Цитаты на тему «Текст песни»

прощай меня. уйди, когда устанешь.
цени меня. молчи, когда простишь.
ты слишком хорошо меня не знаешь,
поэтому так редко говоришь…
мы разные, но так с тобой похожи:
ты также веришь в эти чудеса,
ты ценишь то же, любишь то же…
и часто смотришь мне в глаза.
боишься, может ошибаюсь?
а я себя чуть-чуть боюсь…
ты знаешь — я так часто зарекаюсь,
что не вернусь… но все-таки вернулся!
ну, а еще, так трудно расставаться!
всегда уходишь, будто навсегда!
я так давно хотел тебе признаться…
но только не признаюсь… никогда!
душа… она сильнее откровений,
а мысли многословней глупых фраз…
прости меня за то, что я не гений.
не смейся надо мной хотя бы раз…

3 марта 1998 год

Каждую ночь он стоит у окна
и наблюдает как всходит луна.
Яркий огонь, обжигающий свет
мысленно ей посылает привет.
Звёзды в туманности сказочных снов
вновь вдохновляют его на любовь.
Лишь о печали не знают они
ведь не блистают былые огни.

Припев.
В каждой галактике пламенных чувств
много больших и нелепых безумств.
Та, чьё тепло наполняло твой дом
душу свою открывает лишь днём.

Он тосковал и пытался понять:
Можно ль вселенную нежно обнять?
Чтоб от вибрации огненных тел
маленький луч до неё долетел.
Он засыпает теперь не спроста,
в небе увы без неё пустота.
Даже теперь когда звёзд целый лес
нет для него неизведанных мест.

* * *
Февральской изморозью и снегами,
А может быть, погашенной свечой
Обида растворится вслед за облаками,
Что обратятся птицею ночной.

Но тень от крыльев этой странной птицы
Ты будешь видеть на моём лице.
И знаю, что она тебе не раз приснится
Когда-нибудь совсем уже в конце.

Я так скажу утрите девки слёзы,
Осталися в России женихи…
Им нипочём проблемы и морозы,
Не зря их все зовут сибиряки.
Им нет цены в охоте на медведей,
Любая им задача по плечу!
И если в гости сибиряк приедет,
Я расставаться с ним не захочу!

Пусть шумит зелёная тайга,
За окошком минус двадцать девять.
Но тепло в руках сибиряка,
Он меня своей любовью греет!
Пусть сугробы выше облаков,
Не замёрзнут ночи до рассвета…
Крепче нет сибирских мужиков.
И надёжнее и вернее нету!

Я за тобой на край земли готова
Не знаю, что получится у нас…
Но каждый раз в тебя влюбляюсь снова,
Когда со мной ты рядом как сейчас.
Ты за свои слова всегда в ответе,
С тобой уйдёт и горечь и тоска…
Пусть разные мужчины есть на свете,
Но я люблю, люблю сибиряка!

По улицам вечерним сентября
Гуляет дождь, шурша листвой осенней,
И в эту ночь я буду без тебя,
И вновь моим ты станешь наважденьем.

Зажгу я свечи, сяду за рояль,
По клавишам пройдутся мои руки.
Души своей высокую печаль
Я выплесну в мелодию разлуки.

Проходят дни, а боль еще жива,
Как видно моя память не сдается,
И не нужны здесь фразы и слова
Лишь музыка разлуки тихо льется.

Играй рояль, играть не уставай,
Твои аккорды душу мою лечат.
Играй рояль, играй - не унывай,
Разделим на двоих осенний вечер.

В запылённой связке старых писем
Мне случайно встретилось одно,
Где строка, похожая на бисер,
Расплылась в лиловое пятно.
Что же мы тогда не поделили,
Разорвав любви живую нить?
И зачем листкам под слоем пыли
Счастье наше отдали хранить?
Хранят так много дорогого
Чуть пожелтевшие листы,
Как будто всё вернулось снова,
Как будто вновь со мною ты!
Все давно прочитаны страницы,
Только я не знаю, почему
Сердце, словно раненая птица,
Тянется к измятому письму.
И как будто позабыв разлады,
Ты мне улыбаешься опять…
Почему?.. Нет никогда не надо
Письма наши старые читать.

Я сегодня спросил на обходе врача:
«Почему у нас нет от палаты ключа?
Почему в голове и в бюджете дыра?
Почему вместо завтра сегодня вчера?»

Пусть расскажет нам доктор про нефть и про газ,
Кто их продал пиндосам, какой пидарас,
Кто отнял у народа Газпром и Лукойл.
Нет ответа. А на тебе, в жопу укол!

Всё так сложно, всё так запутано,
Но разбираться некогда, брат!
Наш дурдом голосует за Путина,
Наш дурдом будет Путину рад!

Из розетки я принял секретный сигнал.
Говорят, что в больнице есть нал и безнал,
Что завхоз отожрался, а я похудел.
Где же, где же ты, вождь? Прекрати беспредел!

Я писал в Белый Дом, что тут вор на воре,
Что масоны хотят меня сжечь на костре,
Что кругом разгильдяйство, распил и раскол.
Нет ответа. А на тебе, в жопу укол!

