Цитаты на тему «Жизнь»

Сколько раз тебя хлестали плети сквозь броню, одежду, одеяла? Сколько раз пришлось услышать эти восклицанья: «Вас здесь не стояло!»? Сколько раз, сутулясь и бледнея, ты смотрелся в око Саурона и в классификации Линнея проходил как белая ворона? Жизнь прошла обрывками, недужно, в тлеющем режиме головешки. Даже те, кто был на грани дружбы, перешли на сторону насмешки. Жизнь прошла, предвзятая в аренду, тусклой стороной, окольным бродом… Что с того, что никого не предал? Что с того, что никого не продал? Затихают рок-н-ролл да сальса, далека невзятая вершина… Ты — старался, да, но не вписался, словно в скользкий поворот — машина. Где он, освежавший душу ливень, правильное место и эпоха?! Всё печальней, горше и тоскливей воздух, предназначенный для вдоха.

Жалко. До чего ж тебя мне жалко! Но и слово «жалость» устарело больше, чем чекистская кожанка и коса-горбуша для карела. Цель твоя — не жить, а просто выжить; плот тебя несет дырявый, хлипкий… Зря я тщился шалой шуткой выжать из тебя подобие улыбки. Но не дотянусь… Твой берег дальний — для меня давно табу и вето. Ты бредёшь проверенной годами депрессивной тропкой интроверта, не доверясь людям и бумаге. И с тобой любые шутки плохи, хоть с тобой я рядом, в полушаге. Хоть со мной ты рядом, в полувдохе.

Мы с тобою против нашей воли совпадём, как копии на кальке, потому что нас с тобой — не двое. Мы — две стороны одной медальки. Сложно нам радеть об общем благе, веря одному ориентиру… Мы — как близнецы-ишиопаги, делящие судьбы, как квартиру. Спим, едим и принимаем мотрин, верим в пару истин непреложных… Только вот на мир при этом смотрим в направленьях противоположных, не совпавших по житейским целям… Предлагал, персоной став нон-грата, нам хирург: «Давайте вас разделим!» Нет. Боюсь убить себя и брата.

Так что спрячу, однозначно спрячу проявленья горечи и злобы. Быть, наверно, не могло иначе. По-другому быть и не могло бы. Всё равно зимою или летом станем мы в разорванном союзе обведённым мелом силуэтом на руинах рухнувших иллюзий. Подались мы оба в фаталисты; но ещё, дыша воздушным грогом, мы, не торопя аста ла висты, всё ж побродим по своим дорогам — сложным, как сюжет Умберто Эко, освещённым равнодушным солнцем…
Два друг другу близких человека.
Два друг другу чуждых незнакомца.

Ну вот прошёл ещё один вагон,
К составу жизни был он прицеплен.
Довольно труден для меня тот путь,
Но желания нет- сесть передохнуть.

Чем больше жизненный состав,
Труднее стало проходить вагон.
Каким он будет дальше — мысль не проста.
А знает всё об этом - только ОН.

Жизнь это такая штука:
или у тебя внутри звучит «спасибо»
и ты обнимаешь весь мир,
или «фас» и ты бежишь,
чтобы порвать всех и всё…

Жить легко и просто! — 
Рассмеётся лето,
Рассыпая росы
Под ноги рассветам.
И мечты и встречи
И надежды…
Воооляяя! — 
Побегут навстречу
Маревам томлёным
Те рассветы — босы,
Резвы, беззаботны…
Что там до и после,
Не грустя — свободны
Истинной свободой
Без тоски и боли,
И «чего угодно»,
«Дайте» и «позвольте».
…По тропе холодной,
Не боясь остуды,
Пробежится ловко
До порога утро…
Ветреное лето
В косы я вплетаю,
Опаляясь светом
Ветреных исканий…
Тая, словно свечка,
Но не умирая,
Умирать беспечно —
Глупо в центре рая.
Рай в тебе и рядом,
Только не забыть бы
И в себе не прятать
Остальным в убыток.
А душа — подросток…
Старость? Врут, конечно!
Жить легко и просто
В этом мире… вечно!
2014 год

Если давит груз тяжких нош,
Поражения флаг на рее,
Если ты замерзать начнешь,
Позови меня — я согрею.

Если вдруг у твоих ворот
Остановит беда возницу,
Если жажда иссушит рот,
Позови меня — дам напиться.

Если смерть постучится в дом,
Ослепив чернотой известий,
И тебе будет страшно в нем,
Позови — мы поплачем вместе.

Ранит подлости злая рать,
По щекам две слезы рекою,
И страдания не унять,
Позови меня — успокою.

Если ненависть, как петля
Сдавит грудь посреди дороги,
Если в злобе падет земля,
Позови — расскажу о Б-ге.

