Цитаты на тему «Больше тегов нет»

Однажды меня забросило на форум какого-то на всю голову гуманитарного вуза. Разговоры те же, что и везде: распил бабла, кто за что берёт и сколько, продвижение по принципу близкородственных связей, ну и, конечно, монологи прикроватных тумбочек. Примерно как у нас в ПТУ, никакой разницы.
Но один момент поразил напрочь.
Пишет доцент (аноним): «Бла-бла-бла… придти… бла-бла-бла».
На что студент (естественно — тоже аноним) едко, на его взгляд, замечает: «Какие, оказывается, у нас грамотные преподаватели».
Тут в ещё не зародившуюся перепалку вступает другой доцент, уже не анонимный, с такой весьма сложносочинённой фамилией, щас и не вспомню.
— Вы, молодой человек, поостереглись бы высказываться в таком тоне. Это говорит не о безграмотности, а о том, что человек учился давно, а по старым правилам написание «придти» не было ошибкой.

Зашибись, да? А как насчёт «всю жизнь учись»?

Прям такое желание было сказать всё, что думаю по этому поводу, и лишь необходимость регистрации удержала.
И дело даже не в зацементированном анонимном доценте-дедушке. А в том условном коллеге Розенкранце, который, соблюдая корпоративную солидарность, извращённую до корпоративной этики, готов наизнанку вывернуться, но оправдать безграмотность коллеги.

Мой гнев изходит прям от серца
И вопеёт на пол Земли
Опять америка и немцы
Свои Мне санкции ввели !!

Я их раз терзываю в клочья
И муке адной при даю
Пускай завидывают молча
На славну Родину Мою !!

Кагбуд- то нет у нас ракеты
А таг- же армии и флот
Я обьевляю им вендету
И призываю на поход !!

Они там с роду об наглели
И разрешили оношу
Чего сидите в самом деле
В перёд, а Я вас под держу !!

бывает бросишь в воду слово
и позабудешь про него
а через месяц замечаешь
ещё расходятся круги

Вот интересно. Есть люди, которые, как говорится, «и нашим и вашим». Ни то ни сё, короче, неопределившиеся приспособленцы. В нашу пору всеобщего размежевания бытует мнение, что это очень удобная позиция.
Ой ли?
Например, за одно и то же (!) высказывание меня как-то в течение дня приласкали «ватницей тупоголовой» и «бандеровской шлюхой» (извините за из песни не выкинутое).
Не, я всё понимаю. Идешь, значит, босиком по этой… как её… отаве в сплочённом составе рифмуемой с ней, подвоха не ожидаешь, а тут — бац! — пенёк от превентивно срубленной осинки. Пальчику бо-бо, не так чтоб очень, но неприятно ж.
И ещё. Не раз наблюдала, когда граждане, способные антагониста за заплутавшую запитую причислить к «безграмотным ПТУшникам» и распять на Розентале, с маниакальным упорством отстаивают право недалёкого соратника на филологические вольности. Двойные эти, как любят ныне обозначать.
И вдопрыжку. Оно, конечно, по пути. Но эти соратники зачастую и возглавляют впоследствии шествие. И — со светлым будущим проблемы.

О, как меня достали дятлы,
ведь их не сосчитать вокруг!
Теперь я успокоюсь вряд ли
и выпью кровь у них до капли
своим
тук-тук
тук-тук
тук-тук.

у нас дк очаг культуры
обитель радостных стихов
где феерические дуры
ждут бесподобных чудаков
чтоб впарить вирши им про лето
про душу счастье и добро
ну и конечно же «про это»
ну и немножечко то про

Ещё с 2008 года
Взерает весело на нас
Евоный профиль блогородный
А таг- же всяческий анфас !!

Он только в детстве пил на лавке
И нюхал разно вещество
А вы как слон в подсудной лавке
Везде орёте на него !!

Он на доверии народа
Везде желаный дорогой
И любит рускую природу
А не израиль там какой !!

А вы не нашенски герои
Не клеветайте на Страну
Я за Медведева горою
А вас на веке проклену !!

Недоумением искря, замечу вам, что очень странно всех тех, кто против Упыря, считать врагами Упырьстана.

