Цитаты на тему «Лето»

глаза покрасневшие. пьяные. и безумные.
немного косые. но это такой пустяк.
мы были такими красивыми. ночи — бурными.
и дикая музыка с танцами на углях.
мы были живыми, как море в плену истерики,
как камни собою ласкающий водопад.
тонули в подсоленном мареве крымской зелени
и пили схороненный временем виноград.
мы были похожи на ведьму, шамана, странника,
наполненный сотней уродов бродячий цирк.
и голос срывали под песню «я снова маленький»,
и грели в ладонях своих абсолютный спирт.
мы были счастливыми, зная, что это временно,
что утром нам будет болезненно даже встать.
ловили в сознании мутном кусочки берега,
и месяц на глади волны, и свою кровать.
мы были немного безумны. немного молоды.
мы были немного отличны от всех других.
и всё без стыда, без неловкостей или повода.
и лето запомнит нас, пламенных и живых.

Цветут акации намоленного лета
И одуванчики слетелись на луга…
Напиться радости небесной им успеть бы
И разлететься снова навсегда,
Познав одну из лучших в мире истин —
Назло, случайно, чудом, вопреки…
Мол, сколько времени отпущено для жизни,
Лови мгновения — цвети, цвети, цвети…
Лови тепло и шепот светлый — травный,
Волну прохлады. Странности луны,
Воспринимая летние утраты,
Но раздавая розовые сны.
Лови восторг — смотри — спеши — блаженствуй!
Кто знает, что там — завтра? Может быть,
Нет ничего — ни пряных сумасшествий,
Ни сумасшедшей, спешной, красоты.
Ни чаяний, иллюзий, обещаний…
Лови на всё, чем, как ни странно, жив,
Пока ты молод, страстен и отчаян,
И слышишь чудный чувственный мотив!..

— Какое чудо! Чувствуешь? Прекрасно!
Из одуванчиков, я слышала, вино
Заменит все известные лекарства —
От суеты, от холода… — всего!
Что — соберем? Так хочется, ну очень!
А вдруг всё правда! Представляешь, а?!!
— Мы соберем. Чтоб не жалеть о прошлом.
Что быть могло, но не случилось там…

У нас показывают дождь, а у тебя в Берлине лето;
Коктейли с сurasao пьешь, на берегу сидишь раздетый;
Гоняешь мяч, идешь домой; в холодный душ: по телу дрожь.
Ты смотришь фильмы про «любовь», а здесь показывают дождь.

Июль. И дни всё золотее.
Какая дивная затея
Жить на полуденном свету.
Создатель, обо мне радея,
Мне дарит влажный куст в цвету,
Мне дарит этот сад шумящий,
Летучей жизни звук щемящий
И грома дальнего раскат,
И небосвод, всегда манящий,
Мне дарит всё, чем сам богат.

Лето всегда пахнет луговыми цветами, любовью и счастьем. Безмятежность июльских дней — это застывшее время, когда секундная стрелка трепетно останавливается, оглядывается по сторонам и понимает, что спешить ей совершенно точно некуда.

опять идем, пути не зная
по плоскости большой земли
махая красными шарами
неспетых гимнов короли

внизу трава, вокруг деревья
а в мыслях ветер и сквозняк
враги сожгли родную хату
и на счетах опять голяк

последняя коза исдохла
не прорастают семена
но на заборах поднебесья
напишут наши имена

— Как проходит лето? В каких странах уже успел побывать?
— Работаленд, Кухнястан, Кроватия, Соединенные штаты туалета и ванной, Объединенные огородные эмираты.
— А чем занимался?
— Купался в море… работы

