Цитаты на тему «Стихи»

расстояние…
безудержный дождь.
а я по-прежнему всё ближе к тебе.
потому что знаю. что ты меня ждёшь.
в своей жизни.
в своей судьбе.

оставляю следы…
дыхание нежности.
нашей близости и свои стихи.
сборник.
с простым названием.
«о любви»

Знаешь, смирение — это тоже искусство.
Жизнь похожа на ребус, а может, на квест.
«Нет» в ответе — не обязательно грустно,
а «Да» — не всегда на счастье. И каждый крест
ляжет на плечи тому, кто его достоин:
вдруг для кого-то удача станет бедой,
а кто-то из бед такую вырастит волю,
что любое счастье возьмёт рукой.
Кто-то получит любовь, но, увы, на время
и потеряет всё в одночасье вдруг.
Ну, а кому-то чувства — тяжкое бремя
и невзаимность — вечный замкнутый круг.
Годы перемешают всё, поменяют,
чувства в груди погасят, сожгут мосты…
Знаешь, смирение где-то рядом с мечтами:
если точнее, там, где умрут мечты.
Там, где мечты сгорают, родятся планы.
Учимся строить то, что сами хотим.
Налюбовавшись пеплом, станем мостами
сами, чтоб снова было куда идти.
Учимся в мир отдавать любовь и поддержку,
не ожидая давно ничего взамен.
Выпадет в жизни орёл, ребро или решка —
знать не дано. В потоке из перемен
не растерять бы суть: простоту и нежность,
к людям доверие, правду и интерес.
Друг мой, я очень давно не живу надеждой,
не «сохраняюсь» — я прохожу свой квест.
Ты в моём мире точно такой же Путник.
Мне от тебя не нужно ни «Нет», ни «Да».
Только пойми: если буду нужней кому-то,
я развернусь, и ты не найдёшь следа.
Я отдаю без жадности, без баланса,
но лишь тому, кто чувство готов принять.
Узел из наших путей начинает рваться…
Скоро уже прощаться и отпускать.
Буду скучать. Наблюдать. Иногда молиться,
чтобы к тебе благосклонна была судьба.
Сердце продолжит распахиваться и биться,
время продолжит течь, как в реке вода.
Знаешь, молчание рвёт и ломает души
тихо и страшно. Но это тоже пройдёт.
В этом смирении проще. Но очень душно
молча смотреть, как любовь в никуда уйдёт.

Падают яблоки в август,
Пробуя нас на искус:
Если с соблазнами справлюсь,
То от греха сберегусь.

Пахнет антоновка манко,
Жаль, не дозрела ещё…
Что ж так от слов твоих жарко?
Что ж так глядишь горячо?

Впрочем, какое мне дело,
Что караулишь в саду? -
Ждешь, когда яблоком спелым
В руки к тебе упаду…

Copyright: Ариша Сергеева, 2014
Свидетельство о публикации 114080907177

Я не жалуюсь нисколько,
Только память о тебе
Сжала сердце тусклой болью:
«Всех, кто был и есть теперь

Ты прекрасней»! — Не поверишь,
Забываю есть и пить.
Внешне брав и даже весел
Без мечты — не я — двойник.

Кто ты? Знакомый незнакомец…
Перед собою вижу силуэт,
Я судорожно вглядываюсь в образ,
Осознаю — знакомого тут нет.

Печально. Не заметила утрату,
Знакомый был — однажды он исчез.
Заученно я повторяю фразу:
— С тобою незнакомо как-то стало,
С тобою… одинаково…и без.

Не верь. что у тепла осталось две недели.
Грустить и огорчаться не спеши.
Ты просто помни — осень — время года.
А не состояние души.
Ты для кого-то солнце и улыбка.
Ты для кого-то вечная весна.
Храни своё тепло.
И в этом мире зыбком.
Нам осень года. как и осень жизни
не страшна.

Опять закат.,
Почти промчалось лето!
Пора подумать о себе…
Я осенью куплю билеты,
И полечу только к тебе.

Ах это лето!
Солнце греет…
И тихий вечер настает,
Чудесный аромат лаванды веет…
Как мне тебя не достает.