Однажды молодой физкультурник спросил пожилого: не планирует ли он поменять коньки на бутсы, и пожилой ответил, что в его возрасте коньки надо не менять, а отбрасывать.

России главная черта — предел, законченность, граница; Россия с пеною у рта к определенности стремится. Уж если в чем не повезло, то так приплющило, что спятишь; уж если зло, то суперзло, а коль порядочность — то святость. Тут если выбрана стезя, то уж до гроба выбор сделан; быть промежуточным нельзя — «Будь или ангел, или демон». Писал, я помню, Томас Манн, что выбор — бред, фантом, [иллюжен]**; в обычной жизни, может, дан, а при фашизме резко сужен. Коль есть беспримесная дрянь, дрянь беспросветная, заметим, — то сразу ты заплатишь дань простым границам, тем иль этим. Фашизм поблажек не дает, туманность выбора развеяв: ты за ликующий народ — иль за гонимых иудеев? И Черчилль, заплатив сполна, сказал: иллюзий я не строю, коль против этих — Сатана, то я в союзе с Сатаною. При этом выборе простом вопрос о святости отставлен. Доспорим как-нибудь потом, а нынче наш союзник — Сталин.

Насчет моральной пользы зла — еще подумаем об этом: когда оценивать нельзя, тогда и мысли под запретом. С тех пор, когда, на нас напав, фашизм искал себе пространства, — так Сталин оказался прав, и до сих пор еще остался.

Где все черно или бело, там нет ни рыжих, ни шатенок; где есть беспримесное зло — там ни оттенков, ни оценок.

Таков сегодняшний излом, — предлог грядущей ностальгии, — что мы бываем этим злом наглядней, ярче, чем другие. Мы гоним чистый беспредел, крутое, искреннее порно, — но я решать бы не хотел, насколько это благотворно. Сплошная тьма, черна, крепка, — а не штриховка или пятна (я захожу издалека, но ведь иначе непонятно).

Вот, скажем, Пражская весна, и все мечты покуда живы, и перспектива неясна, и как бы есть альтернативы. Но тут мы всунули клешни, вмешался Леня-душегубчик, и танки русские вошли, и воин света сразу Дубчек. Уже про Пражскую весну, про риски, шансы и обманки я ничего не объясню — все обсуждают только танки. Вот, скажем, киевский майдан: они подавно несвятые, но им такой противник дан в лице сегодняшней России, такой разительный пример, что, приглядевшись хорошенько и посравнивши с ДНР, полюбишь даже Порошенко. Чего, казалось бы, лютей идеи нашенского дяди — «Поставим женщин и детей, а сами храбро встанем сзади!». Любая грязная братва свята при виде крокодила; теперь хвала тебе, Москва, — ты Киев сразу обелила.

Теперь он праведен, и чист, хоть там и склизко, и нечисто; за этот ход неонацист еще похвалит крымнашиста.

И вот российский новодел, хоть он и сделан на коленке, перешагнул за тот предел, за коим кончились оттенки. Он осчастливил гопоту и наплодил немало дряни, однако пересек черту на деле Павликовой Ани, которой восемнадцать лет (помладше прочих фигурантов) и у которой точно нет террористических талантов. Она сама бы по себе не нарушала строгих правил, но чувачок из ФСБ собрал подростков и подставил, не знаю, собственно, на кой. Их нравов не могу постичь я. Не слышал разве что глухой про дело «Нового величья». Умеют многие из нас терпеть упорно, образцово — и Крым стерпели, и Донбасс, спокойно терпят и Сенцова, но он мужчина, он мужик, — хоть не солдат и не захватчик, — он и под пыткой не дрожит, в суде уж точно не заплачет. А это девочка в суде, где ясно все по первой фразе, рыдает: «Мама, мама где?» — причем еще по телесвязи, — и тот из пафосных шутов, гораздых языком метелить, кто это вынести готов, тот окончательная нелюдь.

