Цитаты на тему «Искренность»

Для меня искренность и фальшь ассоциируются с Солнцем и Луной. Вроде оба одинаково светят, но первое излучает истинный теплый яркий свет, проникая в самое сердце… А другая — лишь его тусклое/и потому холодное, бессердечное/ подобие.

Искренне улыбнуться в ответ недоброжелателю, способен только тот, кого не задевают его попытки уязвить.

Сколько же должно быть в человеке душевной чистоты и искренности, чтобы он умел просто порадоваться чужому успеху и счастью…

Так всегда…
У меня проблемы с написанием.
Я когда пишу, переживаю все за нового. Когда читаю, возвращаюсь обратно, хоть и не надолго. Даже когда просто говорю об этом, вроде и вида не падаю, но мои глаза горят воспоминаниями и бурей эмоций, хоть и пережитых. Я слишком, мягкая для этого всего, если что-то западает мне в душу, пытаюсь это максимально передать.

Обнять человека, значит подарить ему свою частичку любви и тепла.

Мужчине важно чувствовать, что даже самая мелочь, сделанная им с Любовью, продуманная, придуманная или приготовленная, может доставить нам несказанное удовольствие. Что уж говорить о большем. Всегда Важна степень искренности в наших благодарностях, слезах счастья или улыбках.

С грустью отметила сегодня, что во внутренней иерархии многих людей тот, кто прямо говорит о своих чувствах по отношению к другому (о привязанности, нежности, любви, о том, что скучает) автоматически становится ниже того, кто не испытывает «в ответку» похожих чувств. Скажешь «я соскучился», а в ответ молчание — и тогда тот, кто поделился может почувствовать себя униженным, а молчащий — выше в иерархии, потому что не нуждается, а значит — якобы никак не зависит от другого. А независимость — это, дескать, признак силы, достоинства и уверенности. И с такой иерархией многие люди до упора скрывают свою потребность в другом — чтобы не сталкиваться не только с отвержением, но и с унижением, падением на несколько ступенек с ослепительной, пусть и холодной, вершины превосходства.

Бывает очень трудно не обесценить свои чувства и не унизить себя только потому, что чувства не разделили. Но выход из этой «эмоциональной иерархии» именно в этом — не обесценивать. Это моя нежность, это моя любовь, мой интерес, моя привязанность — и да, мне больно, что ты их не разделяешь, но это мои чувства, и мне ценно, что моя душа может рождать их. Моя отвергнутая нежность к человеку не найдет выхода и умрет, но останется нежностью, а я — человеком, способным на это переживание.

— Никогда не поздно сказать человеку о том, как ты к нему относишься.
— А вдруг он посмеется?
— А вдруг нет?

Искренности хотим? Так ведь искренность, как всякая правда, разной бывает. Бывает такая, что лучше бы ее и не было.

Поэт — существо всё-таки немного не от мира сего. Ну ранимые мы, как ни крути. Открытые миру, распахнутые и ранимые. Был период, когда я стыдилась этой распахнутости и ранимости и вела с этим внутреннюю борьбу. Пока не поняла, что это по сути борьба с главной своей частью, и если эту ранимость, чувствительность и открытость у меня отнять, то меня не станет вообще. И теперь я это берегу. Но распахнутость и уязвимость мешают мне жить. Даже не то чтобы мешают… Осложняют.
Некоторые свои стихи хочется уничтожить, удалить, забыть: написанные в грусти и в обиде, в гневе и в отчаянии. Хочется выбросить эти эмоции, не возвращаться больше к ним. Парадокс в том, что такие стихи обычно самые любимые у читателей. И я каждый раз спотыкаюсь об это. О ком должен думать поэт в первую очередь? О себе или о читателе? Если о себе, то половину моего творчества необходимо уничтожить. Оно всё мне жмет, мешает, не хочу вспоминать даже. Это уже не я, это написал другой человек, который уже изменился, повзрослел, вырос из старых текстов, как из детской одёжки. Но если думать в первую очередь о читателе, то всё это уже прожитое творчество надо оставить и еще вытащить из удаленного архива штук 100 стихов, которые я всё же успела убрать со Стихи.ру. Потому что такие эмоциональные стихи — это именно то, чего от поэта ждет читатель. Чтобы отразиться, чтобы прожить, войти в этот текст, «промурашиться» и выйти сухим из воды, живым и в чем-то изменившимся. Люди любят читать и о грусти, и о страхе, и о гневе, и об обиде. И я читаю чужие искренние стихи с благодарностью и интересом! Потому что отражаясь в искреннем тексте, мы видим: да, эти эмоции присущи не только нам. И другие люди живут как-то с этим, не разрушаются, переживают, исцеляются. Поэт смог — значит, и я смогу. Поэт прочувствовал всё это, все эти «плохие» эмоции и остался при этом хорошим человеком — значит, и я тоже могу себе позволить быть не всегда идеальным, думать не только о позитиве, но при этом оставаться собой, не разваливаться на части.

Женщина была создана по образу и подобию гитары, являющейся одним из самых тонких и нежных струнных инструментов. Мужчина — гитарист, был рожден подбирать нужные аккорды, перебирая струны и извлекая при этом чарующие звуки.
Не дергайте за струны, как попало…
Для игры на ней одних лишь пальцев мало…
Нужно, чтобы и душа со звучанием совпала…
Освойте все аккорды и обязательно попробуйте арпеджио*, это придаст особенную чувственность женской мелодии.
Но самое главное — импровизируйте и удивляйте сильной нежностью Ваших умелых мужских рук. Хотите услышать искреннюю мелодию — постарайтесь сами не фальшивить.

И все же я счастливый человек. Набивая шишки, разбивая колени в кровь, поднималась и шла дальше. Нет, я не лучше чем ты, но я с людьми искренняя. Знаешь, искренность чиста как невинность. Вот только потеряв невинность, ее не вернёшь. А искренность даже после предательств и лжи восстанавливается. Это то, что сидит внутри и ничем не выжечь. Она идёт рука об руку с добротой, верой, надеждой и любовью. Все, что от сердца идёт всегда искренне. Я счастливый человек, потому что честный. А честный человек живёт и не озирается по сторонам, не боится быть пойманным за руку на лжи. Я дышу и сплю спокойно, а живу, как дышу.

Есть люди, которым очень трудно перед кем-то раскрыть душу. Они не скрытные, скорее в этом плане стеснительные, им кажется, что вряд ли их внутренний мир вообще кого-то заинтересует. Они ходят с ним, застегнув себя на множество крепких застёжек и вполне себя комфортно в таком состоянии чувствуют. Но вот случается иногда с таким человеком-интровертом оказия — раскрывает он перед кем-то душу. Перед кем-то, как ему кажется, очень хорошим. Да не просто раскрывает, а на всю ширину её. А поскольку делать это по чуть-чуть, осторожно, не приучен, то поступает он наивно, по-детски даже, показывая всё содержимое своих комнат, словно ребёнок, к которому пришли в гости, а он выложил все свои любимые игрушки и начал про них свой рассказ. Даже про самые старые и сломанные. Ему не стыдно признаться, что многие из них он сам сломал, он говорит о каждой с таким горящим взором. Он достаёт содержимое всех своих шкафчиков: «На, посмотри, тут у меня такое ещё есть!» Ему не нужно одобрение или восторг, лишь понимание. Человек открывает свой мир, все свои достижения и промахи, и делает это впервые в жизни. Он весь, как на ладони. И…

Получает в душу лишь плевок.

Говори, что думаешь, и делай, что говоришь…

Любовь вначале обнажили, затем с нее стали сдирать наготу.