Цитаты на тему «Память»

Вспоминаю окопы, разбитый блиндаж,
Бой за жизнь! — Как сейчас мне его не хватает.
Там все было понятно, кто наш, кто не наш.
Да, я плачу, простите, такое бывает.

Я знаю, с возрастом Любовь не угасает…
Она взрослеет и становится мудрей…
Дарует счастье, от беды любой спасает,
С годами делаясь терпимей и добрей…

Любви исток — родник, несмелый ручеёчек
Растёт. Со временем становится рекой,
Связав незыблемо двух бывших одиночек
В два берега своих, что не разлить водой.

Течёт река Любви то бурно, то спокойно…
То дни волной, сплетая в нити-жемчуга…
То, унося в водоворот бурлящий знойно…
Желаньем страстным затопляет берега…

И вспять река даже тогда не повернётся,
Когда один из берегов уйдёт в туман…
Она меж них единым руслом остаётся,
Чтоб памятью-волной лечить второй от ран…

24.07.16

Когда нечего вспомнить, хочется забыться.

Мы память наполняем день за днём,
считая, что ей нет конца и края…
Но жизнь идёт вперёд своим путём,
и день за днём из памяти стирает.
Нельзя идти вперёд, смотря назад.
И память так устроена природой:
стирает время боль былых утрат,
спасая от фатального исхода.
Нам дарит эволюции ступень
такую вот забывчивость людскую:
года сотрут и самый лучший день,
оставив только искру золотую.

А мне от моих дедов не осталось наград… Они выбыли из жизни раньше, чем их успели наградить…
Дед Алексей. Немецкий концлагерь шталаг IV, май 1942, 33 года.
Дед Андрей. Бои за Балаклею (Украина), февраль 1943, 29 лет.
А есть еще мамин дядя. Александр. 27 июня 1941, 20 лет.

Моим родителям
.
Март. Сорок пятый. Завтра первый бой.
Неспешно надвигается рассвет.
Он пишет первое письмо домой.
Плохих предчувствий и в помине нет.

Но, оказалось, и последний бой…
Придет ответ, а адресат убит.
Погиб солдат в медовый месяц свой.
— Пал, как герой, — напишет замполит.

А что же его юная жена?
Прочтет и не поверит — как же так.
И оборвется радости струна,
И долго будет обнимать пиджак.

Всего одно письмо. Всего одно.
Зачитанный, заплаканный листок…
В нем горсточка простых житейских слов
И трепетные чувства между строк.

День Победы! Поистине величайший день. Когда празднуется: доблесть, честь, отвага, терпение, любовь, верность — в лице всех тех, кто защищал Родину. Эти качества которые помнят, чтут и празднуют в этот Великий день! И пусть любовь к Родине никогда не покидает Вас, но будет Вам верной спутницей на всю жизнь. И пока мы помним, значит — живы. И дай Бог, чтобы спустя многие поколения, в нас все так же жила память о всех тех, как сейчас живы в нашей памяти. Все те, кто положили жизнь за свою Отчизну, не жалея своего живота! Долгих лет жизни каждому герою, кто жив. И вечная память тем, кто пали. В этот день не будет никаких постов. Время годов потрясения и скорби и день Великой радости. В этот день не бывает солнечной погоды, потому что даже небо скорбит по всем павшим, что покинули землю. Я прошу Вас не просто чтить память героев павших и ныне живущих, Георгиевской ленточкой. Но и видя пожилого человека уступить ему место в транспорте, на занятой скамейке, одарить улыбкой и просто словом «Спасибо», которое в этот день имеет колоссальное значение. Ведь герои не только те, кто защищали в то время Родину, но и те кто, кто в то время появились на свет. Само их рождение — уже героизм. Это время героизма мужчин и женщин. И в день героев, нужно или молчать, или говорить о героях. С Днем Великой Победы!!! Мы помним! Мы ничего не забыли! Спасибо!

