С мыслителем мыслить прекрасно !

Из памяти не вырвешь середину,
Забудешь ли седой апрельский день,
Когда беда прорезала на спинах
Небрежным взмахом чёрную мишень.

Хрипела смерть, и яд стекал по коже-
Чернобыль, как проклятие богов,
Впивался в души воем, страхом, дрожью,
Могильным пеплом с адских берегов.

И над землёй неверящей дрожали
Пропитанные ядом облака.
И капли, что отравой обагряли,
Смывали жизнь за жизнью на века.

«Чернобыль — боль» — печатали в газетах.
«Чернобыль — ад» — гремело на устах.
Чернобыль — СМЕРТЬ! Он прожитое Где-то,
В котором жизни отданы во прах.

Я на свете одна не бываю, поверь,
Даже если никто не входил в мою дверь.
И когда собеседника я лишена,
Это вовсе не страшно. Со мной тишина.
И случается многое в той тишине.
Например, ходят тени по правой стене,
А на левой счастливые блики дрожат
И, по-моему, дружбой со мной дорожат,
И стремятся они со стены соскользнуть,
И меня по-щенячьи в ладошку лизнуть.

О, только вы не торопите
Меня, не мерьте мне минут…
Ветвей сцепившиеся нити
Меня ведут, ведут, ведут…
Такая длинная дорога!..
И если только не свернуть
С неё, то я дойду до Бога,
Живое время — это Путь!
Мгновение — как стих в поэме,
Блажен часов неспешный ход…
Не убивайте только время,
И время в Вечность вас введёт.

Безлунной ночью
Зажглась Свеча-Надежда
В душе остывшей.

Жена соседа — женщина моей мечты: всегда мечтал, чтобы у меня такой жены не было.

— Яша, ты шо-то сказал?
— Милая, к сожалению, я сказал: «Да», — в загсе три года назад…

«Английский за одну ночь. Пособие для полярников».

— Коля, ты что сейчас делаешь?
— Заливную рыбу.
— Ого! Ты умеешь готовить заливную рыбу?
— А чего ее готовить-то: кусок воблы, глоток пива…

— А ты правда сантехник?
— Правда!
— А скажи что-нибудь на сантехничном.
— Какой криворукий урод тут вам так все сделал?

— Японскую машину купил. Коробка передач управляется усилием мысли…
— Hу, и как?
— Да вот… Hикак с ручника сняться не могу…

Вот что значит сенсорный телефон… Кошка, обнюхивая его, сделала 3 снимка, отправила 5 сообщений и вызвала наряд полиции.

— Алло.
— Это секс по телефону?
— Вы не туда попали.
— Та-а-ак, хорошо, продолжайте!

Светает рано.
Щебечут птицы звонко-
На сердце тихо.

Весенний рассвет.
Луна одинокая
Тает в небесах.

О тебе всю ночь,
Могу я думать.
О тебе всю ночь,
Могу я вспоминать.
Лишь о тебе всю ночь,
Могу мечтать.
И о тебе всю ночь,
Скучать я буду.
Глаза закрою, тебя замечу,.
Глаза открою, тебя не вижу.
Лишь во сне с тобой побыть могу.
Лишь наяву тебя не слышу.
. Мы вместе лишь во сне, вместе лишь в мысле, вместе лишь в мечтах.

Интернет — вор, которого никогда не поймают, не осудят и не посадят.

Наполненное событиями советское детство.

Приятеля Мишку остановили «поговорить» залетные гопники.

«Ну, че, жиденок, че ты такой ссыкливый? Хочешь проверить, кто из нас сильней бьет?»

Одного не учли — дело было во дворе, а на верхней лестничной клетке одного из подъездов мы собрались тайком покурить. В открытое окно все было прекрасно слышно.

Похватав из «тайника» ножки от тумбочки, будто специально сделанные, как удобные дубинки, выточенные конусом, покрытые черным лаком, с утяжелением на конце в виде резьбового соединения, мы вихрем слетели по лестнице и выкатились во двор.

Стали полукругом позади Мишки.

С Мишкой нас стало пятеро против троих.

Нас было больше, у нас было оружие, мы были решительно настроены.

Дальше разговор шел матом. Тщательно выбирая непарламентские выражения, мы объяснили пришлым, что им надо как можно быстрее покинуть поле несостоявшегося боя, иначе им будет больно и унизительно.

И если вдруг, еще раз, мы увидим, или узнаем, что они посмели побеспокоить Мишку, мы их обязательно найдем, и сделаем им больно и унизительно.

Потом мы пошли пить пиво на стройку. Пиво надо было наливать в трехлитровые банки. Одной банки на пятерых было мало, и Мишка стащил пустую банку у бабушки. Вернул потом, она и не заметила. Пиво нам тогда еще не продавали, попросили купить грузчика из магазина. Подарили ему за это пачку «Примы».

Нам не нравилось пиво, но это был один из многочисленных обрядов инициации, перехода советской детворы во взрослую жизнь.

Сейчас трудно вспомнить, но, кажется, именно этот случай укрепил нас в понимании, что «свой — чужой» это не национальность.

Мы живем в разных странах, а кого-то и вовсе нет на этом свете.

Но почему-то мне хочется верить, что если что-то случится, те, кто еще на этом, найдут ножки от тумбочки и станут позади меня.

Не впереди, а сзади.

Лекарство от Безнадеги — Упрямство.
Его нет в аптеках.
Оно в твоих генах, оно в тебе…

Для шоп долго пожить, нужно много денег и не мало здоровья.

ценности которые у человека не может отнять смерть — бесценны

Культура нынче не в чести, хамство и наглость нынче в моде!