Она сидела на солнечном подоконнике, свесив ноги в сад, и громко смеялась. Рядом с ней, на льняной салфетке, стояла большая белая чашка с абрикосами. Она осторожно взяла один в руки, впилась тонкими пальчиками в мякоть, разорвала абрикос на две половинки и выковыряла оттуда маленькую косточку.
— Чего ты смеешься? — сказал я ей. Мне нравилось, когда она смеялась, и каждый раз хотелось засмеяться вместе с нею.
— А чего? Для того, чтобы смеяться, нужно разве что-то? — она перестала смеяться и с улыбкой на меня посмотрела.
— Наверное, нет. Но ты так смеешься, будто случилось что-то очень веселое.
— Случилось! Случилось! Ты разве еще не знаешь? — она с изумлением посмотрела на меня и подалась чуть вперед.
Чашка с абрикосами опрокинулась через окно, и десятки оранжевых шариков рассыпались по траве.
— Я соберу! — я кинулся через цветы, которые были между нами, к окну, где она сидела.
— Оставь, — ласково сказала она, — потом соберем вместе. Ну так ты что, не знаешь ничего? Ведь он пришел!
— Кто? — мне хотелось на нее рассердиться за то, что она говорила загадками, но я не мог.
— Он такой, знаешь, в льняной рубашке, с вышитыми цветами на воротнике и с большими желтыми ленточками на поясе. Волосы у него — шелк и осока. Глаза — ромашковые поля. И веет от него… да вот этими абрикосами! — она ловко спрыгнула с окна и, запутавшись босыми ногами в цветах, упала в траву и звонко рассмеялась.
— Ты осторожнее! — я подал ей руку, чтобы помочь подняться, но она схватила меня и притянула к себе. Я потерял равновесие и рухнул в траву рядом с нею. Она засмеялась еще громче, а потом резко затихла.
— Ты что это замолч…
— Тихо! — шепотом перебила она меня, — смотри!
Я запрокинул голову и взглянул наверх. Синева высокого неба большим куполом укрывала наше маленькое лето. Небо было чистое и совсем тонкое. Казалось, что там, за тонкой вуалью этой небесной синевы, есть что-то еще. Другой мир!
— Знаешь… — она нарушила тишину, — он уже точно здесь. Ты ведь тоже его чувствуешь?
— Да про кого ты все говор… — я замолк. Тонкое чистое небо, большое знойное солнце и… — Июль!
— Да. — она повернулась в мою сторону, улыбнулась и взяла меня за руку. Я вздрогнул.
— Ничего не говори.- она легонько сжала мои пальцы, а потом отпустила мою руку и отвернулась.
— Ты что там делаешь? — спросил я тихо.
Она долго шарила руками в густой траве, а потом вдруг повернулась и посмотрела прямо в мои глаза.
— Держи. Июль. — она вложила мне в ладонь большой спелый абрикос.
— Июль! Так вот он какой на ощупь! Как абрикос! — я мягко посмотрел на нее и вдруг сказал:
— И как твоя рука в моей. А еще… как твой смех! Радостный и настоящий! А еще… — зачем я все это говорю, вдруг подумал я.
— Июль настоящий. Он очень живой и правдивый. — она улыбнулась.
— Давай я помогу собрать тебе все абрикосы обратно в чашку. — я хотел было подняться.
— Успеем еще. Июль надо неспешно собирать. По кусочкам радости и тепла! — она взяла меня за руку, и мы посмотрели в небо.
А вокруг медовым солнцем растекался по небу — июль.

Сто оттенков травы и воды.
День уйдёт, заметая следы,
Унося с собой всё, что несомо,
Полупризрачно и невесомо,
Унося неизвестно куда.
А пока что бликует вода,
И тропа, извиваясь, бликует.
Всё живое под солнцем ликует.

Этим летом чувствуешь себя героем старого вестерна: каждую минуту готов нажать на «курок» и раскрыть зонт!

Погода шепчет… Возьми зонт, я не в духе!

— Слушай, а чьи это ноги из палатки торчат, сережкины или сашкины?
— Так запусти по ним муравья и проверим.

… Ранним летним утром, когда сонный мир будет ещё сладко потягиваться, заплету в волосы рассвет и, босая,
пойду в луга. Раскину плед, сотканный из ромашек и устрою дивный завтрак на траве, выпью розового чаю
из июньских туманов и заем его черничным пирогом. А потом буду весь день гулять по зеленым бархатным
опушкам, сошью себе новое васильковое платье, сплету венок из самых желанных грез, нанизаю на тонкие
стебли травы землянику и надену на шею душистые бусы. Вечером, когда сиреневая дымка начнет бережно
укутывать плечи, вернусь в теплый дом, туда, где меня любят и ждут …

Всем красивого вечера, волшебства, счастья и много любви!

Лето в ладошке с привкусом земляники, и в волосах запутался ветер, причесал их на свой лад. Живёшь сегодня, не ломая голову
об осени, проживаешь каждый кусочек своей жизни, смакуешь их как в детстве чернику с сахаром и молоком. Босиком, смеясь,
по мокрой от летнего дождя траве, и потом прижавшись носом в заплаканное окно, ты видишь красоту во всем. Холодные ладошки,
но зато так тепло на сердце, и словно там разливается что-то очень светлое, и ты готова делиться этим светом со всем и вся. Он выходит из тебя сильными лучами, струится через блеск твоих глаз, брызжет через край, и не спрятать это счастье, не закрыть на ключ,
потому что оно откроет все ставни и двери, растопит льдинки в самых серых глазах, утолит жажду идущих по пустыне, подаст руку нуждающимся, поделится своим светом и радостью с разочарованными и опустошёнными. Счастье в ладошке с привкусом Любовь…

Летом хочется любви.
Чтобы до кончиков пальцев и томного головокружения.
В другие сезоны, конечно,
тоже,
но жаркими днями есть какая-то особенная потребность в нежности,
долгих прогулках босиком по пляжу
в мягких струящихся платьях,
чтобы как в самых трепетных фильмах.
Летом проще и приятнее быть женщиной,
обнажая коленки и ключицы по необходимости,
а не по раскованности.
Мечтать. Читать романы. Пить ледяную
воду, роняя на грудь случайные капли.
Верить в принцев и самые неожиданные чудеса,
которые просто обязаны
случаться жаркими вечерами под пастельными красками густых закатов.
Эти месяцы проходят так быстро, что нет
ничего зазорного в том,
чтобы ненадолго сбежать в свое личное королевство грез…