Цитаты на тему «Смысл жизни»

Она всё время куда-то несётся,
как солнечный бог на огненной колеснице.
Ей кажется, что жизнь тотчас оборвётся,
стоит ей только на миг остановиться.

Если задуматься, хоть на мгновенье, о сути, смысле:
зачем и куда лежит её путь и кто же рядом, —
её просто убьют все эти правдивые мысли,
сердце вдруг разлетится, будто взорванное снарядом.

Если хоть на мгновение дать тишине пробиться
в эту душу и в эту комнату, что же будет?
Вдруг окажутся вовсе не нужными все эти лица,
Работа, видимость брака, кошки, собаки, люди…

Вдруг это всё не о ней? Вдруг в тишине окажется
нет ни одного квадратного сантиметра правды?
Вдруг все узлы, так старательно ею затянутые, развяжутся,
нити внезапно порвутся, и… оп! Марионетка падает…

Кукольник вряд ли поймает. Крестовина глухо ударит в пол.
Сложатся в горку руки, ноги, ошмётки крыльев…
Что же за сила держит её на весу до сих пор?
Может, напротив, это слабость? Никакая не сила?

Дергаясь в этих нитях, она создаёт иллюзию танца:
танго на углях, фокстрот на граблях, мазурка по битым стёклам…
А хочется вальса! С любимым вдвоём. На узеньких каблуках,
а может быть, босиком по мостовой, от солнышка тёплой.

Нити натянуты. Нервы натянуты тоже…
Куколка мчится, перебирая стройными ножками.
Громко смеётся, чувствует ветер сердцем и кожей,
будто живая! Так на счастливую сильно похожая…

Только лишь кукольник, крестовину в руках перебирая,
тихо вздыхает: «Как ни стараюсь, увы, она давно не живая».

Мы пришли в этот мир,
Не навечно, всего лишь, на время,
Кто изгой, кто кумир,
Кто израненный в битве солдат…
Пусть потом говорят,
Не в лицо, только в спину и в темя,
Мол, жалеют, скорбят,
А ведь, мог бы… Но сам виноват…

Мы пришли в этот дом,
И уйдём из него, неизбежно,
Кто помянет добром,
Кто злорадно ладони потрёт,
Кто-то тихо вздохнёт
И простится с улыбкой и нежно,
Кто-то мимо пройдёт
И слезинку платочком смахнёт…

Всё равно… Мы идём,
В этот мир, в этот дом, к этим людям,
Пусть луна за окном,
Или солнышко… Пусть снегопад…
Мы своё проживём,
Ну, а люди… От них не убудет,
Не съедят, ведь, живьём?
Пусть потом, говорят, что хотят…

Сегодня человек склонен думать, что он вполне овладел собой, что разум способен контролировать душевные силы. Но это — иллюзия.
На самом деле, полагает Юнг, разум не контролирует душу, а подавляет её. Современный человек всё ещё одержим силами, находящимися вне его контроля. Об этом свидетельствует весь ход развития цивилизации последнего столетия: несмотря на беспрецедентное развитие науки, знаний, средств массовой информации, человечество в целом оказывается всё менее защищённым от буйства своих внутренних демонов — алчности, властолюбия, агрессии и множества изощрённых садистических влечений. Демоны современного человека более иррациональны и жестоки, чем демоны дикаря. Получая в своё распоряжение средства, созданные наукой и техникой, они становятся ещё опасней.

[ОНО]. На первый взгляд, смысл и страсть находятся на разных орбитах, но если речь идёт о смысле жизни, то это не так.
[ТЫ]. А как? Смысл ментален, а страсть чувственна.
[Я]. Послушаем разные мнения с общим знаменателем: борьба страсти с разумом:
[Клод Андриан Гельвеций]. Как только человек заглушает свою страсть, он перестаёт наслаждаться покоем.
[Мария фон Эбнер-Эшенбах]. Страсть — всегда страдание, даже та, что даёт наибольшее удовлетворение.
[Фридрих Ницше]. В конце концов, мы любим наше собственное вожделение, а не предмет его.
[ТЫ]. И где тут смысл жизни?.
[ ОНО]. Смысл жизни всегда выстрадан в борьбе страсти и разума. Человек обретает его, когда реализовывает свою самость.
[ Я]. Самость индивида заложена свыше, поэтому она не столько формируется, сколько очищается, развивается в личность. Самость человечества — осмысленность его поступков.
[ТЫ]. Однако, поведение человечества не назовёшь осмысленным: оно не контролируемо разгоняет машину цивилизации, чтоб врезаться в ограничительные столбики армагеддона.
[ ОНО]. Серафим Саровский не принял бы эту обречённость: Спаси сначала себя и вокруг тебя спасутся тысячи («Стяжи Дух мирен и тысячи около тебя спасутся. «). Мудрецы Талмуда ещё более оптимистичны: «Даже ради одного праведника держится мир».

Говорят, смысл жизни в заботе о близких… А хочется иногда пожить бессмысленно!

Высшей целью Человека есть попрание смерти, в этом состоит Истинный смысл жизни.

Неизбежность ухода мне душу на части рвёт.
Я пытаюсь лететь и срываюсь с небес безвольно.
Но моё сероглазое счастье опять споёт,
и окажется, жить на свете не так уж больно.
Я бреду через тьму, ожидая уже конца,
и не вижу ни смысла, ни вкуса у жизни этой.
Только солнечный луч коснётся его лица —
и зима обернётся вдруг восхищённым летом.
У меня не хватает сил на любовь и пыл,
мне не нужно уже страстей и волшебных сказок,
лишь бы только он дольше меня осмысленно жил —
никому не должен, не вынужден, не обязан.
У меня не хватает дней отрастить крыло,
я не чувствую ветер и чайкой уже не стану.
Но когда он поёт, мне, право же, всё равно,
будто времени много ещё под небесами.
Будто есть ещё солнце где-то внутри меня,
будто жизнь не бессмысленна, даже почти прекрасна.
Я не знаю, надолго ли хватит во мне огня,
знаю только, что жизнь искрит сероглазым счастьем.

