Цитаты на тему «Сатира»

Посреди роскошной залы
Вечереющей порой
Села весело за ужин
Генеральша Финкельштрюк.

Уплетая угощенья,
Подле барыни своей
Приживалка Трепьякова
Молвит: «Матушка, мой свет!
Я без удержу летела,
Что бы первой доложить
Простипому хвалит Клоун
А уж этот знает толк».

— Он хорош собой? Брюнет?

— Вкус у рыбы непривычный…

— Не толдычь. Скажи, подруга,
Молод он? Богат? Иль нет?

— Дора, ты в своём уме?
Он горбун, надутый спесью —
Этим публику смешит.

Побледневши от испуга,
Генеральша сжала губы:

— Что ж ты к ночи, невпопад,
Барыню смущать изволишь?
Простипомой тычишь в рожу?!
Застращала горбуном?

— Вам скажу в ответ одно:
Я пленилась этим малым!

— Трепьякова, запорю!

— Утоплюсь в отместку с горя
Или в монастырь сбегу!

— Ты почтения лишилась?!

— Стало быть — свободна я?

— Погоди, ты помнишь фокус
Не разгаданный никем?

— Трюк из «Шоу Финкельштрюк»?

— Точно так, послужит тестом
Балагуру-циркачу.

РАЗВОД
Те ж женоподобные кумиры,
Шутки, перлы, а за ними стенка:
Не уйдя от уровня сатиры.
Петросян ушёл от Степаненко.

Вчера я шагал неприлично,
Но лёгкой казалась ходьба,
Вдруг понял я, горемычный,
Виной тому — худоба…
Худо-бедно живущий
На пенсионный плевок,
Колбаску недожующий,
Мотаю свой жизненный срок.

— Нет на сайте зла!
Авторам знакомым
Я скажу любя:
«Съешьте простипому!
Вкус и аромат —
От трудов забвенье»! -
Чувственный гурман
Яство хвалит клоун.

— Кушайте, друзья!
Чарочки по кругу.
Вас созвал не зря
К лакомому блюду.
Праздной суетой
Мне — любимцу Феба
Светлый идеал
Не изжить во веки.

— Оду воспою
Смачной простипоме,
Про мечту свою
Зычно славословя.
Чту её, любя,
И от вас не скрою:
«Пусть дрянной поэт —
Бред оплачен щедро».

Простипома —
С недавних пор,
Самое изысканное
(по рыбным дням)
Лакомство,
Среди обитателей
Станицы Фабуловской.

— Сколько стоит консультация психолога?

— Восемьсот.

— А у невропатолога?

— Не спешите, поступите проще.
Лазарь Маркович с утра до поздней ночи
Безошибочный способен дать совет.
У него реестрик целый есть:

«Тот из буйных, очень всем опасен —
С ним держись нежнее, даже с лаской;
Ну, а этот тихий — можно злить».

— Право слово, сам-то он не псих?!

— Здрасьте!
Выйдет ли Володя?

— Кто там?

— Франсуа с Анжелой.

— Он вас очень уважает,
Правда, позабыл за что.

— Умоляем, передайте:
Новороссцы бьют нещадно
Наших европатриотов!

— Наконец-то, поделом!.. — прошептал за дверью голос,
Посочувствовав, однако,
Адвокатам:
— Всё так плохо?

— Мы имеем Вам сказать:
«Да, ухряпались по полной»!

— Улыбнитесь — будет хуже —
Зацветёт каштан на Юге,
Ополченцев вольных рать
Шустро по степи погонит
Недобитков батальоны:
«Киев, мы идём — встречай»!

— А без этого никак?

— Вы расстроились? Простите.

— Как же Петю выручать?

Стоит признать, и мне приходилось кусать локти. Потому что нехрен толкаться в часы пик!

В детстве я прятала выпавший зуб под подушку, чтобы зубная фея принесла мне монетку. Теперь, чтобы зубы не выпадали, монетку фее приходится носить мне.

Отец нещадно сёк ленивца Павиана,
Придя из должности ворчливый и смурной:

— Когда ж твой ум полюбит труд исправный?!

Но с красным задом, непокорный мыслил он:
«Нет, мне претит таблица умноженья.
Снискаю большего, надеюсь, уваженья,
Коль по вхождении во зрелые лета,
Презрев сколь папеньки несносна мне пята,
Понтовый титул слямзить я сумею».

Греховной воли ропот душу грел,
Когда два года в классе просидел.

Час мести пробил! Граф де Павиани
Влепился на Парнас — мечта сбылась.
Ленив, спесив, но с биркою сейчас.

Мораль: «Не путай сутенёрские понты
С природной честью. В „Табеле о рангах“
Лазейки не найдёшь себе, увы —
Там люди долга, а не павиашки».

Они пытались хоронить нас, но они не знали что мы зомби

У одной девочки были губки яркие как клубничка, глаза тёмные как черника, щёчки — румяные яблочки. А потом она упала, такой компот получился…

Хоккей — не футбол. Выбитые зубы надо отрабатывать.

Простите, братушки!
Мне стыдно быть русской!
Стыжусь я стыдобы вчерашней.
Сегодня, стесняясь, краснею за завтра,
Бесчестием родину хая!

Славянофил Степан Шевырев придумавший термин Загнивающий Запад умер в Париже. Родился в Саратове, умер в Париже.
Просто ор! Ахахах

— Мне не нужны новые стельки! Я жажду поэзии!

— Ну вот вам, Лулу, я дарю эти строки.

— Как неожиданно! Какие же строки?

— Текущего года.
Анонсировать не разрешаю:

«Проститутки торгуют лишь телом
А вы отдаёте и время, и труд
И поверьте, я это ценю.
Запримечу, что всё это даром.
Не томитесь, Лулу!
Занимайтесь хозяйством по дому и стельками ортопедическими»…

Извините, не знаю как лучше закончить.
(С троглодитской принцессою нужно быть очень тактичным — спесива и вспыльчива).
Может партию в шахматы? Так, между делом.
Мой ход неожидан: «е2 — е4».
Препарируйте, выпад!
Застыли в цейтноте, дрожите от ужаса, словно безвольная курица?

— Шалунишка, опять ты ребячишься! Съешь лучше плюшку.

— Я крендель желаю!