Цитаты на тему «Стихи о любви»

А осень, летом, ластится,
Не хочет уходить,
Ещё и ещё раз
К нам возвращается

Опять, плюс двадцать, на дворе,
И так прекрасно жить,
И лето, пусть, и бабьим,
Попрощается…

Зарядят вновь дожди,
Холодные ветра,
И ветки без листвы
В окно, начнут, стучаться

Ах, как беспечны,
Как наивны были
Этим летом мы
Лишь, только, остаётся, огорчаться…

Потянутся несчастные
Такие вечера,
И ночи, что темнее
Чёрной кошки,

И только огонёк
Лишь, теплится свечи,
Оставлен был он, мною,
На окошке…

О, Франция, любимая моя,
Ты для меня, всегда, служила идеалом…
О, как я много знаю о тебе,
И в то же время, как ничтожно мало…

От мушкетеров, славных, «Солнца-короля»,
До ненавистной всей стране, Бастилии,
От Жанны д Арк, до лилий на гербе,
А, впрочем, разве, дело, только, в лилиях…

О, величавая твердыня Нотр Дам,
И витражей твоих, затейливые окна,
О, Лувр, словно Почетным легионом,
Ты охраняешь сон Джоконды, Лизы Моны…

И средоточие искусства на Монмартре,
И величавый храм музык — Гранд опера,
Не перечислить всех великих композиторов,
Мне точно так, как небожителей пера,

Наполеон, Вольтер и Кромвель, и Коммуна,
И революций тех, что, Родиной была,
Когда все — без чинов, шли под твои знамёна,
Свобода всем дарила два крыла…

Двадцатый век, как был для всех он, долог,
Ты, как и все, не только, войнами, жила,
И приютила, под своими крышами,
Эдит Пиаф, которая «воробышком» слыла…

-А где сюжеты для стихов,
Своих, находишь, то и дело?
-Как тот, акын, что вижу, то — пою,
И нет фантазии предела…

-Люблю весну, её начало,
Люблю природы пробужденье,
И лето, красное, люблю,
Цветы, люблю плодов рожденье,

И осени благословенной
Когда настанет вдруг, пора,
И у камина зимних посиделок,
Когда не скучны, хоть и долги, вечера…

Да мало ли сюжетов в свете,
Их невозможно перечислить в одночасье,
Позвольте, мне стихи писать, сюрпризом,
И всякий раз дарить вам маленькое счастье…

Все Парижские, свои, акварели
Я из папки, на столе, разложу,
Кадры, но не из кино, а из жизни,
Словно карты по судьбе, расскажу

Утро, Эйфелева башня в тумане,
Сена плещется в граните, чуть слышно,
И витрины у бистро, пока, закрыты,
И у зонтиков, приспущены, крыши,

Дремлет кофе, ароматный, под крышкой,
Свежей выпечкой, к себе, зазывая,
Переулками, лишь, песенка, вьётся,
Светлой музыкой, подобной, звукам трамвая,

И фиалки, на Монмартре, как прежде,
Всё цветочницы свои, продают,
Что в душе своими синими глазами
Создают неповторимый уют…

Я Парижские, свои, акварели,
Разложу, как будто, карты, по судьбе,
Где с капелью, ну, а где-то, с метелью,
Где в апреле, ну, а где-то в феврале…

В старом городе вечером бродит туман,
Он по улицам плавно течет и домам,
И найдя одинокие окна в тиши,
Осторожно спешит.

Он мечтает пробраться вовнутрь и обнять,
И в замерзшие души добавить огня,
Даже белый туман быть устал нелюдим —
Постоянно один.

И в одном из тех окон я молча грущу,
Но туман постучит, я его не пущу,
Я еще не готова по-новой опять
Никому доверять.

А на утро туман не оставит следа,
А ведь он, как и слезы, по сути вода!
Он хранитель печали, надежды и снов
Желтых окон домов.

Я не обещала любовь, но кажется, я проспорила,
И пускай перепутаны чувства и имена,
У этого лета будет своя история,
У этого лета будет своя страна.

Неважно, что завтра дожди в нашем старом городе,
Что завтра сезон зонтов и дождевиков,
Сегодня для грусти нет ни единого повода,
Сегодня есть море, бутылка вина и любовь.

