Цитаты на тему «Шуточные стихи»

Трампёныш Трампа вопросил:

— Пап, Лимпопо далёко?

— Щас занят Ынами, сынок. А что?
Дела там плохи?

— По слухам, жуткий Айболит тиранит беспредельно.
Ты б ахнул сотнею ракет!

Отец, взглянув на сына, промолвил:

— Бэррон, ты ковбой! Не потакай капризам.
Иванке сделан был сюрприз,
А ты крепись — будь сильным!

Ни зверь ревёт в торговом зале
И не морала трубный глас —
То злой секьюрити клешнями
Схватил мальчонку… разъярясь!

Не парься,
Не плачь,
А просто
Ишачь.

Упаковав очки от солнца,
Шезлонг, румяна и помаду,
Сказало лето, что вернётся,
Но не ко всем, а только к бабам.

Порядок наводя у бабушки
Средь сундуков, шкафов, корзин,
Нашла на полке между баночек
Пузатый глиняный кувшин.

Залито горлышко вощиною,
Потрескалась глазурь слегка,
И кружевами паутинными
Затянуты его бока.

Мне сразу вспомнились предания,
Волшебных сказок благодать,
И стала с тайными желаньями
Я пыль с кувшина вытирать.

Взяла лоскутик ткани мягонькой,
И, в «Fairy» обмакнув его,
Бочок кувшину натирала я
Так эротично и легко…

В руках кувшинчик завибрировал,
(«Ну вот, — я думаю, — оно!»),
Затрясся, зафосфорецировал —
И, выбив из сосуда дно,

Предстал, чихая, громко кашляя,
Свирепо выкатив глаза,
Ужасный джинн с гримасой страшною!
Сморкаясь жутко, он сказал:

«Несчастная! Решила, чучело,
Меня сей химией травить?!
Я ж аллергией — пчхи! — измученный!
Казнить тебя или простить?

За семь столетий заточения
Никто не смел меня пытать
И жидкость с ароматом тления
Мне на макушку выливать!!!»

А я не смела слова вымолвить,
Заслышав этот трубный глас.
И страшный джинн с брезгливой миною
Весь «Fairy» вылил в унитаз.

Потом мне поклонился вежливо,
Забрал в аптечке «Супрастин»,
Взмахнул бородкой белоснежною
И деловито влез в кувшин.

Кляня судьбу свою постылую,
Упущенный жалея шанс,
Нашла хозяйственного мыла я
Под ванной годовой запас.

Я поняла — подарок славненький
Оставил щедрый добрый джинн.
И в шкафчик под стекло поставила
Пузатый глиняный кувшин!

«Сова понад Руси с мечём».

— Не, ну, а що?
Вона ж не срё… то есть, стремится к звёздам дальним…

Она наивна и хитра, легка, как воздух,
Затейлива её игра, изящны позы,
Во взгляде — жаркий отблеск звёзд и холод бездны,
Но коль наступишь ей на хвост — держись, любезный!
Глядит в глаза и льнёт к тебе, как одалиска,
Её захочешь взять — не подпускает близко.
Она мила, добра, мягка и деликатна,
К лицу ей праздность и меха невероятно.
Она не ведает запретов и приличий,
Чуть зазевался — тут же стал её добычей.
Создаст, играючи, уют, приляжет рядом…
Но может сделать жизнь твою кромешным адом.
А как прижмётся, запоёт, — душа теплеет!
О этот дивный поворот точёной шеи!
Ах, как небрежны и точны её движенья!
Осанка, линия спины, зрачков суженья,
О эти тонкие черты, головка, ножка!..
О гений чистой красоты! Богиня!
Кошка.

В тебя я верила, как в чудо,
молясь, срываясь в авантюру…
но сколько не пои верблюда,
он плюнет, не теряясь, сдуру,

и пережевывая что-то,
не думая, уйдет в пески…
как трудно верить идиотам,
кормя с открытой их руки.

Ольга Тиманова «Фиолетово»

ВОРОВАТАЯ ЗВЕЗДА ГРАФА ПАВИАНОВА.

Отец нещадно сёк ленивца Павиана,
Придя из должности ворчливый и смурной:

— Когда ж твой ум полюбит труд исправный?!