День Победы… И в праздничном небе зарницы —
Миллионами звёзд фейерверки летят в облака…
И с портретов глядят прямо в душу любимые лица
Не вернувшихся в жизнь с той войны, из святого полка…

День Победы… Ему — нипочём лихолетья,
Этот праздник у нас не отнять никогда никому,
Ведь на страже всегда этот полк, опалённый бессмертьем,
Каждым прожитым днем присягаем на верность ему…

Copyright: Ариша Сергеева, 2015
Свидетельство о публикации 115051003668

Плечом к плечу, от мала до велика,
Сплочённая Великою войной,
Течёт река… безбрежна, многолика,
Безмерной благодарности земной.

Всем тем, кто не вернулся с поля боя…
Кто выстоял… Победу пережил…
Здесь все достойны звания Героя,
Кто до конца Отечеству служил!

Пока мы помним той Победы цену,
Её Знамён не потускнеет шелк…
Сквозь времена и поколений смену,
Шагает по земле Бессмертный полк!

Мы эстафету приняли по праву
И этим нужно очень дорожить, —
Пока Героям воздаем мы Славу,
Полк этот, без сомнения, будет жить!

Очень приятно читать, что помнят врачей, которые беззаветно служили людям.
но у меня своя история, которую я слышала от мамы, пока она была с нами. И считаю, что я должна рассказать её. Моя покойная мамочка, мир праху её, в 1934 году окончила медицинский техникум в Симферополе, работала по специальности, сначала в институте физических методов лечения в Севастополе, затем вышла замуж и работала в Симферополе и училась в медицинском институте, но началась война, и с учебой, да и со всей прежней жизнью было покончено — наступила оккупация, а затем, когда все радовались, что их освободили от фашистов, весь народ стал вдруг «предателем» и был депортирован (а если употреблять нормальное слово, то — выслан) из Крыма. Во время пересылки мама заболела сыпным тифом и отстала от своего эшелона, её вынесли на носилках и определили в сыпнотифозную больницу на станцию Поворино, по ходу эшелона. Я не буду писать о мытарствах моей мамочки, может быть, хватит у меня когда-нибудь духу написать об этом своим детям и внукам. Сейчас не об этом. С большими мытарствами мама добралась до Ташкента, куда, по данным коменданта станции Поворина, ушел эшелон. Молодая женщина, 32-х лет, попадает в июне месяце в Ташкент, где никого не знает, и где никто не знает из должностных лиц вокзала, куда отправили эшелон. У неё нет денег, нет вещей, она в пальто, потому что высылали их из Крыма, где в это время прохладно, в больничной рубашке и тапочках!!! Никто не знает, что делать, и никто не особо озадачился. чтобы помочь. Сидит на вокзале, не знает, что делать, голодная, холодная, несмотря на июньскую жару. И вдруг к ней подходит проходивший мимо Батюшка и спрашивает, что случилось. Мама объяснила свою ситуацию, и батюшка сказал ей: Дочь моя, езжай на станцию Кауфманскую, там много ваших, не пропадешь. Мама объяснила, что нет денег. Он дает ей три рубля, на которые она купила лепешку, и горсточку урюка и доехала до Кауфманскую (Янгиюль, как я всю жизнь его называю). Я пропущу дальнейшие события, но сейчас о самом главном, из-за чего я так пространно пишу. Маме подсказали, что есть в Кауфманской больница, главным врачом которой был доктор Ниязов (Да святится имя его). Мама обратилась к нему. Представьте себе — приходит молодая женщина, стриженная наголо после сыпного тифа), одежда вся собрана по таким же страдалицам-подругам, и обращается к главврачу с заявлением, что она фельшер-акушерка, студентка медицинского института, но у неё нет ничего — ни паспорта, ни диплома — ничего. Только вот такое голое заявление. В конце беседы главный врач попросил маму написать несколько рецептом и отправил её работать акушеркой в роддом. С этого началось её возвращение в профессию, а значит, и в нормальную жизнь. Всю свою жизнь мама говорила об этом враче Ниязове, к моему стыду, все дела-дела-дела, и все было некогда. Сейчас я осознала, какой грех взяла на душу, надо было найти этого чудесного человека, и выразить свою благодарность. Конечно сейчас уже нет доктора Ниязова, но остались может быть, его дети, конечно же, сейчас есть внуки, правнуки — Пусть они знают о подвиге своего великого деда, отца гордятся им!

