Цитаты на тему «Стихи»

Выросли перья у тощей зимы.
Серая грязь от Луны до креста.
Затопила дома как кошмарные сны.
Как голодная шлюха после поста.

Реки утюжит ветер-каток.
Из сучьев вылазит зеленый свист.
Пищит вода, гуляет восток,
Ухмыляется запад-контрабандист!

Навалилась беда.
Как на огонь вода!
Сплющила рожу оконным стеклом,
Смотрит в дом!

Я схожу с ума!
Да, я схожу с ума!
Я завесил все окна тяжелым сном,
Холодным льдом!

У котов съезд всех кошачьих каст.
Снег в дырах, как память, ворон не счесть.
У кобелей по талону, но всем сука не даст.
Оттаяло все: и любовь, и месть.

А я не рад теплу, я разлюбил рассвет.
Я сижу в темноте, шевелю рукой.
И мне кажется что меня уже нет,
Потому что тебя, тебя нет со мной!

Навалилась беда.
Как на огонь вода!
Сплющила рожу оконным стеклом,
Смотрит в дом!

Я схожу с ума!
Да, я схожу с ума!
Я завесил все окна тяжелым сном,
Холодным льдом!

Матерится земля — шкура на китах!
Драные бока подставляя теплу!
Солнце ударило небу в пах,
Деревья торчат по колено в бреду!

Полным распадом мира, весна!
Салютует всем нам, что она удалась.
Чует новые запахи стерва-страна!
Все готовится жить. Ты одна не спаслась!

Навалилась беда.
Как на огонь вода!
Сплющила рожу оконным стеклом,
Смотрит в дом!

Я схожу с ума!
Да, я схожу с ума!
Я завесил все окна тяжелым сном,
Холодным льдом!

Сосны-виселецы. Дождь — потоп.
Разлука-беда уже на крыльце.
Перелетные птицы кричат между строк.
Я стираю глаза на своем лице.

Мне они ни к чему, ведь тебя больше нет.
Тонет память обрывками в луже воды.
Я глотаю последний огонь сигарет.
Я впустил ее в дом. Я в тисках у Весны!

Навалилась беда.
Как на огонь вода!
Сплющила рожу оконным стеклом,
Смотрит в дом!

Я схожу с ума!
Да, я схожу с ума!
Я завесил все окна тяжелым сном,
Холодным льдом!

Как летом на голову снег,
Свалилась на меня во сне
Великая Идея.
Я изловчился и её
Немедля вытащил живьём
Из пасти сновиденья.

И вот она передо мной
Предстала наяву нагой,
Классическая фея…
Эй, каталоги-словари,
Чем вы набиты изнутри?
Читаю, холодея.

Какой подарок в зуб ногой:
«Ничто не ново под луной!» —
Моя определённо!
Но до меня поэт один,
Её, — красу! — Н. Карамзин
Толкнул во время оно.

Изрёк и более того
Совсем задолго до него,
Ещё от Соломона,
Мою Идею древний грек
И древний римский человек
Открыли обобщённо.

Засну тревожно и проснусь,
А за окном — всё та же Русь,
Родная перманентно,
Всё тот же под луной народ
Свою особину несёт,
Всё с тем же Президентом.
24.12.17

Любовь — не совсем имя,
Роман — не всегда проза.
Кого-то Земля примет,
А мы полетим к звёздам.

Не каждый баран — глупый,
Змея не всегда с ядом.
Кому-то нужна лупа,
А нам — микроскоп надо.

Не каждый дракон — сказка,
Гроза не всегда с громом.
Кому-то нужна встряска,
А нам — побывать дома.

Стреляют не все ружья,
Скупой не всегда платит.
Кому-то таран нужен,
А нам и ключа хватит.

Надежду даёт вера,
Развязка накал снимет.
Земля — не совсем сфера,
Любовь — не всегда имя.