Если счастье, звездой маня,
Заметелит тебя по свету,
Ты тогда не зови меня:
Сам управишься с ношей этой.

2004 г.

Если пофигизм будет на первом месте, то всё остальное будет на своём.

-… и быть вместе всегда: в богатстве и бедности, в болезни и здравии, пока быт, ваша глупость или баба помоложе не разлучит вас через пару лет.

Прежде чем говорить обо мне, поговори со мной.

Большинство людей абсолютно искренние лицемеры. То есть, стараются произвести на других людей впечатление гораздо более приятное, чем они есть на самом деле. С одной стороны это — эволюционное приспособление к социальной среде (так легче завязывать взаимовыгодные отношения), а с другой стороны, которая есть самая печальная в этой ситуации, люди искренне верят в то, что вот они такие красивые, каковыми они рисуются перед другими — это и есть реальные они.
Я сейчас даже говорю не про внешность, бог с ней с внешностью. Я говорю про манеры поведения и общения.

Фальшь легко услышать в интонациях голосов, если у вас музыкальный слух: вы слышите, как этот музыкальный инструмент, из которого исходит этот голос, выдает нечто не то, чем он организмически является, как будто сокращаются не те мышцы, или часть мышц напряжена, а часть без тонуса. Вот это напряжение в голосе и создает ощущение искусственности, чем оно и является на самом деле.

Так вот. Самое печальное — что люди и сами верят в тот образ, который рисуют. Потому что при долгом знакомстве с ними рано или поздно то, чем человек является реально, проявляется в стрессовых ситуациях или в ситуациях, когда речь идет о затрагивании жизненно важных интересов. И тогда вся эта наносная картина разваливается на глазах для окружающих, но не для самого человека! Проявляя неэтичное поведение, он по-прежнему верит, что он поступает чудесно и правильно, запутывая сам себя в паутине своих доказательств.

Быть разным, проявлять разные ипостаси себя, и даже играть — это клевая штука, страшно полезная в жизни. Когда вы не приклеены ни к одной из ролей. Когда вы знаете, кто вы, принимаете себя таким, какой есть и можете быть собой в близких и значимых отношениях. А в каких-то других — кем угодно.

С улыбочкой светской акулы
Наташа сказала: «Привет!»
Она себе сделала скулы,
Но это огромный секрет.
.
Зачем ещё женщине отпуск?
Набраться здоровья и сил!
И вздрогнул замученный офис,
Как будто комар укусил.
.
Бухгалтерша толстая Гала
Спросила, подсев: «Извини,
Ты что, целый месяц бухала?
Наверное, муж изменил?»
.
Начальник складского отдела,
Мужик по природе простой,
Подсел, и со знанием дела,
«Ячменное» сунул под стол.
.
Подсела юристка Тамара
И сделала тонкий намёк,
Что чует амбре перегара,
И нужно проспаться денёк.
.
Подсели айтишник Василий,
Курьеры Рашид и Раджин, —
И все почему-то спросили
Про водку, про виски, про джин.
.
И, став до того популярной,
Наташа довольна собой:
Все выглядит так натурально —
.
Всего лишь, как легкий запой!

Скоро август — дивное летнее время, когда в полях колосится пшеница, а среди высокой травы встречаются скромные цветы. Смотришь на это золотое море, да понимаешь, сколько бы не вмещала душа красоты земной, ей всё мало и просит она о созерцании природы снова и снова. В тишине цветущих лугов ищет наше сердце благодать и находит. Радуясь васильку и ромашке, птице в небе, кудрявым облакам, наливным плодам на деревьях мы стяжаем Любовь, учимся жить в мире, согласии…
Счастье ведь там, где добродетель, мягкосердие, где совесть претит причинять ближнему зло, где отзывчивость и сострадание. Каждое утро нам даётся Свыше для того, чтобы мы имели возможность строить добропорядочную жизнь на Земле и учили этому своих детей.

стояла крепкая она
и неизменная
одна
потом внезапно закачалась
вся изменилась
и промчалась

`
(шутка)

Творя улыбку голливудскую, дантист
дал на неё гарантию на тридцать лет.
Ну не могу ж я подвести — специалист!
Короче, «не дождётесь!» — вот вам мой ответ.

И тут устал, загнался или занемог —
придётся жить нагарантированный срок.
- иz -

Грызут гранит клыки прибоя…
Волна застынет на весу
и выплеснет хрусталь зелёный
на каменистую косу.

Безмерен горизонт… А солнце,
едва держась за небоскат,
вот-вот себя плодом уронит
в кипящий волнами закат.

Перед лицом великой мощи
стихий, сошедшихся в бою,
зачем ты, маленькое сердце,
слагаешь песню мне свою?

Пабло Неруда
(Перевод Сергея Гончаренко)

Более всего мы раним людей собственными ранами.