Цитаты на тему «Чувство»

Прости мне за росинки на ресничках,
Прости мне за морщинки в уголках
Прекрасных глаз, прости что я не с ними,
Прости за содрогание в губах.

Твой поцелуй приму с большою жаждой.
Напьюсь твоей любви котёнок мой.
Всё происходит случаем однажды.
Сведёт однажды случай нас с тобой.

Уже в пути, причины больше нету
Терпеть и обходиться без тебя.
Не обойтись глазам без яркого рассвета.
Не обойтись губам без нежного тепла.
-
Сергей Прилуцкий, Алатырь, 2018

Зачем в порыве ярости и злости
Мы делаем столь глупые шаги?
Не лучше ль нам не злиться вовсе,
И глупостей не будут впереди.

Девчата растрещались как сороки,
Девчата как крапива жгут собой.
Ребята соловьями в души строки
Любовные льют с удалью хмельной.

Весенний май в зелёном сарафане.
От солнышка природа вся пьяна.
Гармонь горланит песни на поляне,
Травой отравлена былая тишина.

И как растений первые листочки
Слипаются ладони новых пар,
И распускаются прекрасные цветочки
В сердцах влюблённых, привнося нектар.

От хоровода, плясок за кустами
Обнявшись пары пробуют мёд губ,
Уходят в космос наслаждений от лобзаний
В объятиях, сближаясь на беду.
-
Сергей Прилуцкий, Алатырь, 2018

«Остерегись! — мне говорят, — беспечность
с ним рядом обернётся вдруг бедой!»
А я в нём вижу доброту, сердечность
за сотни раз залатанной бронёй.
Мне в спину шепчут: «Там таких десятки —
все смотрят в рот, вздыхают лишь о нём».
Но я-то не играю с чувством в прятки
и не вздыхаю. Мы же не вдвоём.
«Не тронь его! — мне говорят, — ожогом
останется на сердце и в судьбе.
Он сквозь тебя пройдёт, и перед Богом
ни клятв, ни гимнов не возраст тебе».
Да я не трогаю. Я издали любуюсь.
Страдать, бояться — нет, не для меня.
Касаюсь только словом, повинуясь
порывам редким встречного огня.
Я радуюсь, что ходит он по свету
и что улыбку вижу каждый раз,
когда глаза в глаза включает лето
он голосом без лишних пошлых фраз.
Я радуюсь тому, что свежий ветер
он в жизнь мою нечаянно впустил.
И мне хватает нежности и света.
Он — счастье, кто бы что ни говорил.

Mне написал человек из прошлого,
спрашивал «как дела»,
3вонко щёлкнуло сообщение.
Я его не ждала.
Я давно сложила оружие
в этой былой войне,
Покатились воспоминания
холодом по спине.

Pазболелось опять, раздёргалось,
как удар по зажившим швам,
Заметались пожаром в памяти
все события и слова.
Cтал как будто порталом в прошлое
монитора зловещий свет,
И рука потянулась к клавишам,
чтобы бросить в него ответ.

Это глупости, наваждение.
Это сказка с плохим концом
В ней герой, вернувшись на Pодину,
не находит свой отчий дом.
И скитается веки вечные
По разрушенным городам
Hе ходи в эту сказку, глупая,
Ничего нет живого там.

У каждого чувства свой срок.
Только разный.
Пройдет.

Убить любовь так просто,
Желание и только.
Хранить любовь не просто
Терзая душу, сердце.
Судьба висит вопросом:
Сошьёт ли нас иголка
В родство вслед за упорством,
Пронзит ли иноверцем?

Иголка нашей жизни,
Твой путь непредсказуем.
Чего нам ждать от жизни
Предугадать нельзя.
Так тяжело быть лишним,
Болтающимся буем.
Легко когда есть ближний
Прощающий тебя.
-
Сергей Прилуцкий, Алатырь, 2018

Ты слышишь вибрато. Белиссимо!
И губы дрожат от волнения.
Хочу ещё больше фортиссимо,
Хочу продолженья мгновения.

Твоё пиццикато пикантное.
Брависсимо от неизбежности.
Как будто простое касание,
Но миг этот сладостней вечности.

Пюпитра нет в импровизации.
Все навыки в нашем стремлении.
В любовной сгораем трансакции
На данном этапе у времени.
-
Сергей Прилуцкий, Алатырь, 2018

Любовь — светлое чувство от Бога и смертельный удар по дьяволу!

С цветка любви опали лепестки,
С цветка любви опали наши души.
В бутоне поцелуями близки
Мы были как внутри, так и снаружи.

Похолодание случилось вдруг,
Похолодание пришло внезапно.
Цветок любви почувствовал испуг.
Нас разлучило время безвозвратно.

Мы засыхаем в верности своей,
Мы засыхаем в верности друг к другу.
Любовь не вечность, а услада дней
Для счастья оказавшая услугу.

Цветок любви — привязанность и рай.
Он манит неземною красотой.
Цветок любви дурманит через край,
А дальше жизнь с судьбою непростой.
-
Сергей Прилуцкий, Алатырь, 2018

Тот человек по настоящему «твой», к которому не испытываешь чувство собственности.

Её глаза волнами океана
Влекут в бездонность глубины.
Во мне проснулась алчность клептомана,
Не чувствую когда вины.

Не понял сам как я украл красотку,
Всё это просто форс-мажор.
Увидел только раз походку, попку,
И на душе возник фурор.

Пропали робость, страх и стыд как трио.
Понравился такой синдром.
Жизнь запестрела красками красиво
В белье нарядном кружевном.

Амброзия волшебных губ пьянее
Вина и водки, коньяка.
Шампанское, текила, ром слабее
Такого милого греха.
-
Сергей Прилуцкий, Алатырь, 2018

А давай поиграем на небе в крестики-нолики.
Посмотри, самолеты для нас расчертили поле!
Подними свои руки, воткни свои руки в облако
И сжимай их, пока не почувствуешь в пальцах боли.

И кричи, тишину разрывая охрипшим голосом.
На такой частоте, ты становишься ближе к Богу.
Вырываешься в небо из ротовой полости
Вырываешься, чтобы лететь, вырываешься, чтобы

Разогнаться до бешеной скорости, не ощущая скорость
И смешаться с туманным, таким безразличным утром.
Где привычное состояние воздуха - невесомость,
Где привычное состояние тела - в болоньевой куртке.

А в душе пустота. Наконец-таки освободилась,
Будто вылилась вся, до последней своей частицы.
Сердце бьется по-прежнему, кажется, так же, как билось,
И по-прежнему нам до рассвета с тобой не спится.

А давай поиграем на небе в крестики-нолики?
Ведь следы самолетов растают совсем уже скоро.
И останется только утро на подоконнике,
Умирающее в квартире, за плотной шторой.

Вот трепетная улица,
Вот трепетная луна.
Вот трепетная женщина
Парит по тропе одна.

И трепетные пташечки
Сквозь трепетную листву
Трепещут свирельно сказочно.
Я тихо на звук иду.

Я, тоже как можно трепетней,
Завёл трепетный разговор.
И трепетная женщина
Не стала давать отпор.

За ночью восход нам трепетно
Сиял, провожая в дом.
Внутри было страстно ветрено
До трепетности вдвоём.
-
Сергей Прилуцкий, Алатырь, 2018

Мужчина женщине родина.
Мужчине женщина путь.
Как много тобою пройдено!
Родной, отдохни чуть-чуть:
вот грудь - преклони голову,
вот сердце - лагерь разбей,
и будем делить поровну
сухой остаток скорбей.