Цитаты на тему «Цитаты из книг»

Россия — очень большой сумасшедший дом.

В Америке шло в те месяцы длительное подготовление к войне. Больше всего помогали этому делу, как всегда, пацифисты. Дешевые речи о преимуществах мира над войною они заканчивали обещанием поддержать войну, если она станет «необходимой»…
Известно ведь, что для пацифистов война является врагом только в мирное время.
----

У женщин есть в запасе средства
Из видимости сделать суть.
----

«Жалость — наркотик посильнее героина. Если кто на нее подсядет — ничего его уже не вытащит»

Одни только дети знают, чего ищут, — промолвил маленький принц. — Они отдают все свои дни тряпочной кукле, и она становится им очень-очень дорога, и если ее у них отнимут, дети плачут… Когда от нас забирают то, во что мы вложили всю свою душу, то мы остаемся без души… просто тело, оболочка, которая без энергообмена в тканях хиреет, болеет и загнивает… через некоторое время человек умирает… и в этих случаях говорят — умер от тоски…

Весь облик Аркадиева дяди, изящный и породистый, сохранил юношескую стройность и то стремление вверх, прочь от земли, которое большею частью исчезает после двадцатых годов.
***
— Да, — проговорил он, ни на кого не глядя, — беда пожить этак годков пять в деревне, в отдалении от великих умов! Как раз дурак дураком станешь.
***
— В таком случае я не понимаю твоего барина. Одинцова очень мила — бесспорно, но она так холодно и строго себя держит, что…
— Ты говоришь, она холодна. В этом-то самый вкус и есть. Ведь ты любишь мороженое?
***
…изучать отдельные личности не стоит труда. Все люди друг на друга похожи как телом, так и душой; у каждого из нас мозг, селезенка, сердце, легкие одинаково устроены; и так называемые нравственные качества одни и те же у всех: небольшие видоизменения ничего не значат. Достаточно одного человеческого экземпляра, чтобы судить обо всех других. Люди, что деревья в лесу; ни один ботаник не станет заниматься каждою отдельною березой.
***

Любить людей — это не значит целоваться со всяким встречным-поперечным. Чтобы любить людей, совершенно не обязательно быть волонтером и раздавать плошки с рисом голодающим в странах третьего мира. Любить людей — это значит меньше их судить и оценивать. Это значит давать им возможность носить то, что им нравится, жить так, как им хочется, и быть самими собой.

Смелость — это не отсутствие страха, смелость — это умение действовать, несмотря на страх. У тех, кто пустил жизнь на самотек, страхов столько же, сколько и у тех, кто постоянно идет на отчаянный риск. Только первые боятся бессмысленных мелочей. Так почему же не побояться чего-нибудь более значительного?

Каждая женщина умирает раз в жизни в мужчине. Не каждая говорит об этом вслух. Не каждая называет место своей могилы.

Правда — тяжелая дубина, которой при неосторожном обращении легко просадить голову и ввергнуть человека в пучину уныния.

Разве это не прекрасно и не возвышенно, что в языке существует одно слово для всего, что под ним разумеют, начиная от высшего молитвенного благоговения и кончая самым яростным желанием плоти?
Тут полное единство смысла в двусмысленности, ибо не может любовь быть бесплотной даже при высшем благоговении, и не быть благоговейной — предельно плотская страсть; любовь всегда верна себе, и как лукавая жизнерадостность, и как возвышенный пафос страсти, ибо она — влечение к органическому началу, трогательное и сладострастное обнимание того, что обречено тлению, — charitas присутствует в самом высоком и в самом неистовом чувстве.
----

Кофе подобен любви, — гласила старинная поговорка, — чем больше проявишь терпения, тем лучше вкус.

И мы, по примеру старших, любили шалости и шутку, которая была прародителем сценического эффектного трюка. Так, например, вокруг имения Любимовка развелось много дачников. Они катались в лодке по реке, протекавшей около самого нашего дома. Постоянный крик, скверное пение не давали покоя. Решено было распугать непрошенных соседей. Вот что мы придумали: купили большой бычачий пузырь, надели на него парик из волос, нарисовали глаза, нос, рот, уши. Получилось лицо желтоватого тона, похожее не то на утопленника, не то на какое-то водяное чудище.

Этот пузырь мы прикрепили к длинной веревке, конец которой был продет сквозь ручки пудовых гирь, брошенных на дно реки, посредине ее и у самого берега. Сами мы прятались в кустах. Веревка, втянутая на берег, естественно, заставляла уходить на дно загримированный бычачий пузырь. Стоило отпустить веревку, как пузырь со всей силою выскакивал на поверхность. Беспечные дачники плыли по реке.

Мы подкарауливали их. Когда лодка подъезжала к намеченному нами месту, из воды выскакивало чудище с волосами и снова пряталось. Эффект получался неописуемый.

Человек — существо крайне ограниченное. Он не может представить, как выглядит «реальная картина бытия», поскольку видит менее 1% от электромагнитного спектра и слышит не более 1% от акустического.

«Я люблю путешествовать, посещать новые города, страны, знакомиться с новыми людьми»
Чингисхан.