Цитаты на тему «Расставание»

Если человек сам ушел из вашей жизни, удаляйте все — идиотские переписки, контакты, фотографии. Меняйте все пароли, маршруты по городу, привычки. Не нужно выискивать родную улыбку, запах, взгляд или знакомую куртку в автобусе. Потому что если человек захотел уйти … Пусть уходит… целиком.

А стоит ли писать о любви? Она либо есть, либо ее нет. Всё. Тут больше нечего писать. Там ведь всё понятно без слов, без объяснений.
Я же решила написать о том, что чувствует человек, которому разбили сердце. Теперь я знаю, как это. К сожалению. Теперь мне понятен смысл слов «сердце рвется на части». Когда жестоко убивают твоих бабочек в животе, когда твои мечты разбивают об асфальт.
Ты закрыл дверь. Я едва справилась с желанием открыть ее и побежать за тобой вслед, крикнув: «Не уходи, я не смогу без тебя, ты мне очень нужен!». Но в нашем разрыве не было моей вины. Совсем. Это хорошо, потому что кроме ужасной боли внутри, я бы чувствовала и вину.
6.06. Среда. Наверное навсегда запомню этот злосчастный день. Хотя, при чем тут день, даты, числа? Это был обычный день. Просто именно в этот день я тебя потеряла. День, когда ты сказал, что я больше не нужна тебе. Окончательно. Помню, как я не хотела идти домой, ноги словно не слушались, я ведь понимала, о чем будет «серьезный разговор». Ты позвонил и спросил, где я, еще добавил: «Беги, беги скорей домой!». Тебе видимо не терпелось уже наконец сказать мне всё это, чтобы освободиться, чтобы со спокойной душой сказать ей, что тебя ничего не держит, ты свободен. Я ведь знала, я ведь обо всем догадалась, ты слишком усердно пытался мне это объяснить. Но тешила себя надеждой, что может у тебя что-то случилось, что-то, что тебе сложно рассказать.
С этой вахты ты уже приехал другим. Я всё-таки не верю, что связался с ней ты еще там, на севере. Возможно, по приезду она написала тебе… Впрочем, мне это не важно ни тогда, ни сейчас. Для меня важно другое: ты меня никогда не любил, тебе было «весело и интересно проводить со мной время». Я была для тебя отвлечением, таким «обезболивающим» бальзамчиком. Ты использовал меня, чтобы залечить свои раны, а кто залечит мои?
Два дня я отходила от случившегося… Пожалуй, словами мое состояние не передать. Я была как побитая собака, я не спала и, практически, не ела двое суток. Мне казалось, меня уничтожили.
Я выбросила все твои вещи: духи, медведя, щетку… Вот только выбросить воспоминания я не могла. Я просто не могла адекватно реагировать на проезжающие мимо мотоциклы, «суициды», на влюбленных парочек, держащихся за руки. У меня сразу накатывались слезы. Мои истерики доходили до того, что я рыдала навзрыд и не могла остановиться. Глаза болели от слез и недосыпа, кости ломило от слабости, а в таком состоянии мне пришлось идти на работу в ночную смену. Это была самая тяжелая ночь для меня. И ведь причиной было не то, что меня обманули, бросили, нет. Причиной было то, что мы никогда больше не будем вместе. Именно осознание того, что я потеряла тебя навсегда причиняло невыносимую боль. Я смогла справиться благодаря людям, которые были рядом. Я никогда не делилась с родителями такими вещами, но ранее со мной и не происходило ничего подобного. Все эти два дня мне пытались объяснить, что я должна понять, что ты «плохой», что так поступил со мной, но я не понимала, я защищала, оправдывала. Я как больной неадекватный человек спорила, что вот эта красная кружка — это не что иное, как зеленая тарелка. А я ведь и правда больна, мне сказали у меня патология. Я из дерьма делаю конфетку. Я считаю людей намного лучше, чем они есть на самом деле. Я не могла признать, что ты виновен хотя бы в том, что не прекратил это ранее. И то, что в самом начале ты знал, что не готов к отношениям. Ты просто хотел забыться, ты использовал меня. А