Довольно мучать свое сердце,
Мечтая встречей о тебе…
Я волю дам душе и телу,
Пора подумать о себе.
Я осенью опять к тебе…

Мужчина с дочкой шёл вдоль по аллее.
Уставший… на весь мир, казалось, злой.
«Пап, от улыбки правда всем светлее?
Скажи, тебе светло идти со мной?»
Задумался мужчина: «Я две смены.
Я целых двое суток отпахал.
И есть ли совесть у супруги Лены
просить, чтоб дочку из кружка забрал?!»
А девочка трещала без умолку:
«Сегодня Ванин дед зашёл в танцкласс.
Смотрел… потом сказал: „Нет в танце толку,
пока улыбок нет и света глаз.“
Поставил для примера меня в пару
с тем неуклюжим Ваней… обсмеяться!
Я улыбалась… Ваня дал всем жару!
Ты не поверишь… стало получаться!
И знаешь, я подумала о маме…
Она уже давно не улыбается.
Плита, уборка и уход за нами.
Как-будто на кусочки разрывается.
А ты домой приходишь… и как рыба.
Она бегом на стол нам накрывает.
И всё что слышит от тебя: „Спасибо.“
А мама наша по тебе скучает.
Ей кажется, что ты давно не любишь,
И что живёшь с ней только из-за нас.
Что прежним никогда уже не будешь.
Подслушивала плач её не раз.»
Мужчина посмотрел в глаза пытливо:
«Откуда тебе знать? Тебе 7 лет!
Пойми, что только в сказках всё красиво.»
«Я знаю, пап, что сказок в жизни нет.
Но… есть улыбки, сердце, есть объятия
для самых дорогих, родных людей!
Пап, даже похвалить причёску, платье
— и на одну улыбку мир светлей!
Сказать: какая умница она!
И удивиться… как ей удаётся?!
И как со всем справляется сама?
При этом самой нежной остаётся…»
Мужчина улыбнулся ей: «Ух, ты!
— схватил за руку дочку, — Побежали!
Торт самый вкусный купим и цветы.
Давненько маму мы не баловали!»

А женщина стояла у плиты.
Прошибла лоб усталости истома.
Одни и те же будни суеты.
В дверях щёлкнул замок: «Мамуль, мы дома.»
Тарелки стала в спешке расставлять,
а муж шепнул: «Найди сначала вазу.
Иди ко мне… Хочу тебя обнять…»
Казалось, мир перевернулся сразу.
Боялась шевельнуться… миг вспугнуть…
Он улыбался… Так светло вокруг…
Она уткнулась носом в его грудь:
«Ещё… продлись мгновение… на чуть-чуть.»
А он шептал: «Прости, что я забыл
напоминать, что нет тебя любимей.
Не разлюбил, ты слышишь? Не остыл!
Дороже стала и необходимей!
Я всё ценю: заботу, понимание,
твой труд ценю, терпение, любовь!
И если бы вернуть мне то свидание,
Ты стала б моей девушкою вновь!»
Так странно… На столе обычный ужин,
а атмосфера будто День Рождения.
Им этот разговор был очень нужен.
А торт — вкуснейший в мире… без сомнения.
А дочка, посмотрев на их улыбки,
сказала: «Вы похожи на детей!»
«Благодаря одной мудрейшей рыбке!
Весь мир на две улыбки стал светлей!»

_________________________________

Обнять… Сказать, что цените заботы.
Пусть мелочь… но приятная всегда.
Средь трудностей житейских и работы
Дарите близким тёплые слова…

Нет, ты не Он.
Не Он и точка.
Любовь твоя уже просрочка,
Внимания транш… и картотека,
Счета остались без ответа…

Нет, ты не Он.
Нет притяжения,
И наших чувств нет извержения.
Кричи теперь в изнеможении…
Но в невесомости мы без движения.

А он …
смешливый, нежный, тонкий,
Он не навязчивый, хоть и не робкий,
В себе уверенный.
Он сладко горький!
И для меня Он …
самый стойкий!

Нет. Ты не Он.

