Цитаты на тему «Прошлое»

Если вернулся в прошлое, не позволь в нём задержаться — затеряешься.

Мы не можем изменить своё прошлое, в силах только выбрать из него то, что может положительно изменить наше настоящее и будущее, чтобы после того, как они станут прошлым, у нас остались приятные воспоминания.

— Тогда представь себе, что я — царь Иван Грозный.
— Еще чего не хватало!
— А ты представь, не сопротивляйся. А Грубин, допустим, его друг — Малюта Скуратов.
— И что?
— А ты — Николай Ложкин, который сел в машину «Жигули» и по непредвиденному стечению обстоятельств сбился с пути и вместо Вологды попал к Ивану Грозному, в его загородный дворец.
— Так нет у меня «Жигулей», ты же знаешь! — сопротивлялся Ложкин. — Зачем такие передержки?
— Это мысленный эксперимент, — настаивал Удалов. — Неужели у тебя вовсе нет воображения?
— Ну ладно, — сдался Ложкин. — А дальше что?
— А дальше я тебя попрошу рассказать, какие у вас в двадцатом веке технические достижения. А ну-ка, расскажи.
— О чем?
— Ну, хотя бы о том, как мне, Ивану Грозному, построить такую же карету, как у тебя.
— «Жигули», что ли?
— Ну, хотя бы что-нибудь попроще. Мотоцикл.
— Это просто. Вот перед тобой машина, скопируй и поезжай.
— А что копировать-то? Я принципа не понимаю.
— Сперва нужен бензин, — ответил Ложкин. Он хотел доказать друзьям, что пришелец Вусц — недоразумение, и потому старался все объяснить доступно. — Ты заливаешь бензин в бак.
— Погоди. — Корнелий Иванович «Грозный» погладил несуществующую бороду. — А что такое бензин?
— Бензин?.. Нефть, знаешь?
— Знаю.
— Очисти ее…
— От чего?
— Как от чего? От мазута.
— Не понимаю! Щеткой, что ли, мне ее чистить?
— Для этого специальная промышленность есть… — Тут Ложкин осекся.
— А ты продолжай, — улыбнулся «царь». — Расскажи мне об этой промышленности. И заодно шинную индустрию опиши.
— Ну ладно, — решил тогда Ложкин, который не любил сдаваться на милость царей. — Я тебе лучше паровоз объясню.
— Ну как? — спросил Удалов у «Малюты Скуратова». — Послушаем про паровоз?
— Давай, — согласился придворный фаворит. — Только если не объяснит, придется его казнить.
— Паровоз движется по принципу сжимания пара, — сообщил Ложкин. — Там поршень ходит, и оттого крутятся колеса.
— Ах, как интересно! — сказал «царь». — И где же поршень ходит?
— Как где? В котле, разумеется.
— Слушай, — предложил «Малюта Скуратов», — может, его сразу казнить? А то время зря тратим.
Ложкин проговорил:
— В паровозе два поршня. Пар на них по очереди давит.
— Мы тебя уже казнили, — объяснил ему Грубин. — Так что не беспокойся, не будет у Ивана Грозного своего паровоза.

Революция, это плевок в прошлое и обман будущего.

Пока ты счастлив в настоящем — ты молод. Когда ты начинаешь ностальгировать по прошлому — тогда и приходит старость.

Любовь к прошлому — одна из форм некрофилии.

Тени из прошлой жизни
Ходят за мной всегда.
Путают часто мысли.
Не деться от них никуда.

Как же к ним относиться?
Может быть взять и прогнать?
Или уже согласиться
И в жизнь свою их принять?

Они ведь тоже живые
Истории жизни моей.
Смотрю на них, как впервые.
Люблю каждый день сильней.

Трудно мне жить без памяти
Всех тех прошедших дней.
Вот почему у старости
Так много любимых теней.

Не все, что ново, полезно, и не все, что полезно, новое. Не вся правда седа и не вся седина правдива. Изменяемся мы не всегда в лучшую сторону и не все, что нас изменяет, хорошее.

«Жить с нуля» всегда нереально тяжело. Прошлое — это груз, который постепенно съедает душу, совести с годами становится меньше, а «просто плыть по течению» как-то с возрастом легче.

«Восставший из пепла» заслуживает уважения, лишь сильные могут начать все сначала.

Течение времени очищает прошлое и лечит раны в сердцах людей. Но есть раны, о которых не говорят.

Не стоит класть свою жизнь на алтарь воспоминаний. Прошлое никогда не станет будущим, оно остается за спиной, так как мы его переросли.

Привет, любимый! Пишет незнакомка.
(И это ненадолго, уж поверь!)
Пусть удивит письма головоломка:
Я знаю всё, что было, что — теперь,

Что будет у тебя (у нас с тобою)!
Я в прошлое пишу. Хочу сказать,
Что счастлива твоею быть женою,
И скоро буду любящая мать.

Ещё мы незнакомы: где-то свыше
Готовит нам подарок этот мир.
Мы новые истории напишем
На старых, что истёрли уж до дыр.

Мы встретимся. Прольюсь горящим светом
В ту жизнь, где так давно искрился свет.
Пишу тебе из будущего. Летом.
Хоть вместе мы уже немало лет!

Ты улыбаешься, читая эти строки.
Я сумасшедшая? Ну что ж, пусть будет так!
Бывают люди часто одиноки,
Боясь забыть какой-нибудь «пустяк».

Пустяк из прошлого. Пустяк, но очень важный.
Такой, как смех и шутки на двоих.
И запахи. Конвертик тот, бумажный,
Что до сих пор хранит любимый стих…

Но жизнь идёт. Вперёд, как ты заметишь.
А в голове - десятки кинолент.
Счастливым прошлым сердце не излечишь…
Уж не вернуть проигранный момент!

Мы встретимся — затихнет боль утраты.
Хоть мозг ещё предательски хранит
Те дни, воспоминания и даты,
Что в нём затвердевали, как гранит.

Мы встретимся. Всё будет по-другому:
Я вовсе не похожа на неё.
И нам с тобой одна дорога к дому,
Где на двоих постельное бельё.

Воскреснешь! Зарастут былые раны.
Заметишь снова: счастье в мире есть!
И пусть тебе читать такое странно:
До встречи! В воскресенье. Ровно в шесть.

Жаль, но моему прошлому не посчастливится узнать меня исправившегося в настоящем.

Оплакивая свои неудачи, человек тонет в прошлом.