Цитаты на тему «Чувства»

Меня распирает желание тебя касаться. Прижиматься клубком в руках. Распускаться от близости. Обволакивать сверху, снизу, сзади, спереди, вдоль и поперёк. Сжиматься до микрона и чувствовать свою беззащитность перед твоей властью. Превращаться в огромный атомный взрыв и сходить с ума от бессилия всё это остановить. Не желать. Остановить. Желать ещё. Касаться. Опадать космическими пылинками на тебя. Собираться в целое на твоей коже губ, пересушенной жадностью поцелуя. Меня распирает изнутри. Дай, отдам!

Часто слышу, что любовь определяют поступки… Знаете, задумалась, а так ли это? Скажем, он привёз ей лекарства, когда она болеет. Любовь? Но я тоже могу привезти лекарства своему другу или просто знакомому человеку. Это не любовь, а человечность или обыкновенная жалость. Или он дал ей денег и сказал: «Купи себе что-нибудь, а у меня дела-работа». Но ведь это вроде как деньгами откупился, чтобы не лезла, лишь бы время его личное не тратила — уж лучше деньги.
Забота вовсе не признак любви, часто это обыкновенная вежливость, ведь никогда же не знаешь, что стоит за этой фразой: «Будь осторожна за рулём.» Вероятнее всего — это форма прощания, современный заменитель: «Пока, не пропадай, увидимся.»
Слова обесценились и все внимание переключилось на поступку. А ведь они давно уже стали простыми заменителями этих самых слов. «Как ты?» — человека, задавшего этот вопрос вовсе не интересует, как у тебя дела, это он просто хочет сказать тебе привет и вывалить на тебя свои проблемы.
Для меня истинное отношение видно лишь в эмоциях. Если слова и поступки ими не подкреплены, они лишь обыкновенная вежливость, или не дай Бог, жалость. — Когда он привозит тебе лекарства и сидит с тобой, сгоняя твой жар, меняя тебе прохладные салфетки на лбу и ругая тебя на чем свет стоит за то, что ты как дура ходила в мороз в лёгкой куртке — это любовь.
— Когда он, отбросив все дела, летит тебя встречать в аэропорт, не доверив эту миссию ни одному другому человеку, потому что «они все лохи» и лучше него до дома тебя никто не довезет — это любовь.
— Когда он кричит, ругает, беспокоится за тебя искренне, готов ради тебя задвинуть свои дела — это любовь.
— Любовь — это не просто слова и не просто поступки. Это то, что касается сердца и из него исходит. Не то, что ты видишь и слышишь, а то, что ты чувствуешь.
Всё остальное просто хорошее воспитание…

Порой промелькнёт в голове что-то подобие вопроса: Люблю ли я того человека, который всё время, фактически круглосуточно со мною рядом? Всё время, пугаясь какой-то честности, голой правдивости, которая не отразит и малую толику моих чувств, я сам себе отвечаю: Я чувствую что-то родное.

Не доводите женщину до безразличия. Она оттуда уже не вернется.

Я помню — сначала озноб,
А позже, как руки дрожали…
Сгорал, как соломенный сноп,
Золой, оседая в пожаре!

Как искры, взлетал я во мглу,
К руке прикасаясь «случайно»,
Я чувства к тебе берегу,
Хоть всё завершилось печально.

Хоть всё завершилось ничем,
(Тебе это было не надо),
Храню свои чувства… Зачем?
Любовь, это всё же, награда!

Я помню - сначала озноб,
А позже, как руки дрожали…
Сгорал, как соломенный сноп,
Золой, оседая в пожаре!

Чем ближе один человек другому, тем ярче искры между ними. Когда два любящих пылающих сердца соприкасаются друг с другом, пожар неминуем. Ссоры, страстные примирения бывают только в той паре, где двое без ума друг от друга. Там, где полный штиль, ваниль и ровная гладь, любовью и не пахнет. Это симпатия, дружба, что угодно, но не любовь. Любовь огонь и пламя её ярко, и обжигает порой очень больно…

Высшее Счастье — в соприкосновении Душ, и слиянии в одно целое… это Божественное ощущение!

Что было — то прошло!
Назад былого не вернуть.
И даже…
если сильно-сильно хочется тебя обнять,
Не надо!!!
Сначала — можно…
Но, не нужно, когда расстались навсегда, сначала начинать.
Не надо выворачивать меня,
Выкручивать меня не надо!
Хватит!
Не надо — чтобы снова расставаться, когда тебе придется уезжать…
Так больно падать вниз
и от реальности на части разбиваться!
Мне снова,
/ как пришлось однажды разлуку с дорогим мне человеком пережить /
Не пережить!