Александр Скворцов

Умом хозяин повредился давненько, как я погляжу.
— Сидеть! — Уж лучше б ты напился!
— Сидеть, сказал! — Уже сижу.
Ему бы петь в церковном хоре: лицо, как царская печать. Могу на «Педигри» поспорить — сейчас опять начнёт кричать.
— Лежать! — А я что говорила?!
— Лежать, сказал! — Лежу, лежу. СтоИт довольный, чешет рыло. Вот так пять лет уже служу. И каждый день одно и то же: лежать-сидеть, сидеть-лежать. Сам ничего уже не может, ну, разве только наорать.
— Апорт! — Какой он, право, жалкий.
— Апорт, сказал! — Трясуся! Ах! Бежал бы сам за грязной палкой, и нёс её потом в зубах! Что толку в дрессировке этой?! Ну, угостил из-за стола однажды отбивной котлетой. Так я и восемь съесть могла! Представиться забыла — Лада. Мне все команды по плечу.
— Барьер! — Ну, нет, оно мне надо?!
— Барьер, сказал! — Уже лечу.
— Ко мне! — Ага. К кому ещё-то?!
— Ко мне, сказал! — Иду, не ной.
— Ко мне! — Видали идиота?! Посмел бы дома так с женой!
…А вот и гости. Хулиганы! Сейчас разденут от и до. И где же наша сталь нагана? Где чёрный пояс по дзю-до?! Один живот отвис, и только? Смотри-ка, просят закурить. Поник и сжался друг мой Толька. Оно понятно — нечем крыть. Темнеет…
— Фас! — А я не буду.
— Ату, сказал! — А я глуха. Как настроение, Иуда? Боишься, брат, за потроха?! Ты только глянь! Присел хозяин, затем прилёг, потом вскочил: не виноват, мол, неприкаян! И снова в «дыню» получил! Опять вскочил! Рванул к барьеру, и даже досок не задел, перемахнув. Прыгуч, холера! Ведь смог же, если захотел!
Ну, ладно, в сторону все шутки. Гав-гав! Ещё разок: гав-гав! Исчезли все за полминутки. Кто позубастей, тот и прав! Один лишь мною не облаян. Молчит. Куда девалась стать… Ну, что, домой пойдём, хозяин? Пора штаны тебе менять.

Ветераны уходят…
.Оставаясь на карточках выцветших.
Дошагать до конца
Их немного сподобилось выживших!
Всё успев рассказать,
Чтобы жизнь при любой непогоде
Продолжалась…
Ветераны уходят.

Ветераны уходят…
Не срезая углов, прошагавшие
Через целую жизнь!
Там их встретят далёкие павшие
И допрос учинят:
-Сохранилась ли память в народе?
Как там внуки…
Ветераны уходят.

Ветераны уходят,
На себя не потратив последнего,
Защитив тишину
И надежду оставив наследникам!
Можно всё объяснить:
Есть душа, и бессмертная вроде…
Просто больно.
Ветераны уходят…

Александр Скворцов

Мой любимый май в цветенье белом
Кружит хороводом над землёй,
Ярким солнцем согревая небо,
Улыбнулся золотой зарёй.

С ним забыты зимние метели,
Что глядели по ночам в окно,
В роще соловьи опять запели,
Принеся желанное тепло.

И в своих заботах бесконечных
Нас торопит вешняя пора
Потому, что время незаметно
Утечёт, как талая вода.

А весёлый май в цветенье белом,
Приглашая лето на порог,
Улетит за облаками в небо,
Оставляя светлую любовь.

Николай Гренков

Весенний шёпот яркого рассвета,
Сквозь сон зовёт в объятие полей,
Где росы под ногами жаждут лета
И кружит стая серых журавлей.

Там от черты дубрав и старых елей,
Где соснами усеянная даль.
Несётся нежность соловьиных трелей,
Затмившая усталость и печаль.

И душу распахнув свою встречает,
Кукушка, взгромоздившись на суку.
И каждый, кто по отдали, считает,
Короткое, но дивное ку-ку.

Дежавю мыслей…
Сердца обычный стук…
вьюга пуха тополей…
встреча с прошлым вдруг…
а, помнишь своё одиночество рук…
когда сжимаешь в кулак…
скелета костяшек звук…
или закусив мякоть губ…
чтобы не слышно душевных мук…
прогулки в дождь …
чтоб не видно слёз…
чтобы спрятать дрожь…
или мысль уйти в мир грёз …
если к венам нож…
первая любовь …
больше никто на неё не похож…
не пойму, что в ней так волновало кровь?
спасибо за эту встречу… вновь.

По вересковой пустоши обид,
по маковым полям пустых иллюзий
бежала я в свой выдуманный мир,
стихи и сказки заплетая в узел.
Мечтала о взаимности в любви,
вплетала в строки кружевную нежность.
Бывало, от зари и до зари
мечтала — так светло и безмятежно.
Но встретившись с любовью наяву,
теряю голос и ломаю перья.
Не знаю, как её переживу
и выживу как без неё теперь я.
Ни вересковой пустоши, ни снов,
ни маковых полей не хватит, чтобы
сбежать от этой силы. И без слов
смотрю в окошко, спрятавшись за шторой.
Болею молча дикой тишиной,
отсутствием взаимного ответа.
Густую боль не выразишь строкой,
не спрячешься нигде на свете этом.
Конечно же, пройдёт. Переболит.
Перемолчится, выльется слезами.
Вот только сердце всё же сохранит
и эту нежность твоего касания,
и все мечты, и маков цвет щеки,
когда случайно вырвется наружу
всё то, что так старался спрятать ты
в своей душе. А прятать разве нужно?
Да, знаю: неуместно… Ни к чему…
Твой путь ведёт теперь в другие двери.
А я опять по вереску иду.
И больше ни во что уже не верю.

