Цитаты на тему «Человек»

Если земля наша, обетованная, ни есть — Ад, я не представляю, чем ещё можно устрашить человека.

Отчаянный народ — эти люди: вечно пытаются
прыгнуть выше потолка, а падают ниже плинтуса.

Чем больше вокруг бесчеловечности,
тем больше нужно оставаться человеком

Чтобы было бы возможно посудачить всласть,
человеку мало надо — лишь в ЧС попасть.

Предавая других, уничтожаешь себя.

человека на витрине перепутали с человеком в душе…

В посольстве на оформлении визы: — Наркотики употребляете? — Я законопослушный гражданин! — Так и запишем: «В зависимости от страны пребывания…»

Законопослушность добродетельна, если она духовна. Иначе она превращается в слепое, безоглядное следование законам. Законы выдуманы людьми и являются проводниками их интересов.
Шарль де Голль говорил: «Десять заповедей лишь потому так лаконичны, ясны и понятны, что были написаны без помощи советников и экспертов».
Божественные законы вечны. Законы государства временны и не окончательны. Зачастую они защищают права самого сильного и богатого. Судить людей по этим законам — насилие и несправедливость.
Джек Лондон в «Железной пяте» писал: «Разве сила закона не в том, что он служит справедливости? — спросила я. — Сила закона в том, что он служит силе, — улыбаясь, отпарировал полковник. — А где же наше хваленое правосудие? — Что ж, сильный всегда прав, — тут нет никакого противоречия».

К счастью, как писал Михаил Лермонтов, «Есть и Божий суд, наперсники разврата! Есть грозный суд: он ждет; Он не доступен звону злата, И мысли и дела он знает наперед. Тогда напрасно вы прибегнете к злословью: Оно вам не поможет вновь…»

Законопослушность духовна, а, следовательно, добродетельна, когда законы общества не противоречат законам Бога.
Но, к сожалению, крайне редко можно наблюдать унисон между законами Бога и законами государства.

Человек, проживая на определенной территории, не может быть свободным от государственных законов, в частности от Уголовного кодекса.

При определенных ситуациях ему приходится делать выбор — быть законопослушным гражданином или нарушить свои нравственные принципы, игнорировать голос совести, пренебречь законами Бога — заповедями.

Необходимо помнить — множество низостей и мерзостей делается по закону.

В годы Великой Отечественной войны фашисты на оккупированной территории ввели закон: лица, укрывающие евреев и партизан, подлежат расстрелу. И вот ночью к вам в окошко тихо стучит девочка, сбежавшая из еврейского гетто. Как законопослушный гражданин вы не имеете права ее прятать. Однако совесть говорит вам, что надо помочь невинному ребенку. В такой ситуации приходится делать тяжелейший выбор — либо быть законопослушным перед врагом, либо, рискуя собственной жизнью и жизнью своих близких, укрыть еврейскую девочку от извергов. Если вы сдаете девочку фашистам, они вас посчитают законопослушным, но с позиций совести, нравственности и Бога, вы — порочная личность.

Вы едите в машине со своим другом, и он на переходе сбивает женщину с ребенком, а затем, не оказав им помощь, скрывается с места происшествия. Вы — единственный свидетель. Как законопослушный гражданин вы не должны покрывать преступника. Но узы дружбы и ложное представление о доброте лишают вас всякой инициативы. Между тем, с позиций закона и с позиций Бога покрывать преступника нельзя. Согласно Закону Справедливости тот, кто покрыл убийство, несет такую же кармическую ответственность, как и сам убийца. В данном случае законопослушность добродетельна, ибо она не вступает в противоречие с Божьими заповедями.

Город Солнца еще никто не создал. Везде приходится выбирать между Богом и государством. В одних странах меньше, в других больше. Чем больше разрыв между требованиями государственных законов и законов Мироздания, тем тяжелее человеку делать выбор. Если он совестливый и порядочный, выбор раз и навсегда сделан в пользу законов Бога. Если человек малодушен и бесхребетен, он каждый раз будет гнуться, как ива на ветру, в ту или другую сторону.