За что можно и должно отдать жизнь, то и надо любить, тому и надо служить. Жить стоит только тем, за что стоит бороться насмерть и умереть: все оставшееся малоценно или ничтожно. Все, что не стоит смерти, не стоит и жизни.

Сгнивший на дереве плод - символ бессмысленной жизни.

Лучше что — увязшим быть в трясине:
Быта, дома и семьи оков;
Или в страсти крепкой паутине
Быть как мотылек под пауком?!

Лучше раз в экстазе громко вскрикнуть
Или каждый день, как все, молчать;
Чем в агонии, почти предсмертной,
Волосы, которых нет уж, рвать?!

Каждый сам найдет себе ответы,
Каждый сам решит — ему кем стать:
Головешкой, тлеющей годами;
Ярким пламенем, способным жар отдать.

С рожденья и до самой тризны
живём в сомненьях каждый час.
Пока мы ищем смысла в жизни,
она проходит мимо нас!

Секунда, минута и день,
Месяц, квартал и год
Скачут, словно через плетень,
Сквозь преграды и вечности брод.

Только родился на свет,
Только утро жизни переступил,
Как настал уже жизни обед,
И день жизни к закату клонил.

Что оставлю я после себя? -
Хорошее имя, иль хороших детей,
Хорошее слово, что всех теребя,
Хватает за душу, иль сердечных вестей,

Взращенный плод и ягоды вкус,
Построенный дом, или вспаханный луг,
Может, и строганный брус,
Что сгодится упором на плуг.

Все, что жизни отдам —
Это вечности миг;
Совокупность смеха и драм,
Горя часть и радости крик.

И забыть про обман,
По ветру и бурям пустить.
Злобу я урагану отдам,
Ну, а правду-то — не упустить!

Чтобы не было грязи пятен,
Чтобы был чистый микрон…
В жизни вечности был приятен,
Серебряной точкой стал он.

Но все не оставишь хорошим.
Место надо оставить плохому,
Но плохое, чтоб было прохожим,
Чтобы мимо ходило дома.

И закат — это ночи начало.
И за концом есть начало…
Нет ни места минутам печали,
Что всю жизнь бы так омрачали.

22 августа 2007 года.

Так в чём же смысл, который ищут люди, что наша жизнь, зачем все эти будни, и пьём вино, и отмечаем даты, ведь всё равно — откуда и куда ты. Так в чём же смысл, влюбляться до припадков, любую мысль озвучить в рифму гладко, и утереть носы не оценившим, и гнать их геть, духовных этих нищих. Ну где ты, смысл, один ворует — браво, а честный — брысь, в любом суде — бесправный. Красив душой, зато в карманах ветер, к врачу пришёл, а заплатить-то нечем. Какой же смысл — бороться с тем, кто правит, как крыса сгрыз все рамки норм и правил. И будний день, застрявшей костью в горле, и быть беде, один, и в поле. Воин. А может смысл — любить всё в этой жизни, и этих крыс, не оценивших мысли, и будний день, и выходной от войн, не встав с колен, благодарить героев. И попросить прощения, что всуе, свои носы в чужие рифмы ткнули. Что наша жизнь, чей авторский дозатор, а может высший смысл — дожить до завтра?

Как бессмысленно вертится это веретено…
Обретаю, теряю, сбиваюсь с пути, не найдя для души огня.
После меня, кроме слов, не останется ничего.
А словам, понимаешь, мешаю живая я.
Мёртвых слушают лучше. Они кажутся людям мудрее,
Даже если при жизни несли несусветную чушь.
Но пока не окончится жизнь, каждый год всё больнее,
И всё меньше надежды, и всё больше сдавшихся душ.
А вокруг — ни огня, ни любви, ни страсти:
Люди молча работают, чтобы молча потом болеть.
Кто-то ищет успеха, а кто добивается власти,
Забывают совсем, каково это: жить и хотеть.
Я боюсь, как они… И мечусь перепуганной птицей.
Я ищу лишь свободных, идущих дорогой иной
И срываюсь в слова. Из реальности между страницами
Я бегу в никуда, погружаясь в свой мир с головой.
В мир, где дружба и свет,
Где любовь не оплёвана страхом,
Где могу говорить, не боясь, что меня засмеют.
Где слова — не пусты, где себя не приходится прятать
От стыда и молвы и от грязных трясущихся рук.
Нахожу и теряю, беру, отдаю, но не вижу
Никаких результатов, ни единой дороги к тебе.
И беспомощность эту в себе до того ненавижу,
Что не хочется утром вставать, повинуясь судьбе.
Для чего и зачем каждый день просыпаться и помнить,
Что похожи все дни, будто клоны, один на другой.
Что о них говорить, если нечем их даже наполнить,
Если мне не живётся просто в мире с самою собой?
Но бывает порой, что среди этой серой печали
Вдруг приходит ответ или отклик на слово и жест,
И тогда я душой с удивлением вдруг понимаю,
Что слова — не подарок, а посильный невидимый крест.
Мне нести, мне тащить и не ныть, уставая до жути.
Крест у каждого свой, и не нам ведь его выбирать.
Мой таков: говорить — о любви и о прожитой сути.
А чтоб сути достигнуть, самой постоянно сгорать.

Смысл жизни? Умереть как можно позже.

Смысл жизни каждого человека заключается в том, чтобы оставить после себя наследие… чтобы произвести на свет новую жизнь и умереть…