По осенним годам тяжела тишина,
Словно кто-то вот-вот постучится.
И пускай уж зима, если будет весна.
А не дай Бог, весны не случится!

И уже не спасает ни дом, ни очаг,
Не влекут корабли и вагоны.
И то слева, то справа на штатских плечах
Проступают погоны.

Впереди темнота, позади ничего.
И горит человек в беспокойстве,
И гудят беспокойные мысли его
Об ином социальном устройстве.

Он прочел, разбирая санскрит и латынь,
О властителях вольных и диких.
Он, скитаясь, бродил по обломкам святынь,
По руинам империй великих.

Меж времен и племен он искал без конца
Вариант идеального строя
Но нигде не нашел для себя образца
И не встретил покоя…

И теперь в захолустье, в трущобе, в дыре,
Отыскав подходящее место,
Совершенно один, на пустом пустыре
Он возводит свое королевство.

Кропотливо, ценою большого труда,
Он рисует проекты и карты.
Он один воздвигает свои города
И свои водружает штандарты.

И шагая под знаменем скорбной любви,
Он навек упраздняет погоны.
Как Январь, белоснежны его корабли,
И прекрасны законы.

И хотя он не скрыт от порочной среды
И от мрака жестоких наследий,
Если грянет беда, то причиной беды
Будет только коварство соседей.

Он один, беззащитен, высок, умудрен,
Мастерит, укрепляет и лепит,
А потом отрешенно восходит на трон,
И в душе его трепет.

Я люблю тишину. Телевизор включаю нечасто.
Мне бы слышать ручей, трели птиц за рассветным окном.
Когда ветер поёт и на улице сыро, ненастно,
С Неба льются стихи и теплом наполняется дом.

Я люблю тишину, где нет места для крика людского,
Вместо гула машин — шум колосьев и стрекот цикад.
Там, где нет суеты и порядка вещей городского,
Полновеснее жизнь и часы никуда не спешат.

Я люблю тишину. В ней отчётливей звуки Вселенной,
Громче голос Творца, приглушённей свой собственный глас.
Тишина для меня остаётся подругою верной
И молчаньем своим освежает мой дух всякий раз.

Золотые слова — это тоже всего лишь слова
Что вкуснее — стихи или супчик наваристый тещин?
Все, что вы о себе возомнили, делите на два.
Будьте проще.

Как наседка яйцо, ты лелеешь свой дар рифмовать.
А какой-нибудь мент охраняет тебя и не ропщет.
Есть такие работы — лечить, охранять, воевать.
Будьте проще.

В наш-то век Интернета за деньги себя издавать
На матпомощь от спонсоров (можно сказать и пожестче)…
Не такое уж золото — все эти ваши слова.
Будьте проще.

эффектною павою,
робкой тигрицею,
(имею ли право я
пугать и стыдиться?)

а ты, робкий, вежливый,
с манерами, принципом,
в костюмчике бежевом
из дальних провинций
как-будто не хочешь
сорваться и выведать?

Люблю тебя очень?
И нужно реагировать…

…за дымкою сумерков,
в постели с ромашками
все прошлое-умерло
с победой вчерашнею,

запястья целованы не робким,
но вежливым.
С преградою сорванной.
с табу и одеждами…

Ольга Тиманова «fIre»

если захочется суеты,

зови меня-со мною суетливо,
падет звезда с небесной высоты,
напишет имя в воздухе пунктиром,

если захочется тишины,

зови меня-я тише гор. И все же
на той обратной стороне Луны
мы несказанно, правильно похожи.

если захочется одному
быть во тьме, что влечет магнитом,
ты зови меня-но я не приду,
буду под окном для меня открытом,

если захочется той любви,

что сжимает грудь, прижигая прахом,
Ты меня, пожалуйста, не зови,
я в тебе уже и огнем, и страхом.

Ольга Тиманова «ЕСлИ»

И поступь и голос у времени тише
Всех шорохов, всех голосов.
Шуршат и работают тайно, как мыши,
Колесики наших часов.

Лукавое время играет в минутки,
Не требуя крупных монет.
Глядишь — на счету его круглые сутки,
И месяц, и семьдесят лет.

Секундная стрелка бежит что есть мочи
Путем неуклонным своим.
Так поезд несется просторами ночи,
Пока мы за шторами спим.