то, как ты не спешил уходить? Неужели ты планировал покататься, провести со мной вечер, «попрощаться ночью», неужели хотелось посмотреть на мои страдания, сделать еще больнее, добить? Хотя куда тебе было понять мое состояние. ты ведь не испытывал ничего ко мне, тебе было меня не понять. Ты удивлялся, почему я принялась нервно ходить по комнатам и собирать твои оставшиеся вещи. А их было не много: ты ведь уже подготовился заранее. Для тебя это был обычный день, обычный вечер. Для тебя жизнь не изменилась. У меня же — вверх дном. Я больше не видела ни радости в жизни, ни смысла в ней. Это было моей ошибкой, с самого начала. Ошибкой было раствориться в тебе, посвятить одному тебе все свои мысли, внимание, время. Я придумала себе тебя. Я была готова провести с тобой всю свою жизнь, я представляла нас семьей, представляла наших детей. Ты был для меня на первом месте. Всегда. Ты был для меня всем. Но как могло быть иначе? Я ведь любила тебя. А влюбленный человек слеп и одержим. Поэтому когда ты ушел из моей жизни, я потеряла часть ее.
В тот вечер ты сказал, что не изменял мне. Я видимо должна была быть безумно благодарна за это… а мне на самом деле всё равно. Знаешь, мне кажется это даже хуже, чем измена. Изменив, человек (чаще всего) раскаивается, понимает, что сделал это зря, просит прощения, потому что любит или по крайней мере ценит, ему есть, что терять. Тебе терять было нечего. Да, ты тоже просил прощения. Но за что? За то, что не смог полюбить меня? «Сердцу не прикажешь», «Насильно мил не будешь». Ты просил прощения, чтобы очистить свою совесть. Я не держу зла на тебя, я благодарна тебе. Благодарна за то, что ты был в моей жизни и, черт побери, за то, что вовремя ушел из нее. Мне было б больней, протяни ты еще какое-то время. Ты ведь, в принципе, мог «работать на два фронта», но ты ведь не стал. И хорошо, что с твоего приезда прошла всего неделя, я не успела так привыкнуть к твоему присутствию рядом. Эту неделю я наблюдала твой медленный уход. Ты ведь постепенно готовил меня к нему: отдалялся, пытался обвинить меня во всем и вывести на ссору, проявлял холодное безразличие. Наверное, удачная тактика. Так я хоть была морально готова к этому разговору, хотя разве можно быть готовым к тому, что тебя сейчас бросят? Но по крайней мере, не как снег на голову.
Я удалила все телефоны, переписки, фото. Я внесла тебя в черный список в Вконтакте, но не для того, чтобы ты не смог заходить на мою страницу (я думаю ты этим и не занимался), а для того, чтобы самой было труднее тебя найти. Слишком легко заходить в подписчики, видеть тебя в верхних строчках, заходить на твою страницу снова и снова, пытаясь понять, что происходит у тебя в жизни.
Сейчас мне легче. Однозначно. Хотя прошло всего 5 дней. Но это лишь потому, что я очень стараюсь и безусловно потому, что у меня офигительная поддержка со стороны родных людей. Я знаю, они все переживают за меня.
Знаю наперед: довериться кому-то мне теперь будет не просто, но может оно и к лучшему. Я была слишком наивна и доверчива, ты и сам порой подмечал это. Думаю, я не скоро смогу завязать какие-то отношения. Не могу представить, что у меня будет кто-то другой. Кто-то другой будет желать мне «доброго утра» и «спокойной ночи», будет обнимать, целовать… Для меня всё это противно при одной лишь мысли. Еще сложнее представить, что будет взаимность с моей стороны. Но это пока. Знаю, пройдет время, всё поутихнет, воспоминания развеются. Буду читать это письмо и наверное будет смешно. Просто это были первые мои серьезные отношения, потому они были такие яркие и потому так тяжело в конце.
Надеюсь, ты не будешь искать встреч и никогда не захочешь вернуться. Нет, нет, мне этого очень хочется, больше всего на свете, но именно это и страшно. Потому что второй раз я всего этого не переживу.