Тик-так, Ах, как же так…
Время идёт только вперед,
И никогда, чтобы, назад,
Пусть на мгновение, в старый наш сад,

В милый наш двор, с нашим окном,
Нашу скамейку в саду, том, найдём,
Наши качели, как прежде, скрипят,
Тик-так, старый наш, сад.

Яблони ветки склонили к земле,
Тихо так, в нашем саду, на заре,
Август, как прежде, спешит угощать,
Тик-так, приходи, навещать.

Тик-так, В юность, вернись,
В пору счастливую, вновь, окунись,
Пусть, только в мыслях, на, время, назад,
Тик-так, в старый, наш, сад…

Из бутылок, мной выпитых можно построить мост
Через море Азовское прямо, б**ть, до Китая.
Сигарет я скурил много больше, чем ржавых звёзд
Над столицей в ночь зимнюю кружится и летает.

Что ты можешь поведать о чувствах своих без лжи?
Я любил тебя так, как солдаты — стрельбу по детям,
Я любил тебя так, как смертельно больные — жить,
Как ослепшие — Солнце, которое им не светит.

Я топил тебя в водке и красном сухом вине,
Ну, а ты всё всплывала, барахталась, не тонула;
Оставаясь печалью у кромки, на самом дне,
Оставаясь прижатым к виску пистолетным дулом.

Я вдыхал тебя дымом, я феном тебя глотал —
Но забыть эти губы, увы, один чёрт не вышло.
Моё сердце до ужаса твёрдое, как металл
И, походу, ему очень скоро наступит крышка.

В алкогольном отрубе мне снятся твои глаза;
Умоляю, пошли на мой адрес письмо-депешу,
Ну, а лучше вернись. Поскорее вернись назад
Потому что я скоро не выдержу и повешусь.

Это, знаешь ли, глупый такой вопрос,
Кто кого подпирал и над кем кто рос,
Кто получше умел перекинуть мост
И бежал пободрее кроссы…

Это, знаешь ли, очень смешно звучит,
Кто кому был забрало, копье и щит,
Кто готовил тирады, кто стряпал щи,
Кто кому вынимал занозы.

Это, видишь ли, надо тогда решать,
Кто из общего больше отпил ковша,
И у этого глупого дележа
Не найдется конца и края…

Но запястье к запястью прижмет экстаз,
Наши пульсы — в три четверти, словно вальс…
Мы — не разница, слышишь! Мы -резонанс!..
Это, знаешь ли, все решает.

«И жить торопится, и чувствовать спешит»,
И разбивая, на бегу, судьбу в осколки,
Он склеить торопливо поспешит,
Фрагменты наспех совместив, и только,

А нет, чтоб, бег, на шаг переменить,
Остановиться, хоть немного, оглядевшись,
Не надо индульгенций покупать,
Грешить, хоть, вполовину, надо, меньше,

А там, глядишь, и, вовсе, перестать,
И нрав свой буйный чувствами украсить,
Любовью оскорбить никак нельзя, Любовь — поэзия,
Не то, что эпиграммы, твои, с баснями…

Когда поймёшь ты, что она во всём права,
И в этой жизни от любви нам не укрыться,
Тогда зови художника в свой дом,
Запечатлеть навек достойных, кисти, лица…

Горе ты моё, радость мы моя,
Счастье ты моё иль, моя беда,
Средоточье встреч наших и разлук,
Не держите речь, не чертите круг,

Не ходите вдоль да и поперёк,
Кто не знаёт нас и тому в домёк,
Что не сможем мы разной жизнью жить,
Не пытайтесь здесь грязно ворожить,

Бумерангом жизнь вам воздаст сполна
Разрешите цвесть вербе у окна,
Разрешите жить, нам, как суждено,
И пускай горит золотом оно,

То окно в ночи, где свеча горит,
Где сидим мы, молча, и любовь не спит…
И к чему слова здесь — не нужны слова,
Все без слов, понятно, я ли не права,

В том, что повстречались мы — тяжкий общий крест,
Но нести его по жизни нам, вряд ли, надоест,
Потому, как ноша, коль своя — не тянет,
Милый, мой хороший, кто кого поманит,