На кухне зреет недовольство и опала
Кухонная система рухнула в один присест,
как только появился там внезапно
мужской непредсказуемый субъект,
в момент создав сюжет Шекспиро-Драмы
Ковчег принятия еды сменил дизайн и суть
Уклад вещей и антураж — на мелодраму
Вся утварь негодует и ушла в мандраж:
— Хозяйке вовсе не до нас!
У ней завёлся кавалер,
приоритеты той сменив на хре`н!
Плита залита. Всё горит…
У кастрюлЕй и сковорОд
— НЕ презентабельный прикид
Замурзанные полотенца, как упрёк
У чайника отбитый носик и свист уже не тот
У табуреток тоЖ хандра
Их применяют не по статусу
И им теперь хромать до первого гвоздя
У кактусов, что на окне,
иголки ощетинились, как на еже,
и стыд залил им зенки
Они все дружно отвернулись
по шеренге к стенке, и смотрят вбок
или в окно, но только не на кухню,
где практикуют Камасутру
Все поварёшки, ложки, вилки
и прочий арсенал
Решили объявить свой личный
NO PASARAN !
Они создали Генеральный Штаб.
Теперь за дело — тактику избрать.
Кухонные Стратеги головы ломают:
Изгнать бы срочно надо этого Адама
из нашего кухонно`- Рая!
Но звуки бурной страсти их в уныние бросают
и понимают — задачка оччень непростая
— дезориентировать врага.
Сбить эротический запал — не тесто замесить
Одной разбитой чашкой о башку
— проблему не решить
Тут батарею стаканОв придётся перебить
А заодно пожертвовать сервизом
аж на 12 душ, то бишь персон
И как тяжёлой артиллерией, добавить жару
огнемётным плито-духовочным огнём!
А если не поможет,
в ход пустить мясной топорик, ножик,
и тесак
И где-то завалялся тяжеленный канделябр
Про кочергу не говорю.
Про веник тоже. Он на стрёме у дверей
Сигнализирует отмашками, даёт ОК`ей
Есть швабра, пара вёдер.
Тазики, половичок
- туда чтоб тело завернуть,
когда настанет эпилог
Покамест грешные тела свиваются клубком,
план вызревает и приобретает очертания,
3-х векторный голографический объём.
И только каша подгорелая — ни то ни сё
Привлечь внимание не удаётся
Её в расчёт никто и не берёт:
Какая каша, мэм?!
Какой в ней толк?
Все хором ополчились на горелый бок!
Когда куётся заговор
и крамола в умах кипит — Не до еды
Тут, понимаешь ли, бесстыжие зады!
Их надо в чувство привести
Разъединить.
И выпихнуть одно «адамово» филе
— за дверь, а на второе «ню» от «Евы»
накинуть неглиже
и общим голосованием Парт-кухни
выговор влепить
Ну, в крайнем случае, легонько пожурить
Таким макаром рассуждая,
Кок-поварёшная команда дала овсянке
координаты в сторону двери
Мол, не гунди и вон пошла
Теперь ей в руки посох да сума
На улицу, где пОлно воронья
— Хоть их я накормлю от пуза, — грустно
думает овсянка…
или котов — философов двора
Они мне будут рады, если на халяву
и заодно полит`беседы почитают.
Авось и ночку скоротаю
Так рассуждала изгнанная каша,
шагая по сугробам, чуть не плача

Миллионы разных судеб,
Протоворечивых чувств любви…
Если вдруг я все забуду,
Ты меня убереги!
Разбуди во мне желания,
Настяж окна отвори,
Покажи мне снова звезды
И в свой Космос забери!

Излечу
твои раны…
самыми
верными
мыслями
и накрою их
силой
из святейших
всех слов,
окроплю
твою душу
чистейшей водой
поднебесья
и с нежностью…
загляну
в родные
глаза.

Нет тебе подобного! -
заалели росы на траве,
зазвенели струны Ветра.

Повторили мои мысли звёзды,
заглянув в глаза и в душу —
нет тебе подобного!

улыбнулось на рассвете Солнце,
обнимая эти строки —
нет тебе подобного!

чайкою морскою над волнами
закружилась в облаках, запела-
нет тебе подобного!

Грустно ли тебе,
иль одиноко,
имя назови моё в тиши,
стихнет боль…
и воссияют строки
в твоих мыслях
светлостью свечи.
Не меняй ту ночь
на что попало,
чтоб услышать
дивной скрипки звук!
Сохрани
весеннее дыханье
для слиянья
наших душ и рук.

В один из дней ты скажешь «нет»
Всему, что грусть лишь приносило…
Уйдёшь, нарушив свой обет —
Любить извечно, до могилы…
Уйдёшь, не ведая куда,
И ни к кому… Непогрешимой.
_______
…Жизнь невозможно коротка,
Чтоб оставаться нелюбимой.