Цитаты на тему «Миниатюра»

Они поссорились и перестали звонить друг другу. Но ждали. ОН ждал от неё звонка, ОНА — от него. И… не дождались… Как и звонка в дверь…

Кофе…
Ароматный… Терпкий… Горячий… Классический… Новый… Изысканный… Неповторимый… Дурманящий… Бодрящий… Вдохновляющий… Согревающий… Манящий… Успокаивающий… Густой… Крепкий… Деловой… Романтический… Семейный… Пламенеющий… Волшебный… Дивный… Будоражащий… Сладкий… Черный… Кремово-коричневый… Со сливками… С шоколадом… С горячим молоком… С ванилью… С корицей… С перцем… Душистый… Пикантный…
Все оттенки чувств и эмоций…
С него начинается утро… им заканчиваются сон и сновидения…
… для пауз и антрактов … для вдохновения… для переговоров и обсуждений… для простой болтовни… в пути и во время остановки…
… к книге… к прессе… к фильму…
… в творчестве… для идей… для креатива… для воплощения…
… На востоке утверждают, что в одной чашечке должно быть всего три глотка кофе — «первый — горький, как жизнь, второй — сладкий, как любовь, а третий — таинственный, как смерть».

Осень плавит медь и золото… Не терпит изумруды, зеленой бирюзы… Прячет малахит и нефрит… В оправе серого асфальта рубины и гранат… Осень порвала нить из застывших каплей росы-жемчугов, растеряла их в утренних садах … Сплела макраме из серебряных нитей тумана… Брала из своей шкатулки горсти драгоценных камней и бросала… Выбирала все с медовыми и коричневыми оттенками… Осень — ювелир, но ее искусство хрупко и сиюминутно… бросает все свои богатства к нашим ногам, а мы их не замечаем… только ветер пересыпает тихим шепотом ее драгоценности, все пытается собрать в одну горсть…

Он бил словами душу, она кричала, он не слышал, она сжималась, как пружина… Он продолжал с усмешкой, глаза холодные, пустые, он мстил за всё, что пережил, нет, нет не с ней, а с детских лет, когда был маленьким и ждал любви, но не дождался. Когда отцу? К любовницам он мчался, был кобелиный нрав, теперь седой и сморщенный старик, поник, один век доживает… О матери не знает, с ума она сошла, сначала тихо, незаметно, затем стервозно и приметно, орала так на мальчика, чтоб провалился… Он выжил, в пропасть покатился, родительской тропой побрёл… Генетика — геенной огненной не сжечь, чёрт побери! Теперь — он монстр в семейной жизни… Зачем он выжил? Что впереди? Он — разрушитель…

Когда люди переживают какие-либо трудности, их организм борется за поддержание или восстановление всех сил. Ощущение безысходности — это разновидность страха, которое заходит в душу и тело в трудные моменты жизни человека, но оно лживое, неестественное и никому не приносящее ничего хорошего, поэтому, когда оно пытается зайти к нам в гости, мы можем ему твёрдо сказать: — Нет! Такое состояние не для меня! Выходы всегда есть, и я найду их, и буду жить счастливо и в покое! Я ни за кем не последую в мир глупости, безрассудства и отрицательных эмоций. Приложу все свои силы для укрепления своего самостояния, ведь я рождён или рождена — человеком! И я уже взрослый (ая) и мыслю осознанно…

На планете Земля в одно и то же время под шёлковым лунным одеялом спят: любовь и ненависть, верность и измена, правда и ложь, ясность и туман, радость и грусть, вера и отчаяние, богатство и бедность, жара и холод, месть и прощение, сахар и соль…
Кем вы засыпаете, что у вас на губах перед сном, какие глаза смотрели на вас из зазеркалья? Созидатель вы или разрушитель? С чем пожаловали вы на бархатное ложе покоя Земли? Сумеете ли вы вместе с лучами солнца нести свет и тепло в сердца своих родных и близких людей? Что у вас будет за спиной вместе с утренней зарёй — острый нож или прекрасный букет? Сумеете ли вы завтра стать человеком разумным? Сумейте, старайтесь изо всех своих человеческих сил соответствовать званию данному при рождении вам при первом вдохе, быть тем, кем и должны быть — человеком, человеком разумным, с любовью в сердце к Вселенной…