Отпускать обязательно нужно,
Послушай!
Даже если больно и слезы градом,
Надо!

Помахать рукой на прощание,
В расставание,
Чтобы оно не закрыло в сердце
Дверцу.

Тех любимых нами сегодня,
с кем нас сводят,
С кем по жизни мечталось идти
По пути,

Отпускай,
Если они уходят
Любимыми,
Значит так нужно,
Им сегодня
Уйти…

Переболело, пережгло, погасло,
Ты просто долго не топил камин,
А у меня, ты знаешь, все прекрасно —
Дела, работа, спорт и магазин.
Я разрываюсь, просто разрываюсь,
Чтоб все успеть, чтоб выглядеть на сто,
Я не живу, ты веришь, наслаждаюсь.
И новый мой — богатый! холостой!

Железный пресс и в кошельке, и в теле,
Ты в Инстаграм почаще заходи —
Мы на Мальдивах были две недели,
Потом в Париже, Прага впереди.
И мозг его… большой, да нет, огромный!
Ты рядом с ним и близко «не стоял»,
И на квартире мы живём не съемной,
А ты мне что — Шалашик обещал ??

Я вся в делах, звонках, каких-то курсах,
Мегауспешна, Мега-занята,
Ты никогда не знал моих ресурсов,
Не верил в них… но я давно не та.
Теперь никто сломить меня не сможет,
Только рискнёт — получит в челюсть хук,
Я стала стервой? Может быть. быть может…
Но этот мир — он любит только сук!

А ты сиди там в нищем Быдлограде,
Бухай пивко и не ропщи на жизнь,
О чем жалеть? Скажи мне, Христа ради,
По ком скучать? Тебе?! Да ты очнись!
Кака любовь? На коль она мне сдАлась?
Кем стала Я — и кем остался ты?
Во мне и чувств и капли не осталось,
Кроме звенящей в сердце пустоты.
И не звони мне больше, ради Бога,
Ты мне никто — чтоб по ночам звонить,
Куда послал — туда тебе дорога…
Тебе по ней всю жизнь теперь ходить.

P. S.
Все отболело, пережгло, погасло,
Нет я не плачу… это дикий смех…
И все прекрасно, верь, что все прекрасно.
Как верю я в безумный этот блеф…

Себя считал хорошим человеком,
Считал, что разбираюсь я во всем,
Но душу нежную однажды не заметив,
Прошел по ней солдатским сапогом.

Ей нужно было от меня вниманье,
Один лишь час от глаз людских тайком…
Не нужно было ей в любви признанье,
Ей нужно было, чтобы был я мужиком.

А я в проблемах личных закружился
И был я занят в этот миг собой,
И если б кто-то рядом удавился,
Я б не помог, не шевельнул рукой.

Один неверный шаг и жизнь разбита.
Разбиты обе, вместе с ней моя.
И чаша бед уж до краев налита —
Не пей родная, должен выпить я!

Исправить все! Все сгиньте, не мешайте!
Барьеров больше я не потерплю!
И мою тайну главную узнайте —
Я эту девушку ЛЮБЛЮ! ЛЮБЛЮ…

Проще быть, чем жить!
И в этом разница большая.
Как русло к кружкой мне сравнить?!
Хоть эта кружка и большая!

По руслу тыща тонн воды
Бежит века не иссякая,
А в кружке с этим не лады,
Да и вода в ней не живая.

А как поставить в ряд один
Светило с лампою простою?!
Она сгорает в миг один,
А солнце числится звездою!

А атмосферу с чем сравнить:
С баллоном газа, с аквалангом?!
Да, это может жизнь продлить
Одну! А не планете сразу!

И время то, что без тебя,
Текло инертною тоскою
И лютой стужей декабря
Висело над моей судьбою…

Мне было больно, и не раз,
В душе томился твой отказ;
В уме твой голос все звучал:
«Любви я здесь не наблюдал»;
Как позабыть воспоминания
В эту минуту расставания?

Как никогда ты был хорош,
Но оказалось — это ложь.
Забыв фамилии звучанье
Я вспоминаю лишь одно:
Каким же гадом оказавшись,
Вдруг постучали мне в окно,
Сказали как давно скучали,
Как долго ждали мой ответ.
Но вот досадно, понимали
Любовь прошла давным-давно
Остались лишь воспоминания
О расставание былом.

той осени давно испита чаша
и хоть пошло все прахом
не пепла в памяти остался вкус,
а губ морских…
и струсил хоть моряк
вступить в манящий борт ладьи не смог он.
но помнит он тот миг, незабвенен тот момент
когда глаза сияли только для него,
когда стучало сердце только для двоих.
ну что ж. прощай друг.
маяк твой, всё твое тепло согрело в миг войны, будь счастлива и не забывай… тот миг…

ОНА нужна была ему как воздух. ОН приходил к ней, чтобы надышаться на запас, а затем — исчезал. Знал, что ОНА любит и ждёт его, а сам менял маски и образы. Пел песни другим и соловьём заливался. Но не всегда песня складывается и сказке приходит конец, когда розовые очки снимаются. И когда, израсходовав весь запас воздуха на него, стала задыхаться, ОНА решила с ним — расстаться и в следующий его приход перекрыла ему кислород. И теперь ОН в маске кислородной ходит… ОН дышит памятью о НЕЙ…

Когда уезжают друзья, остаётся Печаль…
Печаль, молчаливо бредущая, в толпах прохожих.
Не вывел «Теорию Дружбы» премудрый Паскаль,
И нынешний гений научный трактат не изложит.
Никто не опишет, как больно и как тяжело
Душе расставаться с душою на шумном вокзале.
Минута… и поезд умчит далеко-далеко
Того, с кем мы встречу полжизни, вчера приближали.

