Цитаты на тему «Мир»

За иллюзии человек готов платить любые деньги

— Укажи мне дорогу, путник, туда, где будет спокойна душа моя, где нет печалей, а есть радости, где нет грусти, а есть веселье, где нет ненависти, а есть добро, где нет одиночества, а есть любовь… Путник, проводи меня туда…
— Не могу…
— Не можешь? Почему?
— Твоя судьба — путь противоречий, познание жизни во всех её контрастах, ведь без печали нет радости, без грусти нет веселья, без ненависти нет добра, без одиночества нет любви…

Порой лишь шаг от счастья до беды,
Но мы опять заходим в реку ту же.
И снова нас шальным теченьем кружит,
И вновь сжигаем за собой мосты.

От ненависти до любви лишь миг.
Как тонка нить, что держит наши чувства.
Но мы опять творим свои безумства,
И робкий шепот переходит в крик.

Засечками ошибки — н, а и з у с т ь.
Но отчего так манит бесшабашно
Тот новый шаг, нелепый и отважный?
Шагаю и шепчу смущенно: «Пусть!»

Кто знает, где конец, и где начало?
Толкает безрассудство в сложный путь.
Бросаюсь в реку, не боясь тонуть,
Чтоб жизнь гореть огнем не перестала.

Перебрав столетий груду,
Ты в любом найдёшь Иуду,
Кровопийцу и творца,
И за истину борца.
И столетие иное
Станет близким как родное:
Так же мало райских мест,
Те же гвозди, тот же крест.

ЗВЕНЬЯ
Жизнь — смерть — жизнь в новой оболочке,
Эпох чреда до новой встречи:
Мы — звенья пищевой цепочки,
И этим знаньем мир увенчан.

Делай вопреки, делай от руки.
Мир переверни, небо опрокинь.
В каждом наброске, в каждом черновике.
Учитель продолжается в своем ученике.

Всю мою жизнь я иду ко дну.
Всю мою жизнь я искал любовь, чтоб любить одну.
Они сказали — нас поздно спасать и поздно лечить.
Плевать, ведь наши дети будут лучше, чем мы.
Лучше, чем мы… Лучше, чем мы…

Когда меня не станет — я буду петь голосами.
Моих детей и голосами их детей.
Нас просто меняют местами.
Таков закон сансары, круговорот людей.

Нас не стереть, мы живем назло.
Пусть не везет, но мы свое возьмем.
Это небо вместо сцены, здесь все верх ногами.
И эти звезды в темноте — тобой зажженный фонарь.
Тысяча меня до меня, и после меня будет.
Тысяча меня и в тысячах не меня, тысяча меня.

И мы снова вдребезги и нас не починить.
Плевать, ведь наши дети будут лучше, чем мы.
Лучше, чем мы… Лучше, чем мы…

Когда меня не станет — я буду петь голосами.
Моих детей и голосами их детей.
Нас просто меняют местами.
Таков закон сансары, круговорот людей.

Мир милосерден, и каждому в нем есть утешение. Богатому золото, умному знания, бедному пища, нищему подаяние.

Я нарисую мир сама.
Без красок, кисточек, бумаги.
Я нарисую, ведь не зря…
Я думать не могу иначе.
Создам свой собственный мирок,
Где ты и я на этом свете.
Нам не найти с тобой исток,
И место, нашей с тобою встречи.
Не знаем, как сошлись с тобой.
Зачем все это было нужно?
Но лишь сейчас, во мгле ночной,
Задумались с тобой о чувствах.
О ярких встречах, громких сорах.
Всегда весомых и простых.
Зачем нам это, было нужно?
И чей сегодня крик на взрыд.
Игрались мы, до боли в сердце,
Кто первым просчитает шаг.
И я сдалась, ведь так же честно !
Тебе не страшно проиграть.
Я нарисую мир сама,
Хоть ты о нем и не узнаешь.
Создам его я для себя,
Раз только я о нем мечтаю.

Александр Усик и Мурат Гассиев предъявили миру истинный пример миролюбия в священных древнегреческих традициях Олимпийского спорта!

Читайте жития Святых,
хоть подражать им очень сложно,
но явно устыдиться можно
своей блестящей шелухи.

Своих обид и резких фраз,
и слепоты своей душевной,
и возмущения подчас
своей же замкнутой вселенной.

Какая пропасть делит мир
святой души и алчной прорвы
камней-огней глупейшей ссоры,
воспламенённой меж людьми…

Читайте жития Святых
не для цитат, ума не ради,
но чтоб сжигать в небесной правде
свои бумажные кресты.

Лето хоть, но не до сна.
Подождать бы дня хотя бы.
Наступает к нам война,
Мужиков проводят бабы.

И пойдут гурьбой в колхоз,
За мужей работать надо.
Жизнь теперь из боли, слёз,
Разрывается снарядом.

Но придёт тот день побед,
Год наступит сорок пятый.
Мама встретит непосед,
Возвратятся в дом ребята.

И наступит снова мир,
Позабудем впредь о грусти.
Будем вновь полны мы сил,
И свободы не отпустим.

ЭЛИТА
И мир сотворил кумира
И вмиг позабыл о боли,
Ведь пела элита мира,
В Нью-Йорке, в Карнеги Холле.

Мысли общие. Слова общие. Статусы одинаковые.
И только книга деликатна. Снял с полки. Полистал. Поставил.
В ней нет наглости. Она не проникает в тебя.
Стоит на полке, молчит, ждет, когда возьмут в теплые руки. И она раскроется.
Если бы с людьми так. Нас много. Всех не полистаешь. Даже одного. Даже своего. Даже себя.

Не ведая зла, зла не боишься.

Мир — блаженные качели,
я на них грешу, не каюсь,
но прощение получаю…
Умиляюсь…