Я сам на многое глядел — мол, не беда, придет расплата, — но здесь, по-моему, предел. Здесь просто точка невозврата, за коей, Господи прости, все рухнет вниз неудержимо. Нельзя полемику вести о легитимности режима. Нет оправданий и защит у современников злосчастных. Всяк соучастник, кто молчит. Кто шепчет, тоже соучастник. Есть вещи, общие для всех: забудем внутренние войны. Порою ненависть — не грех, Войнович говорил покойный. А впрочем, желчному уму внушила прошлая эпоха: мы вяло любим потому, что ненавидим тоже плохо. Пускай Россия заживет определенно, строго, чисто: «Наука ненависти» — вот чему нам надо научиться. Войну мы помним четко так не для того, чтоб бить по нервам, — у нас сегодня тот же враг, что был у дедов в сорок первом. Определенность и война, при том, что дело наше право, — вот в чем действительно сильна моя бессмертная держава. Довольно, хватит голосить, о снисхождении просить, кричать, что в правде наша сила, — есть то, что можно выносить, но кое-что невыносимо. Есть белый цвет и черный цвет — о прочем правнуки рассудят. Оттенков нет. Акцентов нет. Пощады нет.

И им не будет.

** в оригинале -- illusion, но в таком виде не проходит

Мои соседи буд- то бабки
Которым 1000 лет назад
Чего вы ржоте там на лавке
Что Я хочу быть Депутат ??

Вот как пойду на переулке
Своей красивою ногой
Так все заткнётеся на муке
Что с вас политик не какой !!

Вы не видали водки кроме
А таг- же супа на обед
А Я воз сяду на Домкоме
Потом воз сяду в Горсовет !!

Потом не множечко усилей
И сяду в Думе на верхи
За Мной Единая Росия
А вы бездарцы и лохи !!

Небритый потрёпанного вида следователь сидел на элегантном чёрном диване и мелким профессиональным почерком заполнял протокол осмотра места происшествия. На журнальном столике кроме собственно протокола находились пустая литровая бутылка водки и два мутных гранёных стакана, что и было занесено в документ. Упавшие с комода часы показывали пять утра.
— До утра бухали, — сказал следователь. — Надо же, такая приличная вроде дама, а жрала водку как эксперт какой-нибудь затюканный.
— Четвёртый номер, не забудь отметить, — подал голос судмедэксперт, с безразличным видом рассматривавший обнажённую блондинку, лежащую с ножом в животе прямо посередине комнаты.
— Зеленоглазая, — добавил он, приоткрыв отработанным движением блондинке глаз и тут же закрыв обратно.
На кухне истошно заверещала запертая осиротевшая кошка.
— Животное жалко… А эта чем-то похожа на одну мою знакомую с «Одноклассников»… — следак вдруг начал что-то судорожно писать в телефоне «с помощью букв». — Уф, не она… Ответила.
— Опосля пожара драка и скандал, только Ване пофик, Ваня дуба дал, — экспомедик процитировал вычитанный в сети стишок и дебильно заржал.
Блондинка зашевелилась.
— Не смешно, — сказала она, вытащила из пуза нож, быстренько поднялась и двинулась в сторону юмориста…

Всё нормально, потсоны. Не ссыте.
Отдыхать можно на лазурном берегу Белого моря, там и яхты припарковать.
Детишек отправите учиться в Калугу.
Настойка боярышника, кстати, по вкусу практически Шато Мутон Ротшильд 1982 года. Надо только привыкнуть.
Поговаривают, что АвтоВАЗ специально для вашей шоблы готовит к производству новую модель «Калина - Дьябло».
А если чо заболит вдруг, то добро пожаловать в Апатиты.
Не сдохнете. Наверное.
Мы-то не передохли. Пока.

ПС. Тем временем стоимость замков 17 века, расположенных в Тамбовской области, выросла за утро на 20%.
А чо, и престижно, и товарищ рядом.

