Цитаты на тему «Родина»

Когда Родина за спиной, в каждое мгновенье может ударить.

В памяти моей есть город детства —
Он душой и сердцем сохранён,
Где над Клязьмой звуки благовеста
Вплетены басами в перезвон,
В перекличку колоколен храмов,
В утренний туман заречный пойм,
В птичий хор, в щебечущую гамму,
В трав пьянящей терпкости настой.
Здесь мечты стремятся в поднебесье,
Здесь душа с природой в унисон,
Сердцем я всегда с тобою вместе
Родина, в которую влюблён!

Мне очень не приятны, но понятны господа, желающие вреда моему Отечеству (какое бы оно не было)!И очень непонятны сограждане, классующие и поддерживающие этих господ по поводу и без него! То ли глаза застило, то ли гордость отключилась…

Ну почему чтобы понять
Как была счастлива когда-то
Пришлось мне сотни раз упасть
Уехать, стОльких потерять
И с грустью, но как факт принять
Что точка это… невозврата ((

Мне пора на отдых. Срочно! Состояние не очень.
Спал сегодня очень скверно. Сон приснился по утру
как Коту-чернее-ночи я ведром пустым пророчил,
зная, что быть суеверным, это точно не к добру.

Кот был грамотно подкован. Знал он Диму. Чтил он Вову.
И меня сослал, беднягу, аж в Замкадье. В регион.
И коллег моих бедовых без костюмных упаковок —
все мы здесь теперь трудяги, местный, значит, гегемон.

Каждый день с утра пораньше на Кота усердно пашем.
Только он нам не заплатит, к полиграфу не ходи.
Бедным быть. Как это страшно! Как вернуть портфели наши?
Лишь в его котовой власти ото сна нас пробудить.

Кот же с ликом человечьим ум не грузит — грузит печень.
Нас порою водит строем и долдонит как мулла:
«Верьте, дальше будет легче. Вера в будущее крепче,
если все глаза закроют на текущие дела».

Он как мы. В словах, повадках. Призывает нас к порядку.
Кормит родственников стаю, притесняет нас, народ.
Обещая жизни сладкой, также тащит всё украдкой.
На Москву потом кивает, в общем точно также врёт.

Нас спасла из плена мышка… Кот был в стельку. Пьян как вишня.
Ради серенькой подруги суеверьем пренебрёг:
он обычным стал котищем, мы из сна тотчас же вышли…
Мне б обдумать на досуге этот сказочный урок.

Если государству что-нибудь от вас надо, оно называет себя Родиной.

Тебя топтали, рвали в клочья,
Но, ты боролась, как могла.
О, Беларусь, я дочь твоя!
Ты сердцу моему мила.

Ты в оккупации была,
И восемнадцать раз сжигалась.
Войну и голод-все прошла,
И независима осталась!

Меж великих лесов твоей пущи
И просторов широких полей
Ходит зубр большой и могучий,
И весною поет капель…

Желтое поле твоих колосков
Топчет аист так гордо, упрямо.
И синеет букет васильков
У мальчишки, в руках, ветерану.

Я горжусь тобой, Родина Светлая!
Рассказать никому не боюсь:
Как боролась, с колен ты вставая,
Как цветешь ты теперь, Беларусь!

Родина — это среда обитания принадлежащая тебе по праву рождения.

Любовь к Родине в малых дозах лекарство, в больших — яд.

При всей моей любви к родине, мне много чего не нравится в моей стране, в моем государстве и даже (о, ужас!) в менталитете и характере моего народа. Я прекрасно вижу все изъяны, пороки и недостатки. Но! Еще больше я не люблю настроений и нытья всёпропадальцев, надовалителей и т. п., а также недобрых и саркастических выпадов в адрес «этой страны» и «этого народа» от людей, которые давно выбрали себе другое ПМЖ.

Тогда вас люди называли псами,
-Ведь вы лизали немцам башмаки.
Орали, Хайль, осипшими басами,
Ревели, Ще не вмерла, от тоски.
Где вы прошли-пустыни и руины,
Для трупов не хватало больше ям.
Плевала кровью ,.Ненька-Украина,
В хозяев ваших, прямо в хари — вам.
Вы б пропили её, забыв о Боге,
Вы б выжили и нас с своей земли,
Когда бы Украине на подмогу,
С востока не вернулись, москали,
Теперь вы снова, подвязавши кости,
Торгуясь, как потасканная б**дь,
Нацистов новых кликаете в гости.
— Украинские хлеб и сало жрать!!.

Родина не есть то место на земле, где я родился, произошел на свет от отца и матери, или где я «привык жить»; но то духовное место, где я родился духом и откуда я исхожу в моем жизненном творчестве.

Нужно быть правдивым во всем, даже в том, что касается родины. Каждый гражданин обязан умереть за свою родину, но никогда нельзя обязать лгать во имя родины.

В горах, где веселое эхо хохочет,
И ветер прохладный играет как хочет,
За облаком белым несётся по следу,
Жил с матерью добрый один непоседа
В лачужке слепой, покосившейся, старой,
У быстрой реки под высокой чинарой.
Вот к матери добрый идёт непоседа:
«Майрик, — говорит, — я отсюда уеду.
Сижу я на месте, а это не дело…
Прости, но ужасно мне здесь надоело
В лачужке слепой, покосившейся, старой,
У быстрой реки под высокой чинарой.
Пусть жизнь унесёт меня бурным потоком,
Пройду я, как странник, по странам далёким,
И дом самыйлучший я там присмотрю,
Его, моя мать, я тебе подарю
Вместо лачужки покосившейся, старой,
У быстрой реки под высокой чинарой.»
Простившись, из дома ушёл непоседа,
Он странствовал долго по белому свету,
И дивных домов он увидел немало,
Но в странах далёких ему не хватало
Лачужки слепой, покосившейся, старой,
У быстрой реки под высокой чинарой.
Годы прошли, он вернулся не скоро
В родные, прохладные, тёмные горы.
И мать его встретила, и не корила:
«Нашёл ли, сыночек?» — проговорила
И он отвечал: «Да, майрик, нету краше
Вот этой в горах затерявшейся нашей
Лачужки слепой, покосившейся, старой,
У быстрой реки под высокой чинарой.»

Мой край родной, такой разнообразный:

Жемчужины озер, степь и тайга.

Покрыты сопки, как косынкой газовой,

Багульником, словно волшебная пурга

Рукою щедрой дымкой их окутала

И соткала сиреневые сны

И ароматами шальными убаюкала,

Подвинув зиму краешком весны…

Таким запомнилось родное Забайкалье

И символом его цветет в душе багул.

В дорогу манят сказочные дали,

Но только тут душой бы отдохнул.

От родины оторваны, скитальцами

Считают нас в чужом краю.

Но все же остаемся забайкальцами —

Не забываем родину свою!

23 июля 2008 год.