Но с красным задом, непокорный мыслил он:
«Нет, мне претит таблица умноженья.
Снискаю большего, надеюсь, уваженья,
Коль по вхождении во зрелые лета,
Презрев сколь папеньки несносна мне пята,
Понтовый титул слямзить я сумею».

Греховной воли ропот душу грел,
Когда два года в классе просидел.

Час мести пробил! Граф де Павиани
Влепился на Парнас — мечта сбылась.
Ленив, спесив, но с биркою сейчас.

Мораль: «Не путай сутенёрские понты
С природной честью. В „Табеле о рангах“
Лазейки не найдёшь себе, увы —
Там люди долга, а не павиашки».

ГРАФ ПАВИАНОВ КАК РЕВНИТЕЛЬ САТАНИЗМА.

Хвалился рьяно лживый Павианов:

— Я, новоизбранный гетерии сочлен
Любителей поэм и мадригалов,
Приемля честь, смущён — шлю стон в ответ
Собранию высокому из сердца
Взбодрённого приёмом аж до нельзя!

— Початки взпренья где-то в глубине,
Я чаю, вызревают в награжденье,
Почёт восприняв знаком одобренья
Моей души. Узрейте же их все!

— В упрёк замечу: «Дерзость пустомелей
Не потерплю и будучи адептом
Темнейшего из тёмных на земле
Клянусь карать добро, как зла сочлен»!

РАЗБИТЫЙ КОНТРАБАС ГРАФА ПАВИАНОВА.

— Что, дружок, приуныл? Или против врага
Обессилел в союзе злодея?
Вспомни, как ты порхал, а смычок твой дрожал
Теребимый до самозабвенья.

— Здесь валькирии шабаш творили всю ночь.
Из кудесниц одна вопросила:
«Подыграй, Павианов, вакханкам за грош».
Я в отказ — ведьмы долго глумились.

Не катать мне шарами петанка.
Уступаю шезлонг в Ла Вилетте.
Под берёзовый шелест гуляю
По высокому берегу Волги!

Ты, конечно, королева:
И в манте, и без манто,
Только вот какое дело,
Растудыть твою налево,
Я-то, блин, тебе на что?

Если так пойдет и дальше,
То могу и не стерпеть.
Становлюсь я, знаешь, старше,
И величеством уставшим
Мне тебя не обогреть.

Коли будешь наседая
На меня идти войной,
Я клянусь тебе, родная,
Что причину урожая
Дверью прищемлю входной.

Рассмеялась королева:
«Нашей песне нет конца!
Если ты лишишься древа, —
Для успешного посева
Я найду себе юнца!»

Copyright: Александр Самчук, 2015
Свидетельство о публикации 115050205646

Как-то в пятницу, с женой
Вдруг совпал мой выходной.
И пока супруга спала,
Выполз из-под одеяла
Осторожно, босиком
Я на кухню прямиком.
Бутербродики с икрой,
Тост с куриной пастромой,
Ароматный кофе с пенкой,
Небольшая с маслом гренка,
Ломтик брынзы, ломтик сыра
И для завершенья пира
Из гранаты с апельсином
Создал дивную картину.
Уложил всё на поднос
В спальню с гордостью понёс.
Тихо сел с женою рядом,
И окинул нежным взглядом —
И с достоинством пиита
Я с приятным аппетитом
Всё чудесненько поел,
Лёг и сладко захрапел

Посреди роскошной залы
Вечереющей порой
Села весело за ужин
Генеральша Финкельштрюк.

Уплетая угощенья,
Подле барыни своей
Приживалка Трепьякова
Молвит: «Матушка, мой свет!
Я без удержу летела,
Что бы первой доложить
Простипому хвалит Клоун
А уж этот знает толк».

— Он хорош собой? Брюнет?

— Вкус у рыбы непривычный…

— Не толдычь. Скажи, подруга,
Молод он? Богат? Иль нет?

— Дора, ты в своём уме?
Он горбун, надутый спесью —
Этим публику смешит.

Побледневши от испуга,
Генеральша сжала губы:

— Что ж ты к ночи, невпопад,
Барыню смущать изволишь?
Простипомой тычишь в рожу?!
Застращала горбуном?

— Вам скажу в ответ одно:
Я пленилась этим малым!

