Цитаты на тему «Мысли»

Раз люди стремятся дожить до старости, значит, в ней что-то есть.

Каждая женщина любит и помнит в себе ту девчонку, которой была много лет назад… Знает, что она не вернется… НО, глядя в зеркало, всегда видит эту девчонку и её улыбку…

…Отчаянный стон вырвался после резкого проникновения. Эля поджала ягодицы, замерла, запоминая первые ощущения. Всё казалось как в первый раз.

— Тебе больно? — Руслан напрягся, так же замер. Реакция девушки была слишком бурной, закрались сомнения: а вдруг и правда, никого не было…

— Мне хорошо… с тобой.

Ещё один резкий стон, более громкий, чем предыдущий. Эля реагировала на каждое движение, жадно хватала горячий воздух, держалась за обивку дивана, когда после резкого движения любовника начинала с него соскальзывать. Решили переместиться на пол и правда, стало гораздо удобнее. Рядом сильный, уверенный мужчина, теперь в своём выборе Эля не сомневалась. Его запах, его дыхание, его мимолётный взгляд — всё для неё. К низу живота подкатывала горячая волна. Чувство, до этого неизведанное, но жутко приятное. В один момент жар перестал отходить к голове и сконцентрировался, после, словно взорвался внутри и ноги задрожали, захотелось закрыть глаза… Получила поощрительный поцелуй, лёгкий, скользящий. Руслан практически сразу перевернул к себе спиной, теперь действовал решительней, не осторожничал. Впивался пальцами в бёдра, склонился и прошептал на ухо что-то непристойное, Эля ответить не смогла. Улыбнулась. Дрожащие руки отказывались упираться в пол, и она сдалась, упала под тяжестью мужского тела после очередного рывка…

…Голос его звучал довольно-таки отстранённо, отвлекаться Руслан не хотел, но ещё мог шутить. Он всё понимал без слов: и то, что Эля нервничает, и то, что вопросами пытается себя отвлечь, и то… что безумно его хочет. Одним движением расстегнул потайную молнию платья, скинул бретельки с плеч, и оно соскользнуло на пол. Эля судорожно втянула в себя воздух, понимая, что стоит в одном белье перед полностью одетым мужчиной. Потянула за галстук, вытащила рубашку, заправленную в брюки, стукнула тяжёлая пряжка на ремне. Горячие губы прижимались к её телу, язык, играя, скользнул по коже над бюстгальтером. Эля ногтями впилась в голые плечи, Руслан тут же опомнился.

— Малыш, если хочешь, я уйду. — Прошептал он.

Вряд ли ушёл бы, даже если бы его прогоняли. Но Эля не прогнала, приткнула его голову к своей груди и выгнулась навстречу. Цепкие пальцы изучали гладкое тело, он привыкал, присматривался. Действовал осторожно, сдерживал себя.

— Где у тебя спальня?

— Не хочу… — Сорвалось с губ вместе со стоном от первого нетерпеливого рывка: Руслан подхватил под бёдра, и Эля в полной мере ощутила силу его желания.

— Где хочешь?

— Придумай что-нибудь…

Разговаривать уже не могла. Она забыла о своём волнении, о стеснении, тело бурно реагировало на любое прикосновение и дрожало, когда Руслан прижимал к себе. Остановились возле огромного дивана, который занимал почти всю гостиную. Миниатюрный журнальный столик показался лишним и уже в следующую секунду оказался опрокинутым. Руслан уставился Эле в глаза, замер, рассматривая её лицо, искал в нём знакомые черты, но не находил: сегодня она была другая, настоящая и очень красивая.

— Ты не против, если я буду без защиты?..

— Я только за…

Не оставляйте на завтра тех, кто запятнал себя сегодня.

— Куда мы едем?

— В ресторан. Ты голодная?

— Голодная.

— Что хочешь?

— Ты, кажется, напрашивался на завтрак? — Глаза Эли сверкнули, это было заметно даже в темноте, и ногти впились в колено Руслана.

Он взгляд на колено опустил, усмехнулся, руку любимой разжал, а затем перевернул и подтянул к себе ладошку. Хмыкнул в неё, а потом нежно поцеловал.

— Домой, Вань.

— Ко мне. — Бодро добавила Эля.

— Вань, ты слышал?

— Да, Руслан Валерьевич.

