишут враги и друзья, в чём был неправ и зачем был нужен.
Скоро забудут твоих врагов и похоронят твоих друзей.

Что же останется от тебя? Томик в запасниках библиотечных,
Отзвук шагов между серых стен, светлая грусть перелётных стай.
Но не отпустит уйти в закат и раствориться в безлико-вечном
Девочка, плачущая навзрыд, снова листающая твой сайт.

2

Девочка, полно, прошёл январь, скоро капели и тёплый ветер.
А у него листопад, дожди, неотвратимость слепой беды.
Всех не оплакать, не отмолить, да и не надо, бог шельму метит.
Незачем рваться к тем берегам, где затерялись его следы.

Город в сугробах, бульвар в огнях, окна в узорах, в запое дворник.
Хватит бесцельно глазеть в экран. Выйди из дома. Дыши. Живи.
Только в кромешной ночи опять вьюга бросает на подоконник
Ломкие листья его надежд, рыжую сказку его любви.

«Кому, как не тебе, меня хотя бы вспомнить»
(Владимир Плющиков)

Кому, как не тебе знать о моей печали,
О том, как по ночам, душа, отдав мольбе,
Последний вздох надежд, к твоей любви причалит,
Об этом знать скажи, кому, как не тебе?

Кому, как не тебе мои глаза светили,
Когда седая боль внимала ворожбе,
И покидала кров алькова, как святыни,
Кому ж об этом знать, кому, как не тебе?

Как я хочу опять к груди твоей прижаться,
Разлив по венам ток твоих безумных губ,
Вдыхать тебя, вдыхать, как пьяный дым акаций
И как весной в лесу древесный свежий сруб.

Кому, как не тебе, знать то, о чем мечтаю
И то, что ноша дня в обиде нелегка,
Как я упрямо жду вестей хороших стаю
И вечером всего лишь одного звонка.

И если разделить любовь мою по датам
И вспомнить прошлых чувств неугасимый след,
То каждому из них любви моей не хватит,
А для тебя ее достанет нА сто лет.

Мой дом стоит во тьме в краю забытом, зимнем
И грезит по ночам о ласковой волжбе…
Ах, мне без глаз твоих дышать невыносимо,
Кому ж об этом знать, кому, как не тебе?!

2006 г.

Память — обоюдоострый кинжал из тумана времени.

Заполучив счастливое воспоминание о человек, человек отказывается от человека.

Бывает память уже утихла, почти стерла лица и события, как вдруг… Одна мелодия, одно дуновения ветра принесло знакомый запах из прошлой жизни, какой-то пустяк, но он разорвётся в голове салютом, вонзится острым ножом в сердце, перевернет душу. Усмехнётся время, начинай забывать сначала.