Цитаты на тему «Сон»

Влюблённые видят сны, супруги — просыпаются.

Было холодно, ветер пронизывал шубы.
Выла метель, попадая снежинками в глаз.
Лишь стоит на холме, словно старые дубы,
Церковь старая, из дерева склад.

Рядом речка, замерзшая напрочь,
На санях, хоть по ней проезжай,
Колея по холму, шла от церкви так навзничь,
Спускалась на лед в дальний край.

Как раз, в эту лютую пору,
Двух покойников завезли отпевать…
Один гроб, так себе, в пору,
Другой, странноватый, под стать.

Близких не было у странного гроба,
После молебна мне его пришлось забивать.
Что за гниль, чернота, что за проба…
Как бы заново не пришлось бы сшивать.

Первый гроб положили уж в сани,
Я в обхват с человеком одним…
До саней донесли, аж устали.
Чей он, кто и, кем был?..

Разошлись все, так не сказав,
Кого тогда положили в санях.
«Оставайся на месте», сказал, показав
На пол возчик, и одернул вожжами коня.

И помчались они вниз по склону,
Где проложена к реке колея.
И заметил я — лед же поколот,
Метров двести, и, полынья.

Я тут крикнул, но он уж далёко,
И снег в мое горло влетал,
Не услышать, теперь ненароком,
В воду он с конем попадал.

И под воду ушли те два гроба,
Сани, что везли в путь последний,
Все под воду, под речную утробу.
Стихла вьюга, посыпал снег мелкий.

И, заметил, полынья-то свернулась,
Покрывалась не тонким уж льдом.
И, опять колея возвернулась,
Уходя вдаль от меня наобум.

28 сентября 2013 года.

Мне странный сон приснился ночью
Как будто на автопилоте… лечу…
И с высока… любуюсь видом
Огнями, городом ночным
Всё вижу, чувствую дыханье
И в тоже время без сознанья
Как будто… где то в далеке
Не я , а ведьма на метле…
Сморю и вижу… в ней себя
Аж закружилась голова…
Лечу, одна,…среди комет
И не боюсь… дыханья нет
Уже почти… и страх сковал
Застыла кровь, и в голове лишь
Пронеслось… ну вот и всё…
Пришёл КОНЕЦ… глаза открыла
Нет Конца… вот блин да что за ерунда.

Зыбкий сон на грани пробужденья,
Когда веки сладко-тяжелы,
Дарит мне чудесное виденье:
Я в избе, не крашены полы,
И огромная, в полкухни печка,
Да с лежанкою под потолком,
На припечки лампа, спички, свечка,
Чугунок с топленным молоком.
Образа, те самые из детства,
Помню, я их «Боженькой» звала,
А в углу из кадки пахнет тестом…
Вот и бабушка откуда — то пришла.
Бабушка, любимая, родная,
Как давно не видела тебя,
Старенькая и совсем седая,
Помню, как ты нянчила меня.
Покупала куклы, баловала,
И блины вкуснейшие пекла,
Молоком топлённым угощала,
«Сладким духом» всё меня звала…
Как уютно мне с тобою рядом,
Даже просто рядышком присесть,
И сказать словами, сердцем, взглядом —
Хорошо, что ты на свете есть.
Просыпаюсь, никуда не деться;
Снова жизнь в дорогу позвала…
На душе приятный привкус детства:
Я в гостях у бабушки была.

Когда нужно спать — не спится. Когда не нужно спать… Хочу спа-а-а-а-ть.

Ложится с петухами, зато встает с соловьями.

Вот, пора спать. Ничего не поделаешь, так нужно организму. Мне, может быть, все равно, и даже, может быть, я против, имею право. Но организм такая сволочь… Ему на все плевать. Вот ему надо, и ему все равно, что я думаю по этому поводу.
А ведь еще вот что — Пока я буду спать, возможно изменится ход событий. Не то, чтобы я на него сильно влиял, но, если одинокая бабочка может взмахом крыла вызвать шторм в океане, то я и подавно… и даже похлеще. Тоже мне, бабочка.
Или наоборот — если я не усну, то и шторма не будет. Уснул — и хана, сомалийские пираты снова захватили корабль или пингвины на Мадагаскаре изгадили всю местность, а штрафы там не дай тебе бог…
И вот я вынужден спать. С тяжжолым сердцем я закрываю гпаза и вижу черный экран.
Вообще, черный экран — это страшно. Включаешь телевизор, а там только черный экран. Включаешь ноутбук, и там тоже. Ты в телефон — то же самое…
И вот закрываешь глаза, и Черрный такой экранище, вязкой воронкой засасывает тебя в глубокую черную бездну, и тебе уже до утра не выбраться…

Только удалось собраться с мыслями, как меня сморил сон. Обозлённые мысли устроили ночь кошмаров.

Мечты — сон золотой, а страсть — бессонница.

Только бы успеть! А там мы своё отзеваем, отпотягиваемся, отдремлем.

Когда увидишь на рассвете
Меня стоящей на ветру,
Ты подойди ко мне тихонько,
Я расскажу о чем грущу.
Я расскажу, что мне приснилось,
Едва закрыла я глаза,
О том как смерть меня страшила,
О том, что жизнь была страшна…
И выход был, о чем тут спорить?
Как и у всех — лишь два пути.
И первым было — прочь пуститься,
Былое бросив позади.
Оставить всех, кто был мне дорог,
Оставить все, что берегла.
И устремиться вдаль безмолвно
Туда, где раньше не была.
Былое так меня душило!
Взгляни — на шее синяки!
Все страхи, боль, переживанья —
Все разом вдруг меня нашли.
И навалились — мне не скрыться!
И сердце мается в груди…
А я кричу — никто не слышит…
Что делать мне? К кому идти?
Бежать! Бежать без остановки,
Не бросив взгляд через плечо!
Я вижу в прошлом лишь руины…
И в будущем нет ничего…
Вторым же было — не проснуться,
Чтоб навсегда меня скрыл сон.
Уснуть, забыв про все ошибки,
Про всех родных, про старый дом.
Забыть те стены, что давили,
Но все же в них закрыть глаза.
И навсегда остаться духом,
Забыв весь мир, забыв себя.
Да, выход был, он есть всегда,
И что, скажи, мне с этим делать?
Теперь не сплю, пока жива,
Но где же силы? Где же смелость?
Настанет день — приму решенье,
Так, что ко мне не привыкай.
Исчезну я в одно мгновенье,
Не прошептав тебе «Прощай!»

Я жду, когда твои глаза сомкнутся,
Как теплым пледом, сон тебя укроет.
Я в этом сне смогу тебя коснуться
И снять усталость волнами прибоя…

Смогу во сне умыть тебя дождями,
Ветрами остудить разгорячённость,
И яркими, в аллеях, фонарями
Исправить темноты незавершённость.

Во сне твоём я истинно свободна,
Спешу на зов сквозь время и пространство.
И ухожу когда душе угодно,
Исследуя закон непостоянства.

Пусть ночью этот сон не будет тайной,
Наутро явью станет лишь истома…

Однажды ты увидишь, пусть случайно,
Глаза, что до безумия знакомы.

однажды на днях
ты не знаю зачем…
пришел ко мне ночью во сне.

забавно конечно …
но я же совсем
не думала о тебе…

телепортировался
прямо рядом…
лежал как Тутанхамон…

а дальше что было
ты сам догадался…
потом ты тихо ушел

Во сне человек обрывает связь с реальностью. За это злопамятная действительность уже утром жестко мстит звонком будильника.