— Трепьякова, запорю!

— Утоплюсь в отместку с горя
Или в монастырь сбегу!

— Ты почтения лишилась?!

— Стало быть — свободна я?

— Погоди, ты помнишь фокус
Не разгаданный никем?

— Трюк из «Шоу Финкельштрюк»?

— Точно так, послужит тестом
Балагуру-циркачу.

Ты помнишь чудное мгновенье? -
Как я к тебе на куличи
Явилась, дивная, с вареньем
Из сливы сорта алычи.

А ты, в восторге очумелом
От воплотившейся мечты,
Мне протянул букетик белый —
С полей ромашковых цветы.

На табуретки мы присели,
И потянулось визави…
И лепестки на пол летели,
Как символ девичьей любви.

Смакуя алычу, как сало,
Ты банку вылизал, урча,
Потом сказал глазами: «Мало!»
И вожделенно замолчал…

Я, зарумянившись немедля,
Лелея мысли про лямур,
Тебе призналась, что намедни
Из груш варила конфитюр…

Но тут вмешалось провиденье:
«ЕМУ ли быть твоей судьбой?»

С тех пор я не варю варенье
И не являюсь пред тобой!

Copyright: Ариша Сергеева, 2018
Свидетельство о публикации 118080105512

Подросла-заколосилась в огороде лебеда!..
Только что-то неохота мне с утра идти туда,
В позе сломанной берёзки нелегко стоять весь день,
Полежу-ка на диване, мне работать нынче лень…

Ну, а лучше — на лужайке одеяло расстелю,
И пока не слишком жарко — поваляюсь и посплю,
Не мешало бы, конечно, хоть маленько загореть,
Лето быстро пролетает, а я бледная, как смерть!..

Не раздеться в огороде, ведь соседи тут и там!..
Не положено в деревне оголяться телесам…
Да и оводы-заразы оголиться не дают,
Так облепят тело сразу — до костей, гляди, прожрут!..

От вампиров нет спасенья, чисто — аспиды кружат,
Все голодные, как звери, только жалят да жужжат,
Не спастись, хоть замотайся, будто кокон в паранджу!..
Нет, уж лучше я тихонько здесь, на травке полежу…

Наслаждаясь ароматом свежей мяты на лугу,
Лучше я чабрец и щавель от воров постерегу,
Здесь и овод не достанет и комар не прилетит,
И соседям не мешает мой развратный внешний вид…

Хорошо в деревне летом, если только отдыхать,
Не вставать всю жизнь с рассветом, и ай-да весь день «пахать»!
То посадка — то прополка — то полив — то сенокос…
То пожрать неси свиньюшкам — то откидывай навоз!..

То кроты нарыли норы — провалиться б им совсем!..
То на луг зашли коровы — не хватало мне проблем!..
То вдруг засуха засушит, то зальёт дождём — хоть вой!..
То картошка зарастает без конца ядрён-травой!..

То несутся куры сдуру у соседа на меже…
То козлы капусту съели там, на дальнем рубеже…
Не одно здесь — так другое, всё какая-то беда!..
То понос — то золотуха!.. Вот такая чахорда!..

Ни присесть, ни притулиться, аки белка в колесе,
Как же тут ни разозлиться на заботы эти все?!
Пролетает — не увидишь лета дивная пора,
Да и в прочие сезоны — то же самое с утра!..

На огромное хозяйство навари-поди обед,
Никому не интересно — есть желание иль нет,
Всё живое хочет кушать, так что, как ты ни ленись,
Поторапливайся быстро и шустрее шевелись!..

Если что-то не успеешь — ну какая ты жена!..
Вот придёт мужик с работы, а в кастрюлях — тишина…
Матюгами вмиг обложит, да как топнет сапогом!..
Да ещё чуток приложит по хребтине батогом!..

Так чего я разлеглася на зелёном на лугу?..
Вон и курица снеслася, за продуктом побегу!..
Подою; сейчас коровку, да забацаю омлет,
Проявлю опять сноровку, а то скоро уж обед…

Щи в печи вот-вот поспеют, в хате быстро приберусь,
В общем всё опять по кругу, поспешаю-тороплюсь…
Залежалась-заленилась, бабе некогда лежать!
Лебеда-то колосится… надо в огород бежать!