Цитаты на тему «Тишина»

Земля вращается тихо, люди — нет…

Храни молчание. Хранить
Его куда трудней, чем нить
Воспоминаний, разговоров,
Храни молчание от сора
Словесного. Не проронить
Ни слова — трудно, но продли
Молчание до той вдали
Маячащей миражной встречи,
Где тишина уже часть речи,
А небо — это край земли.

Ты подарил мне тишину.
Она мне, милый ни к чему
Когда на улице весна
Так давит эта тишина

Ну, вот опять… напрасны ожиданья…
Вновь тишина… Ни шороха, ни звука,
Я как девчонка верю в обещанья…
И ждать учусь… Трудна эта наука!

Опять-таки рассудком понимаю,
Что есть дела служебные, работа.
Но снова выходные наступают…
Два дня без Вас!
… мне стало грустно что-то…

23.08.2006

Не менее двух часов в сутки человек должен принадлежать самому себе и находиться в состоянии покоя. Это также важно для психического здоровья, как и общение. Ровный ход мыслей, самопознание и размышления, иногда просто пустота и тишина — часто мы это делаем неосознанно, но нам нужно уединение. По дороге на работу и обратно, отключаясь в общественном транспорте от мира, праздно рассматривая витрины магазинов, не планируя покупок и т. д. Уединение нужно для равновесия нашей души.

Внимая пространству озноблено, молчи — тишина не приручена
Свободная, но и бездомная, пришедшая просто по случаю.
В мгновения те безымянные дыханье насыщено притчами
Короткими, смелыми, странными… обманно-дурманными — личными.
Объятья смерещатся жаркие., но это из лучшего, чаще мне
Видения скалятся, шамкают, тенями кривляются, машутся.
А я удивляюсь: — Замечена? Узнаю ли что-нибудь?.. Важное…
Но слышу — Мешаете, женщина! Мы тут похоронены — заживо!

Молчу и тишине внимаю,
я, молча, больше понимаю,
я глубже чувствую в тиши
желанья робкие души.
Молчаньем, вдохновляясь, снова
я понимаю ценность слова,
и внемлю, внемлю тишине
сама с собой наедине.
Вспугнуть дыханием не смея,
весну на солнечных аллеях.

Когда душа захочет тишины —
Уйду одна
Туда, где дали от дождя пьяны,
Как от вина.

Где горизонт натянутой струной
Звенит, дрожа,
Где пики елей, что стоят стеной,
Острей ножа.

Где сладкий воздух и прозрачный свет
Пью, как нектар;
На все вопросы есть один ответ:
Жизнь — это дар.

Где нет обид, жесткости, вранья,
Не правит злость…
И совершенен мир, в котором я
Всего лишь гость.

Тишина есть пространство для Бога.
Тишина есть пространство для роста.
О, как в мире сём сложного много.
А нужнейшее тихо и просто.

Рдеют сосны в закатном пожаре
Иль белеют под снежным покровом.
Нас нужнейшее жизнью одарит
И при этом не скажет ни слова.

Всей музыки, и той не хватит
твоё молчанье заглушить.

В тишине расслабленно молчится… Пока какой-нибудь дурак ни заорёт.

Я на свете одна не бываю, поверь,
Даже если никто не входил в мою дверь.
И когда собеседника я лишена,
Это вовсе не страшно. Со мной тишина.
И случается многое в той тишине.
Например, ходят тени по правой стене,
А на левой счастливые блики дрожат
И, по-моему, дружбой со мной дорожат,
И стремятся они со стены соскользнуть,
И меня по-щенячьи в ладошку лизнуть.

Говорить с тишиной научилась давно я, привычно.
Адресую словами ей всё, что скопилось внутри.
Отвечает мне тихо она, не спеша, безразлично.
А в душе так бурлит всё, смертельно, хоть криком кричи.
Научилась давно, стиснув зубы, смеяться… до боли…
Улыбаться сквозь слёзы и всем говорить: «Я — окей!»
Научилась и маски менять, и примеривать роли,
И к себе слишком близко чужих не пускаю людей.
То, что слышать хотят, говорю. Пусть так будет, да ладно.
Слишком сложно и трудно мне всем открывать, что внутри.
Легче просто ответить: «Проблем нет! Всё ладно и складно!»,
Чем признаться, что сердце болит и горит от любви.

Вот поэтому каждую ночь ежечасно в подруги
Тишину выбираю и с ней говорю до утра.
Вспоминаю я губы его…, и любимые руки…
И тот миг ненавижу, когда вдруг осталась одна…

Набирать тишину надо долго,
Так, как чашей серебряной снег.
Чтобы те, кто навеки замолкли,
Не казались бы тише нас всех.
Надо долго безмолвие слушать.
О, как времени надобно много,
Чтоб покоем наполнить всю душу
И нечаянно встретиться с Богом.

А помнишь, как молчала тишина, мой друг? И не было в ней, как это в обыденности бывает, печали и отчаяния. Что-то светлое, эфемерное и зябко — вдохновенное в ней оживало. Помнишь? Сначала мы много говорили, а потом… много чувствовали. Мы танцевали с тобою, мой милый друг, и под высокими потолками большой залы наше молчание кружилось в танце душевных рвений. Ты так далеко… Ты так близко, мой друг.

Помнишь, я все пыталась поймать твою руку? Но не осязанием становятся близкими. Солнечный свет, по-праздничному сияющий из окон, проходил мимолетностью прикосновения сквозь мои тонкие пальцы. Вокруг — чувственная тишина. Ты помнишь ее, мой милый друг? В запахе солнечного света, в изящности твоих теплых рук, в лунной лилии цвета сияния твоих глубоких глаз… Ты ведь помнишь это? Помнишь, как мы были беззвучно счастливы, мой друг? В безмолвии нашей тихой любви.