Пока ехали в лифте, Эля крепко сжимала руку Руслана, улыбалась и нервничала ещё больше, если он улыбался ей в ответ. Кровь пульсировала по венам, больно била в виски, бросало в жар и оттого ладонь Руслана она сжимала всё крепче. Долго возилась с ключами, не могла открыть дверь, замки не поддавались. Тогда мужчина не выдержал и взял инициативу в свои руки: за считанные секунды справился с замком, включил свет, хозяйским жестом предложил войти. В общем, вёл себя так, словно бывал здесь уже не раз. По привычке небрежно кинул пиджак, ослабил узел галстука, а когда взглянул на Элю, которая топталась у входных дверей, не выдержал и рассмеялся.

— Детка, у тебя выпить есть? — Руслан даже голову на бок склонил, наблюдая за тем, как она заливается краской от одного только нескромного взгляда.

— Нет у меня ничего. Я же говорила, что не пью.

— Иди ко мне. — Руки к Эле протянул, но решил сам подойти. — Расслабься, девочка, всё хорошо.

— А разве я говорю, что плохо? И вообще, почему ты меня всё время называешь девочкой?

— Потому что ты моя девочка, мой малыш, моя детка…

Руслан к шее наклонился и прижался губами, Эля улыбнулась от прикосновения, но всё равно пыталась смотреть в глаза… неудачно. Руслан не отвлекался.

— Сколько тебе лет? — Вдруг спросила она, чтобы как-то мужчину отвлечь.

— Не волнуйся, восемнадцать есть.

— Ненавижу тебя!

Уже через секунду отпустила и буквально выбежала из клуба. На крыльце остановилась и гневно обернулась, когда поняла, что Руслан стоит за спиной.

— Где ты был? — В глазах горит огонь, губы дрожат, а руки сжались в кулаки.

— Я работал, девочка.

Попытался рукой по лицу провести, успокаивая, но эту руку Эля решительно оттолкнула.

— Ты, трудоголик чёртов, позвонить мне не мог?

Руслан рассмеялся, ближе подошёл, и кулаки разжал, заставляя прижаться к себе и обнять. В шею поцеловал и улыбнулся, от его дыхания стало щекотно.

— Маленькая моя, девочка. Ты вчера так быстро захлопнула дверь, что не только сумочку забыла, но и дать свой номер.

— Это не оправдание, тебе ничего не стоило узнать его. — Продолжала обиженно ворчать Эля

— Не хочу ничего узнавать. Хочу, чтобы ты всё мне рассказала сама. Что на это скажешь?

— Ты теперь мне должен! — Возмутилась она и отвернулась. — Он меня облапал, а ты смотрел и ничего не делал!

— Каюсь, виноват. Бери, что хочешь. Я весь твой.

— Возьму. Но учти, пока ты работаешь… кто-то может и освободится. — Посмотрела, провоцируя, и сама прижалась.

— Любого закопаю. — Прошептал он на ухо и Эля с облегчением вздохнула.

— Я соскучилась.

В шею Руслана аккуратно поцеловала, носом в плечо уткнулась и украдкой поглядывала, как тот реагирует, а он лишь довольно улыбался.

Эле понравился его ответ, не суть в том, что он кого-то собирается закопать, суть в молниеносной реакции, в его взгляде, в интонации, которая при этом звучала. Он чувствовал, что она его женщина и это заставляло улыбаться. Эля не любила мужчин, которые позволяли своим девушкам изменять. Она считала, что мужчина должен быть только один и когда его встретишь, о других забудешь навсегда. И Руслан был таким мужчиной: единственным и желанным…

Чем самодостаточнее женщина, тем меньше ей нужно от мужчины, Чего вот только … непонятно.

Если я вежливо говорю «спасибо», «пожалуйста» и «будьте добры», то это совсем не значит, что я не могу выразить эмоции многоэтажными сложноподчинёнными синтаксическими конструкциями.

Не стоит искать мудрёного счастья, а просто собственноручно его собрать.

Пусть ваша жизнь будет длиться мгновение. но сердце будет переполнено любовью… Вы это мгновение, никогда не меняйте на долгие годы без любви… нет…не меняйте. И если судьба подарит вам секунду, минуту, встречи с любимым-это и будет ваша ЖИЗНЬ. Всё остальное-пребывание.

Стерпится-слюбится — глупая фраза…
Сколько терпеть ещё надо, зараза,
Чтобы слюбилось и стал мне желанным,
Тот, кто твердит о любви постоянно?

Несчастны чуть ли не с рождения,
Мы горько жалуемся звёздам,
А вся печаль от заблуждения,
Что человек для счастья создан.

Афоризм — жонглирование словами, а смысл им не даёт упасть.