Из дневника наблюдений.
Всё же, как непостижима человеческая психика! Иногда люди придумывают для себя сказочную жизнь, верят в то, что выдумали, требуют от других, чтобы их сказки сбылись, ждут, а затем плачут, что их иллюзорные выдумки не могут исполниться. Являются по-сути сами для себя и индукторами бреда, и индуцированными самими же собой, своей неуёмной фантазией, или всё-таки лучше сказать — больным воображением…

Надо же как быстро бежит время, моей собаке уже девятый месяц! Моя умница хоть и врединка, но растёт отменной охранницей. Вчера перед сном носилась по дому, как совсем маленькая, запрыгивая на диван, перепрыгивая кресла, да так, что мне трудно было угомонить мою проказницу. Пришлось открыть двери и вытащить её на улицу. Ох, и изворотливая стала, а сильная какая, что чуть меня не уронила. Скоро пойдём с ней в школу, таких собак, как моя, кинологи берут на дрессировку с 10 месяцев. А какая красота стоит в августе вокруг моего домика, каждый день наслаждаюсь ей, когда выхожу утром на крыльцо. В этом году мои рябины буйно и щедро усыпаны пламенеющими гроздьями ягод, они обжигают и радуют своим алым цветом и глаза, и душу. Рядом с одной из них цветы: нежно-сиреневые сентябринки, ярко-жёлтые золотые шары, ярко-синие акониты, и другие разноцветия трав и цветов, такое ощущение, что находишься в центре рая и сливаешься с природной красотой всеми своими клеточками, всей своей душой… Август, красота, наслаждение…

Август, тающий во рту сахарным арбузом, омывающий пыльные дороги небесной водой, наполняющий легкие чистым ароматом озона после грозы, хохочущий веснушчатым мальчишкой с блестящим яблоком в руке, согревающий медовым солнцем, пестрящий красочным урожаем…

Август, смягчающий боль расставания с летом, убаюкивающий колыбельными ветра, сияющий россыпью звезд на чернильном небе, хрустящий свежеиспеченным домашним хлебом, укрывающий стеганым одеялом холодной ночью…

Август, прячущийся за густыми молочными туманами, разбрызгивающий горчичную гуашь по свету, поселяющий в сердце сладостную тоску и беспричинную радость…

Люблю, люблю всей своей хрупкой душой тебя, Август, направляющий год на убыль, приближающий к вдохновенной золотистой поре, звенящий воспоминаниями, укутывающий кружевом чердачной старины, влюбляющий в жизнь месяц.

Совсем скоро к нам прибудет загадочная гостья.
Одним холодным вечером, когда непогода дополняет уют, она тихонько отворит калитку и мягкой поступью направится к дому. В теплом драповом пальто, с ярким шарфом и вязаными митенками, она неспешно постучится в дверь.
В одной руке она будет держать букет из огненных листьев, а в другой- чемодан с чудесами.
Войдя в дом, где в камине потрескивают дрова, а в печке румянится шарлотка, мисс с каштановыми кудрями тихонько поставит свой старинный чемодан на дощатый пол. Она плавными движениями отворит узорчатую защелку, и комнату озарит нежный свет.
Из чемодана прекрасная незнакомка станет доставать гостинцы: оранжевую большую тыкву, только-только сорванную в огороде; ароматную россыпь чая в пузатой баночке; книгу с пожелтевшими страницами и пылью воспоминаний на корешке; шерстяные носки, связанные бабушкой; шкатулку со сладкой меланхолией и альбом с белоснежными страницами.

