Цитаты на тему «Сожаление»

В этом мире лжи и лжецов часто бывает стыдно за правду.
- иz -

Какой солдат не мечтает стать генералом?.. А какой, даже самый
заслуженный генерал не мечтает вернуть себе потенцию солдата?
- иz -

Порой не понимаем мы, что были счастливы вчера, приходит это пониманье чрез долгие года.

Все порываюсь отыскать
Перо — да как-то забываю.
Все собираюсь написать
Письмо — но все не начинаю.

Все отвлекаюсь. Вечный гам
Гнетет меня, не покидает.
Все утешаюсь: может, ТАМ
Письма не слишком ожидают?

Пусть осень кончится, и пусть
Настанет зимняя погода.
И, может быть, тогда вернусь
Я сам из долгого похода,

Войду я в дом, гда жить не смог —
И вдруг, похолодев спиною,
Увижу на столе письмо,
Так и не посланное мною.

Оно зачитано до дыр,
Оно истерзано в волненьи,
Я слез затертые следы
На нем увижу в изумленьи —

И вновь сбегу, чтоб не встречать
Тех глаз, что плакали, читая…
Все собираюсь написать
Письмо — и все не начинаю.

Ты понял, что душа твоя болит.
И эту боль ничем ты не залечишь;
И чувство, неприметное на вид,
Горит внутри, как восковые свечи.
Как будто грудь сдавило, в горле — ком,
И виски не спасает с никотином,
И мысли все о ней лишь перед сном,
И очень хочешь к ней прийти с повинной.
Ты номер набираешь, но в ответ
Вещает голос чей-то незнакомый:
Находится вне зоны абонент.
Ты жмешь на газ, и ждешь ее у дома.
Но планы твои снова терпят крах:
Она с тобой холодная, как льдинка.
Ответ один, и он в ее глазах.
Ты понимаешь: этот бой проигран.
Но сдаться ты не можешь. Как же так?!
Она должна понять, простить, вернуться…
О, Господи, какой же ты дурак!
Ты потерял ее. И этот круг замкнулся.
И снова между ребер та же боль,
И память полосует по живому.
Ты для нее теперь полнейший ноль.
А сердце ее отдано другому.
Она идет с ним под руку, а ты
Стоишь и смотришь на нее украдкой.
Внутри тебя две тонны пустоты.
И колет как иголкой, под лопаткой.
И все в тебе клокочет и горит,
Как в день тот самый с нею первой встречи.
Теперь ты знаешь, как душа болит.
И эту боль ничем ты не залечишь.
____________________________

Весь этот случай, как пример для вас,
Чужого не сложившегося счастья.
Цените, что имеете, сейчас.
По глупости любимых не теряйте!!!

Цветок пробил асфальт на автотрассе.

La creme anglaise — уходишь по — английски, возвращаешься со смазкой.

Ты меня прости за склоки между нами,
Ты меня прости за моё настроение «цунами»,
Ты меня прости за всё всё на свете,
Ты меня пойми нет никого роднее тебя на этом белом свете,
Ты меня пойми, что я теряюсь в ссорах между нами,
Ты меня пойми я просто хочу быть рядом с вами,
Ты меня пойми, что я многое не догоняю,
Ты прости, что много мимо ушей пропускаю…
Ты меня пойми я без тебя медленно умираю…

«Он не знал, что безразличие возвращается точно так же, как возвращается любовь. Не знал, что время играет в странные игры, развлекаясь неожиданными поворотами, которые всегда озадачивают участников; и в один прекрасный вечер ты будешь смертельно желать того или ту, кого отправил к дьяволу десять лет назад.»

— Франсуаза Саган

Уже уходишь, друг? Ну что ж, пора.
Дай, улыбнувшись, руку на прощанье.
А я? А я останусь во вчера —
В твоём вчера, в твоём воспоминанье.
Я плачу? Нет. Есть смысл в таком конце.
Мы вместе не пройдём путь жизни длинный,
Увидев друг у друга на лице
Печати старости, следы годов — морщины.
И не проводим молодость, скорбя,
Ты — грустным смехом, я — слезой солёной.
Нет. Я хочу остаться для тебя
Смешной девчонкой — юной и влюблённой.