Березка над кирпичною стеной,
Случись,
когда придется,
надо мной!
Случись на том последнем перекрестке!
Свидетелями смерти не возьму
Платан и дуб.
И лавр мне ни к чему.
С меня достаточно березки.

И если будет осень,
пусть листок
Спланирует на лоб горячий.
А если будет солнце,
пусть восток
Блеснет моей последнею удачей.

Все нации, которые — сюда,
Все русские, поляки и евреи,
Березкой восхищаются скорее,
Чем символами быта и труда.

За высоту,
За белую кору
Тебя
последней спутницей беру.
Не примирюсь со спутницей
иною!
Березка у освенцимской стены!
Ты столько раз
в мои
врастала сны!
Случись,
когда придется,
надо мною.

Что-то клюнуло меня, —
И стал я — ночь и холод,
Стал дыханьем Вечного огня,
Цвет гвоздики,
Как в груди осколок,
Что заставил замолчать меня.
В памяти живу я миллионов,
Тысячи приходят до меня
И медали, словно листья кленов —
Реквием по всей стране звенят.
Пятипалые солдатские ладони
На асфальт летят, летят, летят,
Чтобы каждый на планете помнил
Из окопа пламени наш взгляд.

Зима в снега укутала Таганку.
Мне холодно в натопленном миру…
И первую попавшуюся банку
С вареньем я, продрогшая, беру.
И вспомнилось:
В объятиях пылинок
Прохожие, бегущие к метро.
Июнь. Жарища. Предвоенный рынок,
И с вишнями зелёное ведро.
Дождинки разбиваются о платье
Сквозь чистую звенящую листву.
От крупных сочных ягод ароматы
Перебивают «Красную Москву».
О прошлом не жалею я нисколько
И лишнее у жизни не прошу.
Всё будет, будет!
А пока на полку
С вареньем банки тёплые ношу…
…Мир рухнет в одночасье и навеки
Под краткое циничное: «Зер гут!».
Но снова побегут в туманы реки,
И города названья сберегут.
…Но всё невыносимее и горше
Совсем одной в такие вечера.
Бумага похоронная: «…под Оршей…»
Как будто мной получена вчера.
…Попью чайку и чуточку оттаю,
За стрелками ленивыми следя.
Прости, сынок., варенье доедаю,
Которое варила для тебя.

Словно медали деда,
Солнечный диск надраен:
Небо на День Победы —
Как небеса над раем.

Реки людские в мае
Вверх устремляют русло:
Лестницей на Мамаев,
Тропами Приэльбрусья.

Там шли в атаку роты,
Вязли в тягучих глинах…
Павшими за высоты
Кладбищ полны низины…
———
Тем, кто навек уснули,
Белый журавль — попутчик.
Ветры свистят как пули,
Гонят седые тучи.

Тучи плывут, не зная,
Что под небесной крышей
С каждым девятым мая
Линия фронта — выше.

Гром отгрохочет медный,
Ливень все слезы выльет.
Горечь на дне победы —
Тень журавлиных крыльев.

Была война…

Была война и рухнули мечты,
В тот летний день, под звуки канонады.
Со школьных парт ребята — сорванцы
Ушли на фронт, сменив свои наряды.

Свинцовый дождь пять лет на землю лил…
Она горела, пропиталась кровью…
И ты сейчас ступая по земле, пожалуйста, всегда об этом помни!

Как не легко Победа им далась,
Как души разрывало дикой болью.
И не дождавшись с фронта мать отца,
Детей теряла с горьким комом в горле.

Где каждый день борьба за пуд земли,
За счастье и свободу на планете.
Не выбирают время… только мы
Обязаны им всем на этом свете.

И потому, прошу я об одном,
Чтить память, уважая подвиг ратный!
Ведь, сколько их вчерашних сорванцов
Лежат в полях, жизнь за тебя отдавших.

Copyright: Наталья Жукова-Бабина,