— Рисуй в нем прогулки по шелестящим листьям, холодные вечера с домашним теплом и пирогами… Рисуй самых любимых рядом. Рисуй счастье , — произнесет бархатным голосом леди Осень и устроится на клетчатом диване, ожидая скорого чаепития с кусочком ароматной шарлотки…

Август… лето еще не кончилось… но…
Осень уже дышит в затылок.
Дни стали короче, ночи холоднее, чувства спокойнее.
Душа наполняется новым светом…
Светом, в котором есть места улыбающимся людям, смеху детей,
И даже качающимся фонарям на улицах.
Затихает привычный летний мир, суета становиться умеренной,
Осенним настроением наполняется душа…

Уже не тянет, сломя голову, в лес, на речку, и еще бог знает куда…
Хочется тихонько бродит с любимым по узким улочкам,
Рука в руке… и молчать.
Когда сама тишина громче всех сказанных летних слов.
Когда тишина, как признание…

Осенняя женщина… это состояние души.
Это мой внутренний мир…

Завтра последний день августа,
Последний летний рассвет, последний закат.
Ушло лето …
Утро щебечет синицей, крадется заря воровато,
Огнем полыхает закат в жемчужине облаков,
Луна прижимается к звездам.
Обнаженность чувств, недосказанность фраз,
Цветные мечты на ромашковом поле.
Грибные дожди, радуги арка увита огнем.
Заповедные тайны, расставания, встречи,
Радость души напоказ…
На пороге сентябрь-
Небо нараспашку, бледная синева, бездонная прозрачность,
Крики журавлей, щемящая тоска…
Не нажилась, не надышалась, не налеталась, не долюбила.
Ушло лето…
Настроиться на осенний лад… на дожди, на жухлую листву,
Впадать то в нежность, то в безумство, то в радость,
то в сомненья… и плакать… и смеяться.
И жить… Жить!
Осень за моим окном…

Подхожу к зданию, открываю дверь и чувствую, как что-то холодное упирается мне в грудь, вижу человека, его горящие как у быка глаза, всё остальное потонуло во мраке. Выстрел. Потом вижу: всё белым-бело, как от снега, передо мной чья-то рука… сестра милосердия и доктор. Спасён.
Промежуток в четыре секунды навсегда отпечатался в моей памяти. Обнаружилось, что выстрел сделал именно я. Тот человек успел зацепить меня штыком. И глаза его были наполнены в большей степени страхом, чем злобой. Приученный к подавлению всякой жалости к врагу, я всё же чувствовал её в своём сердце, продолжавшемся биться, тогда, как врага уже не было.
Так кончалась война. Долгожданная весна перешла в не менее долгожданное лето вместе с переменами, своими горестями и радостями, проблемами и перспективами. Жизнь заиграла новыми красками.

Юг. Курорт. Море. Пляж. На одном из шезлонгов лежит женщина. Лицо закрыто от палящего солнца шляпкой. Видна лишь легкая улыбка. Фигура… Не Дженнифер Лопес, но формы — аппетитные, как говорят. Равнодушных среди проходящих мужчин не было, но никто не остановился. Кидали взгляд на лежащую рядом с ней на песке табличку и молча шли дальше.
На табличке жирным шрифтом было написано:
— Знакомство возможно лишь при наличии справки, что у вас не имеется жены.
То ли чувство юмора неведомо было мужчинам, то ли справки не оказалось в наличии, но спокойствие женщины на тот день было обеспечено. Волшебные слова возымели действие.

ОНА гуляла по сосновому бору санатория, как вдруг услышала пение. Пел мужчина под аккордеон. Было в его голосе нечто такое, что она потянулась на этот голос. Это был — слепой. ОН пел так, что сердце женщины распахнулось навстречу к нему.
— Можно я присяду с Вами и спою?
Спросила она.
— Да, присаживайтесь. Попробуем.
И они запели на два голоса, да так, что поют уже вместе много-много лет…