Цитаты на тему «Правда»

Вас не узнать, дорогие дамы
Золотые маски и периный пух
Глаза сверкают как алмазы
А внутри боевой, слегка скромный дух

А мужчины то какие
Красят их лица золотые маски
И губы бледно розовые
Плитут дамам на уши ласки

Всё улыбаются и играют глазами
Покупая этот роскошный обман
Танцуют друг с другом с пустыми душами
Попадая опять в жизненный капкан

Вокруг роскошность
А в нутри гниль и страх
Пологаясь только на внешность
Живут этот фальшивый маскарад

Говорят, что не всё сказанное — правда. Прямо не верится. Сам-то я никогда не врал. Ну, если только что.

Если один шаг, так и любите меня так, как я вас ненавижу

Скроешь правду — станет ношей,
Ноша в спину затолкает…
Не волнуйся, мой хороший,
Совесть быстро замолкает.

В правде нет другого смысла.
Если рубишь, надо грубо.
Чтобы совесть не загрызла,
Просто выбей ей все зубы.

Правда горькая, как водка.
А не сладкая, как вата.
Часто та ещё уродка.
Но она не виновата.

Говори и будь, что будет.
Ложь красива. Правда — хуже
Но по внешности не судят.
Глубже суть.
Гораздо глубже.

Не обманывай меня и я тебе буду верить…

— Правда всегда остаётся правдой, а ложь становится историей, — А ложь в интересах дела становится политикой.

У тебя железные нервы, ты всегда знаешь, как поступить, тебе ничего не стоит круто поменять свою жизнь, тебе нечего терять, ты не боишься лишиться последних иллюзий, ты вообще ничего не боишься? Тогда давай, клади всё на кон ради самой горькой правды. Ты ведь точно знаешь, что с ней потом делать.

Не смешите правду своими догадками и наглостью нападками.

Когда тошнит от правд чужих,
и истин тех, что искажают,
не забывай, за нами Бог,
Бог поругаем — не бывает!

Правда одинокой не бывает: она всегда чья-та.

Да, ты был прав, когда говорил, что предателям нельзя давать ни второго, ни третьего шанса, что нужно прощать их и отпускать. Да, ты был прав, что самая грубая правда лучше, чем лестная ложь и нужно ценить тех немногих кто имеет смелость говорить её в лицо. Да, ты был прав, когда говорил, что люди не меняются и не нужно ожидать от них то, чего им не свойственно и придумывать, додумывать, наделять их тем, что у них не было и не будет. Да, ты был прав, когда говорил, что нужно ценить только тех, кто ценит тебя и не гнаться за тем, кто счастлив и без и твоё отсутствие в их жизни ничего не решает. Да, ты был прав, что нельзя позволять чужим людям знать слишком много, что это лазейка для зависти и сплетен и чем больше народа засунет нос в твою жизнь, тем быстрее она даст трещину. Да, ты был прав, что одна из самых важных вещей — это честь и человек, который однажды уже вытер о неё свои грязные руки, не сможет стать другом. Да, ты был прав, что в богатстве много друзей, а в бедности никого и в том, что лучше пусть будет один, но с которым не задумываясь можно пойти в разведку и не страшно повернуться спиной. Да, ты был прав, когда говорил, что синица в руках лучше журавля в небе, который птица сезонная. Да, пап, ты во многом был прав и мне тебя очень не хватает.

Правда-уродлива, за это её и не любят.

Ложь обычно прощают, правду — никогда.

Где ложь и где правда, знает только Бог. Но если он Бог, то не может существовать ни лжи, ни правды. Тогда все — Бог. Лживым было бы только то, что вне его.
Если же существовало бы что-нибудь вне его или противоположное ему, он был бы только ограниченным богом.
А ограниченный бог — не Бог. Значит, или все правда, или Бога нет.
Видишь, как просто.
---

Почему так считается,
Что подлецы, убийцы, прочая мразь,
Вносят изюминку в чашку чая?
Без них скучно, хоть снова на дерево влазь,
Деградируем, пути своего не чая.
А без зла и добро — примитивная блажь,
Лишь мечом человек себя постигает.
Без укуса всё пресно, теряется вкус,
Ну, а слово — мерило жизни.
Хоть по чести, обманом, герой ты иль трус,
Компромат и донос правят балл, но не кисни.
В выси брызгами мысли,
Здесь, чем выше, тем звонче зелени хруст.
А вельможность подобна слизи.
Со святой простотой сочится обман,
Вызывая слезу умиленья,
А поверишь — капкан,
Кому нужно твоё здесь мнение?
Ложь — с высоких трибун,
Ложь — в наивных глазах ребёнка,
На язык б их типун,
У своего вера плачет гроба.
Жизнь — театр, игра?
Но ведь есть у театра подмостки.
А искусство, культура, творение пера? -
Вновь служанки попсуещей горстки.
Вот уж правда, много горя от ума…