Цитаты на тему «Жизнь»

безнаказанность порождает вседозволенность

Интернет- иллюзия жизни, настоящая жизнь за пределами монитора.

Жизнь состоит из обещаний и угроз.

ты рисуешь колонны площади неоготику Тюильри
очертания невозможности бесконечности фонари
ты рисуешь косые линия на неровном подоле крыш
светотени фонтаны дымные вечный город ночной Париж
синева на белейшем мраморе медью патина на стекле
в призме лунные пентаграммы
мимы клоуны бильбоке
детским шариком башня Эйфеля
колесницею Мулен Руж
перспективы пустого скверика
сонной Сены прохладный душ
ты рисуешь немые улицы
эстакады больших мостов
что то шепчешь
смеешься
жмуришься

ты рисуешь
мою любовь

не возмущайтесь, что бывают люди разные, главное что бывают…

1
Сдав все экзамены, она
к себе в субботу пригласила друга;
был вечер, и закупорена туго
была бутылка красного вина.

А воскресенье началось с дождя;
и гость, на цыпочках прокравшись между
скрипучих стульев, снял свою одежду
с непрочно в стену вбитого гвоздя.

Она достала чашку со стола
и выплеснула в рот остатки чая.
Квартира в этот час еще спала.
Она лежала в ванне, ощущая

всей кожей облупившееся дно,
и пустота, благоухая мылом,
ползла в нее, через еще одно
отверстие, знакомящее с миром.

2
Дверь тихо притворившая рука
была — он вздрогнул — выпачкана; пряча
ее в карман, он услыхал, как сдача
с вина плеснула в недрах пиджака.

Проспект был пуст. Из водосточных труб
лилась вода, сметавшая окурки.
Он вспомнил гвоздь и струйку штукатурки,
и почему-то вдруг с набрякших губ

сорвалось слово (Боже упаси
от всякого его запечатленья),
и если б тут не подошло такси,
остолбенел бы он от изумленья.

Он раздевался в комнате своей,
не глядя на припахивавший потом
ключ, подходящий к множеству дверей,
ошеломленный первым оборотом.

Неизбежное — неизбежно.
И есть то, что непоправимо.
Люди, будьте друг к другу бережней.
Все мы в жизни сей — пилигримы.
Все мы в жизни сей — просто странники.
Из юдоли земной в край небесный
Мы идем врачевать свои раны
По-над бездною, по-над бездной.

О, как мне в вашем сердце неуютно…
В нем слишком много холода и лжи.

В закате лет есть редкий лучик,
Он как жемчужина морей,
Его подарит Старость лучшим,
Кто всех по жизни был умней.
Кто добр был и не обидчив,
Кто слушать мог и понимать,
Кто был к знакомым не критичен,
Врагов мог с лёгкостью прощать.
На склоне лет их ждёт награда,
Она как солнечная юность,
Как соль земли, святая правда,
Душой заслуженная Мудрость.

от дворов и пустых баскетбольных площадок.
опалённых сетчаток, разомкнутых век.
от усталой зимы, тополей. в небеса,
в старых улицах больше не умещаясь,
голоса рвутся вверх.
голоса.
голоса.

это синь собирает в ладони окрестность.
это юность моя из разорванных кед.
мой цыганский размах, мой бродячий оркестр,
что трубит о мостах, встав по пояс в реке.
голоса. это память пестрит именами.
и взлетают, и бьются над нами
голоса, без имён,
налегке.
вдалеке.

то балтийская скорбь. то раздолье немое.
нежность этих висков помнит питерский пирс.
городской гороскоп, перехлёстнутый морем,
на страницах которого мы не сбылись.
так, поплакавши вскользь о судьбе наименьшей,
у сырых площадей в тот апрель отпросись.
рвётся ввысь мой театр оставленных женщин.
не обнять всех ушедших.
не выйти на бис.

как я помню тебя. и твой взгляд разноцветный.
ты на все голоса.
по перилам и в свет.
вечность пахнет листвой,
ливнем, яблоком, цедрой,
бесконечным родством с электричкой из центра,
не тоскливой Москвой,
но тоской по Москве.
голоса рвутся вверх.
и становятся целым.
и на миг себя видят в бездонном родстве,

и возносятся в синь. и теряются в синем,
забывая свою принадлежность дворам,
и хранят всех забытых,
оставленных,
сирых.
и пульсируют в кронах притихших и сизых.
и врастает в сердца необъятный хорал.
будто пение стоит подобных усилий.
будто в мире никто раньше не умирал.
будто с трубки гудками, по всем номерам,
эта тропка, петляя, приводит курсивом
к бесконечному дому
в безмерных мирах.

не ходи вокруг да около
не заглядывай в глаза
за сиреневыми окнами
распускается гроза

распускает пряжу лунная
вяжет кружево из снов
в королевстве полнолуния
тают замки облаков

и поётся там танцуется
хоть святых всех выноси
на серебряную улицу
чтоб от святости спасти

не играй с волной безумная
на краю моей реки
отвергает семиструнная
власть касания руки

хочешь стану самой снежною
из отпетых королев
мне палач достался вежливый
козырная дама треф

и ни дальними ни ближними
нам рассветы не встречать
и с Шагалом над парижами
в непогоду не летать

не ходи вокруг
проехали
молча бей по тормозам
от грозы июльской эхово
у беды
мои глаза

Друзья уходят не простившись

Туда, где слезы не видны

Зачем туда вас забирают…

Когда и здесь вы нам нужны.

При каждой встречи

Обнимая друга

Не знаем мы, что видимся

В последний раз.

И сердце разрывается от боли,

Что, что-то важное

Не успели мы сказать.

Не жалуйся на жизнь,
Не говори проклятья.
В словах великий смысл
Творить и разрушать.

Не вздумай вслух сказать
Любимый всеми лозунг:
«Рожденный не летать
Способен только ползать»

Не верь своим глазам,
Все тлен, все нереально.
Невидимым стезям
Придай свои скитанья.

Не отдавай души
На ветер суетливый.
Ты человек, ты жив,
Доколе Небо живо.

Не гневайся на тех,
Кого твой гнев сломает:
Упавший в душу снег,
Возможно, не растает.

Побереги слова
Молчанием навремя;
Ты удивишься сам,
Увидев плод смиреннья.

Не отрекись любви,
Когда твой ближний жаждет
Отдай глоток воды,
Тебе принадлежавший.

И может в этот миг
Тебя возвысит Кто-то.
Ты просто не привык
К возможности полёта…

Не жалуйся на жизнь,
Доколе Небо живо,
Взлетают птицы ввысь
И ты лети, безкрылый

Я родилась со взрослою душой,
Но не утратила доверчивость ребёнка.
Я до сих пор могу смеяться звонко,
Особенно, когда моя любовь со мной.

Когда горячим ярким факелом внутри
Любовь всю согревает, не сжигая,
Я слышу звуки радостные рая
В лучах прекрасной утренней зари.

И рай, и ад мы носим лишь в себе,
Там каждый день идёт борьба без края.
Душа — святая, вечная, живая
Дана для испытания нам всем.

Познаешь ты и радости, и муки,
Полёты к небесам и пропасть гор,
Научишься не ввязываться в спор,
Постигнешь все печали и науки.

Ты можешь не остаться тем, кем был,
Но не теряй души своей богатства,
И не меняй ни на коня, ни царства,
Своих прекрасных белоснежных крыл.

Все врут, а кто не врёт, тем мы не верим.