Кто кого отыщет, далеко ль, окрест,
Для тебя, мой милый, нет других невест,
Не пытайся вырваться из моих оков,
Нет для меня, в свете, иных женихов,

Жизнью мы обвенчаны, пусть, в конце пути,
Нам, поодиночке, дальше, просто не пройти,
Жизнь отныне общая, тропкой у ручья,
То ли радость, друг для друга, то ли, западня,

Только как бы там не вышло, нам поврозь — не жить,
Не пытайтесь разлучить нас, поздно ворожить…
Не бывает в судьбах, нам, не нужных встреч,
А такую, как у нас, мы должны сберечь…

Всё в этом мире относительно,
Какая в том, моя вина…
Ну, да, костыль, мой спутник верный,
Но я такая не одна…

Пол мира, тех, ну, что «очкарики»
Колёса носят, как красу,
Они хромые, но по зрению,
И с костылями — на носу…

А у кого-то слух не очень,
Тогда вставляйте аппарат
Он на костыль, похож, не очень,
Кузен не то, что родной брат…

Мы все по жизни уязвимы,
Но что же делать, коли так,
Давайте помогать друг другу,
Ведь это — самый добрый знак…

«Какой уютный столик на двоих!» —
Шепнула потихоньку Ветру Осень!
«Согласен!» -и листву с деревьев сбросив,
Сказал: «Я напишу красивый стих!
Давай пока здесь отдохнём чуть-чуть.
Поговорим с тобой, поотдыхаем,
Быть может, вместе помечтаем.
Пока нас дождь внезапный не настиг.»
И Осень улыбнулась: «Что ж, давай!
Хочу сейчас с лимоном вкусный чай!»
09.09.2018 г.
Наталья Галкина

Я болтушка, только, не трепло,
За свои слова всегда в ответе,
Непорядочных поступков не ищите,
В жизни мною, писанном сюжете,

Я с полёнок знала, что табу,
Это значит, вовсе не касаться,
А не так, ну, чтоб как мячиком бросаться,
Коли захочу, себе возьму,

Что нельзя в чужую лезть семью,
На коне, вот так вот, без разбору,
Разбери проблемы со своей,
А в чужой не надо плесть узоры,

Лесть, она не признак ни ума,
Ни души открытой благородство,
Лесть, ну чтобы ясно было, как и дважды два,
Мелких душ за ней скрывается уродство…

Говорят души не открывай своей
Никому, тем более, подруге,
Потому предаст тебя тогда, когда не ждешь,
С фирмою: «Коварства мелкого услуги…»

Что тут скажешь, нету благородства,
Нету чести, так же, как и воспитанья,
На лицо — моральное уродство,
И души прогнившей, прозябанье…

И без толку вам ходить по храмам,
Потому, как храм в душе разрушили,
И из десяти Господних заповедей,
Вы, уже, одиннадцать, порушили…

Есть такие девушки на свете
Только парни в нас не видят одного,
Если нам немного причесаться,
Из себя мы будем ничего.

И тогда — любая, словно диво,
И на диво, чудо хороша,
Присмотритесь,…Разве главное прическа,
Главное — красивая душа…

Коли скажет, то не за спиною,
А ответит, так не в бровь, а в глаз,
А беда придёт — стоять стеною будет,
За себя? Нет, исключительно, за Вас.

Ну, а если, вдруг, кому то надо,
Пыль в глаза гламурную пустить,
Пять минут — и с нами все в порядке,
Дипломатов можете просить…

Будет всё по высшему разряду:
Атмосфера, стол, одежда, речь,
Мы найдём, чем этих супостатов,
Так сказать, на уровне, развлечь…

Только вот в обычной нашей жизни,
Как-то, не привыкли мы блистать,
Так наденьте же очки, мужчины,
Нас вы перестали замечать…

А раз так найдётся тот, кто сможет,
И брильянт отыщет и в пыли,
«Как же мог Вас раньше не заметить,
Где была я? Там же, где и Вы…

Но теперь принадлежу другому
Пусть из придорожной я пыли
Честь вам и хвала, семье и дому,
Дню тому, когда меня нашли…

Словно в жизни главную награду,
Словно орден я теперь ношу у сердца,
Фото небольшое шесть на девять,
В день, когда согрел меня, ты, сердцем…»