Был у моего соседа пёс по кличке Питон. Серьёзный немец чистых кровей.
В щенячьей юности Питона приключился один очень неприятный случай. Сосед вышел с ним погулять во двор. В это время проходящая мимо слегка вмазавшая тётя не смогла удержать на поводке своего ротвейлера, натасканного, очевидно, на полное уничтожение всего живого. Покусали щенка изрядно, месяц лечили.
Оклемался Питон и вырос в здоровенного кобеля. При этом он обладал ангельским характером, позволял детишкам таскать себя за хвост, играл во дворе с болонками и прочей мелочью, а спал с кошкой в обнимку.
Не Питон, а Питоша просто.
Но стоило только появиться на горизонте собаке сопоставимых с ним размеров, Питона рвало и метало. Он превращался в злобную невменяемую зверюгу, готовую разорвать ни в чём не повинного сородича на куски.
Поэтому намордник с него снимали только дома.

Так что корни всяких странностей могут уходить куда угодно.
Например, если человек с патологическим постоянством делает боевую стойку на каждое «жы-шы», то, может быть, его в детстве просто беспредельно шпиняла вредная училка рускава изыка.

Антоха, габаритный алкоголик,
Используя физический нажим,
Не смог пройти за свой любимый столик,
Споткнувшись о расколотую жизнь.

Она валялась, допивая крохи
Оставшихся болезненных секунд,
Как вдруг над ней склонился лик Антохи:
Чего-то я никак не просеку?

Не потому ли вы, мадам, лежите,
Попутно забывая, как дышать,
Что столик мой, как скорый небожитель,
Хотите для себя попридержать?

Вы мне смотрите, я мужчина борзый,
Могу и по трещотке засветить,
Мне, если надо, отыщу на звёздах,
И вниз спущу по Млечному Пути.

Короче, отползайте постепенно
К подножью параллельного стола.
Иначе - у меня характер скверный.
Но тут мадам внезапно ожила,

Зашевелилась в сторону Антохи,
Застенчиво бурча про Млечный Путь.
Мужик прикинул и сказал: неплохо.
И взял её за талию. И грудь.

И вот они сидят за вожделенным,
Заставленным стаканами столом.
И нету их счастливей во Вселенной,
И пахнет черемшой и холодцом!

Но, только он уверенно и смело
Собрался засосать её уста,
Мадам, срывая скатерть, околела,
Лет шестьдесят не дотянув до ста.


Вот так придёшь, подумалось Антохе,
Бухнуть, чтоб распоясалась душа
А встретишь- жизнь на предпоследнем вздохе.
И сразу - никакого куража

Хрустально-зыбким утром на охоту,
с помятым скальпом (впрочем - как всегда),
отправился индейский вождь Стилвотер,
по-нашенски - Спокойная Вода.

Прорёпаны по пьяни томагавки,
а М-16 за одеколон
заложена была в ближайшей лавке,
поэтому пришлось идти с колом.

Охота неважнецкая без пушки,
не завалить оленя у тропы,
но есть в природе хворые зверушки,
которых можно и с колом добыть.

Дошкандыбал до берега Миссури
Стилвотер, невзирая на артрит,
и видит: вах! в лазоревой лазури
лазоревость лазурная парит.

По всем законам хамелеонизма
лазоревость косила под среду,
однако барражировала низом,
чем, собственно, и привлекла беду.

В период алкогольных обострений
с глазастостью творился беспредел,
и сокращалось зрение до зренья,
но эту жесть Стилвотер разглядел.

- Парит со сбоем ритма, неумело.
Запарилась, наверное, паря, -
подумал он. - Возможно, приболела?
А, может быть, колбасит с дикаря?

Индеец знал: она в Бордовой Книге,
и можно только лапку почесать,
но жрать охота, а в котомке - фига,
и до обеда ровно полчаса.

- Зажмурится, похоже, бедолага,
страдает синева, а не живёт! -
решил Стилвотер и, навзрыд заплакав,
проткнул колом лазоревый живот.

Создатель бушевал страшнее бури,
швырял в пространстве молнии и гром:
- Я сляпал тварь, маленечко схалтурив,
но это же не повод, чтоб колом!!!

Решение по делу было строгим,
не дрогнула Верховная Рука -
Стилвотер сослан в адские чертоги
на должность местечкового князька.

А несуразность вскоре воскресили…
Но есть ещё в Миссури мужики,
что вопреки несправедливой силе
в лазоревость вонзают тройники!