.
Так дымно, что в зеркале нет отраженья
И даже напротив не видно лица,
И пары успели устать от круженья, -
Но все-таки я допою до конца!

Все нужные ноты давно
сыграли,
Сгорело, погасло вино
в бокале,
Минутный порыв говорить -
пропал, -
И лучше мне молча допить
бокал…
.
Полгода не балует солнцем погода,
И души застыли под коркою льда, -
И, видно, напрасно я жду ледохода,
И память не может согреть в холода.

.
В оркестре играют устало, сбиваясь,
Смыкается круг - не порвать мне кольца…
Спокойно! Мне лучше уйти улыбаясь, -
И все-таки я допою до конца!

Все нужные ноты давно
сыграли,
Сгорело, погасло вино
в бокале,
Тусклей, равнодушней оскал
зеркал…
И лучше мне просто разбить
бокал!

1971

Грустен вечер без тебя.
Ждал встречи только зря.
Ты обещала мне прийти
И с собою увести в ту страну, где я и ты.

Где ты была и почему
Ты не пришла я не пойму.
Я так скучал,
Все ночь не спал,
Я тебя ждал.

Сколько можно мне страдать?
Сколь все же можно ждать?
Твой телефон всю ночь молчал,
Что мне делать я не знал.

Где ты была и почему
Ты не пришла я не пойму.
Я так скучал,
Все ночь не спал,
Я тебя ждал.

Я начал жизнь в трущобах городских,
И добрых слов я не слыхал.
Когда ласкали вы детей своих,
Я есть хотел, я замерзал.
Вы, увидав меня, не прячьте взгляд,
Ведь я ни в чем, ни в чем не виноват.

За что вы бросили меня, за что?
Где мой очаг? Где мой ночлег?
Не признаете вы мое родство,
А я ваш брат, я человек.
Откройте двери, люди, я ваш брат,
Ведь я ни в чем, ни в чем не виноват.

Край небоскребов и роскошных вилл,
Из окон бьет слепящий свет.
Ах, если б мне хоть раз набраться сил,
Вы б дали мне за все ответ.
Вы поклоняетесь своим богам,
И ваши боги все прощают вам.

Вы знали ласки матерей родных,
А я не знал, и лишь во сне,
В моих виденьях детских, золотых
Мать иногда являлась мне.
Ах, мама, если б мне найти тебя,
Была б не так горька судьба моя.

Как-то вечером патриции
Собрались у Капитолия
Новостями поделиться и
Выпить малость алкоголия.

Не вести ж бесед тверезыми!
Марк-патриций не мытарился -
Пил нектар большими дозами
И ужасно нанектарился.

И под древней под колонною
Он исторг из уст проклятия:
«Ох, с почтенною матреною
Разойдусь я скоро, братия!

Она спуталась с поэтами,
Помешалась на театрах -
Так и шастает с билетами
На приезжих гладиаторов!

«Я, - кричит, - от бескультурия
Скоро стану истеричкою!" -
В общем, злобствует как фурия,
Поощряема сестричкою!

Только цыкают и шикают…
Ох, налейте снова мне «двойных»!
Мне ж - рабы в лицо хихикают.
На войну бы мне, да нет войны!

Я нарушу все традиции -
Мне не справиться с обеими, -
Опускаюсь я, патриции,
Дую горькую с плебеями!

Я ей дом оставлю в Персии -
Пусть берет сестру-мегерочку, -
На отцовские сестерции
Заведу себе гетерочку.

У гетер хотя все явственней,
Но они не обезумели.
У гетеры пусть безнравственней,
Зато родственники умерли.

Там сумею исцелиться и
Из запоя скоро выйду я!"
…И пошли домой патриции,
Марку пьяному завидуя.

Дева - Богородица, где душа находится?
Там душа находится, где любовь живет.
Дева - Богородица, где любовь находится?
Там любовь находится, где печаль поет.
Дева - Богородица, где печаль находится?
Там печаль находится, где трава растет.
Нежность с небом сходится,
Зло с добром расходится,
Там, где бог находится,
Там душа живет.
Нежность с небом сходится,
Зло с добром расходится,
Там, где бог находится, там любовь поет.
Нежность с небом сходится,
Зло с добром расходится,
Там любовь находится, где печаль поет.
Где печаль находится, там душа растет.

Пёстрым шарфом закутанная,
По тропкам лесным перепутанным,
По лужам серым прыгающая,
Носом громко шмыгающая.

В широком плаще разлетающемся,
С зонтом, под дождем купающимся,
Под небом, грозою хохочущим,
По ветру, листвою грохочущим.

От лета к зиме бегущая,
Листву за собою зовущая,
Красивая, мудрая очень,
Ревущая, рвущая Осень.

Ошибался не раз и ты,
Не бывает путей прямых.
А пороги судьбы круты.
Мир не делится на троих.
И пусть был твой неверный шаг,
Я прощала тебя в ответ.
А теперь ты - ни друг, ни враг.
Тебя больше со мною нет.

Забытый осенью в саду,
Храня в душе немой секрет,
Я наугад к весне приду
А той весне семнадцать лет.
С букетом чувств себе в укор
Быть может, ей в отцы гожусь,
Я говорю какой-то вздор
И сам затем его стыжусь.