Был свиток дней моих недлинен,
греховны были письмена.
Я путь свершала Магдалинин
и обратилась - как она.
И, как она, ждала смиренно.
Но не пришёл ко мне Христос.
И не коснулся умиленно
моих распущенных волос.
И с той поры я дни за днями,
творя свой повседневный труд,
несу наполненный с краями
безмерной горечи сосуд.

В саду личинка
выжить старается.
Санта Лючия,
мне это нравится!

Горсточка мусора-
тяжесть кармана.
Здравствуйте, музыка
и обезьяна!

Милая Генуя
нянчила мальчика,
думала - гения,
вышло - шарманщика!

Если нас улица
петь обязала,
пой, моя умница,
пой, обезьяна!

Сколько народу -
Мы с тобой - невидаль.
Стража, как воду,
ловит нас неводом.

Добрые люди,
в гуще базарной,
ах, как вам любы
мы с обезьяной!

Хочется мускулам
в дали летящие
ринуться с музыкой,
спрятанной в ящике.

Ах, есть причина,
всему причина,
Са-а-нта-а Лю-у-чия,
Санта-а Люч-ия!

Что с того, что я больной, что с того, что хворый?
Брежу я войной, войной, а она не скоро.
Нам на суше и в морях битв не обещают,
Наш король и слаб, и дряхл, армия нищает.
Никуда уж не годны ржавые доспехи,
Никому уж не важны прошлые успехи.

Что мне ад и что мне рай, что мне вход и выход.
Я не Каин, просто Кай - Андерсена прихоть.
Что-то тихо на дворе, не поем, не пляшем,
Что-то зябко в декабре в королевстве нашем.
Я мальчишечью вину зачеркну зимою,
Я сбегу как на войну в царство ледяное.

A la guerre comme a la guerre, да, пусть поплачет Герда,
А из этих слез пусть вырастает роз куст…

Что с того, что я плохой, что с того, что грешный?
Брежу я одной тобой, слабою и нежной.
Только нет и нет письма, еду - спотыкаюсь,
Сам себя свожу с ума, вспоминаю, каюсь.
Ах, зачем же я мечтал пред тобой в долгу быть?
И все руки целовал, и лицо, и губы…

Что мне август, что мне май, слов неразбериха!
Я не Каин, просто Кай, Андерсена прихоть.
Вот опять идет война, вот опять убили.
Вот опять кругом весна, а меня забыли!
И лежу я на снегу в непонятном гневе,
И уже не убегу к Снежной Королеве.

A la guerre comme a la guerre, да, пусть поплачет Герда,
А из этих слез пусть вырастает роз куст…

Забудусь райским сном
Средь ангельских полей
Над ангельским письмом
Возлюбленной моей.

В том ангельском письме
В тот давний Новый год
Меня в своей тюрьме
Возлюбленная ждет.

О, как бы я хотел
Ворваться в дом пустой, -
Я вихрем бы взлетел
По лестнице крутой -

Припасть к твоим ногам,
Мой ангел во плоти
Прости меня, прости!
Прости меня, прости!

Попросим у небес -
Нам прошлое вернут.
Ах, времени в обрез,
Осталось пять минут.

Нальем с тобой вина,
Включим, давай, Москву,
Пусть будет все не так
Как было наяву.

У нас опять зима. Снега идут кругами,
Свершая без конца свой мерный хоровод.
И словно сметено былое в урагане,
Укрыто под снегами, и вновь не оживет.

Уже не зазвонят разрушенные башни,
И шепотом домашним не скажутся слова.
И женщины мои живут тоской вчерашней.
Не так уж это страшно, как кажется сперва.

У нас опять зима. Лишь горькие известья
Напомнят иногда о том, что не сбылось.
И прежние друзья находятся в отъезде,
Еще как будто вместе, уже как будто врозь.

А письма и стихи, разбуженные ночью,
Разорванные в клочья, возводят миражи.
И женщины мои являются воочью,
Подобны многоточью - ни истины, ни лжи.

У нас опять зима. И снова в изголовье
Бессонная свеча то вспыхнет, то замрет.
Но, как себя ни тешь придуманной любовью,
А дряхлое зимовье рассыплется вот-вот,

Как карточный дворец. Ветрами снеговыми
Разносят мое имя пространства зимней тьмы.
И женщины мои уходят за другими,
Становятся чужими. До будущей зимы.