Господи, сколько у меня для тебя этой нежности! Я рассовала её по карманам, по закоулкам моей души. Каждая трещинка моего сердца, каждый шрамик его наполнены нежностью к тебе. И как же больно её носить в себе невысказанную, нерастраченную, тяжело как! А я боюсь тебе показаться слабой, негордой, навязчивой, а то и вообще ненужной. Вот и таскаю её с собой повсюду, а тебе не всю отдаю. И она нарастает всё больше и больше во мне, превращаясь из лёгкой, струящейся энергии в один тяжёлый болючий нарыв. Любовь нужно отдавать, нельзя носить её за пазухой, словно горбушку чёрствого хлеба. Ты не веришь мне, называешь равнодушной. А мне просто страшно, понимаешь? Страшно, что отвернешься однажды, потому что я просто надоем, приемся со своей любовью. Была б моя воля, так я бы тебя своей нежностью кормила на завтрак, обед и ужин. Но нет, с тобой так нельзя. Лучше уж называй меня равнодушной, холодной и даже пустой, чем надоедой, слоняющейся за тобой повсюду, словно тень. Только знай, однажды меня просто разорвёт от невысказанной нежности к тебе…

мне улыбаться всё равно нравится,
делать вид, что всё хорошо.
хоть без тебя и плавится пятница,
и шоколад на вкус порошок.

пусть и рэп мне читает бессонница,
я в ответ — да это пустяк.
под позитив пытаюсь подстроиться.
не выходит… совсем… и никак…

я не крепче печенья песочного.
моя жизнь — повседневный туман.
а в сердце моего одиночества —
тоскою шумит океан…

Я смотрю на свое отражение,
и мне хочется бить зеркала.
Столько слабости —
до отвращения,
кем я стала, и кем я была.

То, что ты называешь любовью,
мне осколком врезается в грудь.
И укусы твои — острой болью,
что не выдохнуть и не вдохнуть.

И давно нам пора разбежаться,
после вырасти в явных врагов.
Мы примером не сможем остаться,
на страницах своих дневников.

Ну, а дальше легко и спокойно,
так спокойно —
до тошноты.
но кого же должна я бояться?
Если рядом окажешься
ты.

Угостите даму сигаретой,
Ей сегодня нечего терять.
Расскажите ей, как прошлым летом
Вы пытались тигров укрощать.

Расскажите ей о ваших нравах,
О превратностях судьбы,
О поступках ваших пьяных
И о том, как тяжка жизнь.

Угостите даму «чем покрепче»
И заставьте хохотать.
Вы взгляните, как она одета —
Глаз никак не оторвать!

Пусть глаза ее слегка печальны
И пусть вдаль стремится томный взор.
Разве важно? Звон хрустальный
Горячит все больше кровь.

Обещайте ненароком,
Что все будет «как в кино».
И не будьте слишком строги —
Ей сегодня все равно.

Кто ты? Небо или бездна?
Что тебе ночами снится?
Если было б мне известно,
Что в твоей душе таится.

Зная все твои повадки,
В каждом знании-погрешность,
Чтобы все найти разгадки
Мне потребуется вечность.

Прежний ты и настоящий,
А на деле — в новой маске.
Ты по-мастерски блестяще
Подбираешь к фону краски.

Жизнью грешной и святою
В наказание и счастье,
Между небом и землёю
Разрываешься на части.

Цветущие розы мне снились всю ночь
В садах золотых Апшерона.
Казалось мне, было все это точь-в-точь,
Как в сказке, любовью рожденной.

Надолго ли этот сладчайших обман,
Снимающий с сердца тревогу?
Я знаю, что розы заменит бурьян
И вновь предстоит мне дорога.

Но в эти минуты, пока я плыву
По волнам своих сновидений,
Я, может быть, даже полнее живу,
Чем днем, проносящимся тенью.

Когда речь касается любви, нет никаких идеалов и недостатков. Есть особенности. И ты либо эти особенности принимаешь в человеке и даже от них получаешь удовольствие, либо нет. Бессмысленно человека переделывать, если он не твой. Нет плохих и хороших, идеальных вообще не существует. Есть особенные. Родные, близкие по духу, по внутреннему содержанию. И если человек попался именно такой, твой до мозга костей, то ты его ни за что ни на какого другого не променяешь. Потому что в мире есть, возможно, и много лучше него, но точно не для тебя. Ведь ты знаешь, что тебе нужен именно этот человечек, тебе хочется, чтобы он был с тобой всегда, дарить ему своё тепло, ссориться даже иногда с ним, мириться, пусть. Главное — с ним. С особенным.