И вот, уже поезд вдали… Остаётся Тоска…
Она заиграет печальную фугу на скрипке.
Стаккато ударит, как дробь, застучит у виска…
А дальше — мелодия боли — «Признание» Шнитке*…
Нам тысячи способов нынче инетом дано:
Соцсети — общение, скайп — виртуальная встреча.
Но только объятия дарят любовь и тепло,
Но только глаза бы в глаза, и реальности вечер…

Когда уезжают друзья, дирижирует Боль…
Печаль и Тоска двухголосием - чистосердечность…
Горошинкой скатится в сердце тепло и любовь…
Гораздо страшнее, когда расставания - вечность…

Знаешь, когда по-настоящему расстаются люди? Когда они перестают друг друга чувствовать. Они больше не слышат и не слушают, как раньше, они перестают различать оттенки. Рвётся та волшебная связь, которая позволяла понять друг друга без слов, почувствовать боль другого, прийти, когда не зовут и остаться, когда говорят: «Уходи». И если раньше вы видели друг друга повсюду, и любимый образ возникал, едва лишь закрывали глаза, то теперь человека перестают замечать, даже когда он совсем рядом. Вы больше не договариваете друг за другом фразы, вы не слышите шёпот сердца, не читаете настроение по взгляду. Вы словно два незнакомца в пустом пространстве, даже если живёте вместе и продолжаете покупать вещи для вашего жилища. Вы больше не думаете друг о друге, вы засыпаете и просыпаетесь с огромной дырой одиночества в груди, даже если по- прежнему в одной постели. Вы больше не хотите друг друга касаться, ни мыслями, ни взглядами, ни губами. Вы больше друг другу не нужны.

Пусть судьба зажжет звезду над нами,
И она не гаснет в непроглядной тьме;
Пусть вперед ведет, когда казалось —
Перерыли годы путь к тебе.

Счастье не имеет расписанья;
У него свой поезд, свой вокзал.
Все проходит: боль и расставанье…
Остаются лишь слова, что ты сказал…

Сколько дней, ночей и километров
Разделяли мысли и пути!
Тот, кто столько думал о заветном
И искал — не может не найти!

Будет день… А может быть, и вечер
Спустится опять на город мой,
Чтобы подарить двум людям встречу;
Ту, что столько лет была ЗВЕЗДОЙ.

Расстаются те, кто уверен в будущей встрече.

Иногда до звезды дотянуться проще, чем до реального земного человека.

И приходишь к пониманию одной ужасающей, на первой взгляд, мысли. В этом мире нет ничего настоящего, истинного. Нет ни любви до гроба, ни дружбы навек. Мы все пассажиры одного скорого поезда, только вот до конечной нам придётся добираться в одиночку. У каждого она своя, и пункт назначения тоже свой. Кто-то выйдет, оставив нас на полпути с недосказанными словами и переполняющими чувствами внутри, кого-то покинем мы, и он в недоумении проследует без нас, с болью в сердце и тоской в глазах, всматриваясь в запотевшее стекло старого вагона в надежде встретить наш силуэт в толпе встречающих или вновь прибывших пассажиров. Но нас там больше не будет. Не стоит винить оставивших нас людей. Не нужно сильно корить себя, если пришлось самим выйти на какой-то станции. Это жизнь и у неё свои жесткие правила. Она даёт нам встречи для того, чтобы мы чему-то научились, и готова вытолкать нас дальше, если мы стоим на месте. Не стоит роптать на тех, кого мы когда-то любили и кто искренне любил нас, но ушёл из нашей судьбы. Всё меняется, и человек с тобой здесь до той лишь поры, пока ваши интересы совпадают. Уходят все- любимые, друзья, даже дети наши, вырастая, отдаляются от нас. Это больно, порой невыносимо, но нужно быть благодарным за каждую такую встречу, за все то хорошее, что у вас было когда-то, за то, что вы пережили вместе на каком-то отрезке пути. Да, наверное, для того, чтобы быть счастливым, нужно научиться не привязываться, отпускать легко любого и помнить о том, что человек приходит в этот мир один и уходит всегда тоже один, и что расчитывать в этой жизни можно только на себя. Такое реалистичное понимание убережёт от лишних болезненных разочарований и уменьшит раны от разрывов кровных связей. Вот только принять это сердцем почти невозможно, и оно всякий раз болит, разрываясь на части, когда остаёмся мы одни в прокуренном вагоне поезда, несущего нас в неизвестное.