Законы государства — пугало для малодушных.

Богоугодный, благочестивый человек на первое место ставит законы Бога и лишь потом законы государства.

Философ Лао-цзы учил: «Великий человек держится существенного и оставляет ничтожное. Он все делает по правде, но никогда не будет опираться на законы». Держаться существенного — это быть верным своей совести, законам Бога. Оставлять ничтожное — это принимать к сведению законы государства, учитывать их в своих поступках, но всегда помнить, что они второстепенны к законам Божьим.

Давайте окунемся в историю и посмотрим, легко ли быть законопослушным, когда существует гигантский разрыв между законами Бога и законами государства. Журналист Александр Самсонов пишет: «После эпохи Великих Географических открытий только в британские колонии в Северной Америке, а затем в США было привезено около 13 миллионов рабов из Африки, но на каждого выжившего раба, которого живым привезли на рынок, приходилось по 3−4 погибших во время „охоты на людей“ и транспортировки, когда людей набивали, как „сельдь в бочки“.

Английская королева Елизавета I отрубила голову не только Марии Стюарт, но и подвергла казни ещё 89 тыс. жителей королевства. И никакого покаяния, мук совести. При завоевании и усмирении Кромвелем Ирландии было уничтожено 5/6 её населения. В ходе процесса „огораживания“ в Англии было практически уничтожено крестьянство, его сгоняли с земли, люди становились бродягами. Против бродяг же приняли „кровавое законодательство“, когда людей при первой поимке клеймили, а при второй просто казнили. В ходе Нидерландской революции (1568 — январь 1648) инквизиция признала всех (!) жителей Нидерландов (тогда принадлежали Испании) еретиками и приговорила их к смерти. Испанский король Филипп II отдал приказ привести приговор в исполнение, было уничтожено 100 тыс. человек, только отчаянное сопротивление спасло местных жителей.

В 1894 году французские революционеры усмиряли „контрреволюционную Вандею“, бойня шла 18 месяцев. Из Парижа привезли дополнительные гильотины, в том числе детские (!), но расстрелов и казней было мало: чтобы быстро уничтожить „контрреволюционное гнездо“, решили топить людей, „благо“ в Нанте, центре атлантической работорговли, был флот судов, использовавшихся для перевозки „товара“. Чтобы многоразово использовать суда, их надёжно привязывали канатами к берегу, баржу выводили в устье Луары, топили, затем вытаскивали, просушивали перед новым „употреблением“. Но „просто“ топить карателям показалось мало, придумали ещё одну „забаву“ — „революционную свадьбу“: связывали голых людей попарно, мальчиков со старухами, девушек со священниками и т. п. Были опустошены целые департаменты, уничтожено от полумиллиона до миллиона человек». При таком разгуле жестокости поневоле станешь благонадежным и законопослушным гражданином.

Отличительная особенность доброго человека в том, что в маске он или без маски он одинаково хорош.

Реклама не двигатель прогресса, а её тормоз: она лишает человека возможности методом проб и ошибок самому решить, что для него лучше. Одно «утешает»: кто-то попробовал и решил за тебя, и не надо искать, выбирать, сравнивать, т. е делать то, что так или иначе развивает интеллект… и креативное мышление…

Если бы животное обладало терпением, оно перестало бы быть животным и, наоборот, человек, потерявший терпение, уподобляется животному.

безнаказанность жадности это умерщвление жизни человечества…

Человек не может изменить мир.
Человек может изменить только среду обитания

Жалость не унижает, она делает человека Человеком!

Мудрости выучиваются, практикуя её.

Осуждая кого-либо, мы не становимся выше духовно, не развиваемся. Осуждение подобно застывшему состоянию ума. Разум мертвеет, ведь мы не даём ему свободы и перекрываем право на иное мнение, ставя на него клеймо печати. Ум оживает, если не судить о поступках окружающих всуе, если принимать жизнь и людей в ней как данность.