Цитаты на тему «Улыбка»

несчастный третий подбородок
он так обижен был судьбой
давил его всю жизнь нещадно
второй)))

Каких только вопросов не задают дети в школе! Иногда крутишься, как уж на сковородке. А на вечере встречи выпускников «контрольный в голову»: «Стоит ли выходить замуж без любви?»

А можно, я всё же не буду страдать по тебе?
И просто порадуюсь тихой спокойной улыбке,
любуясь, как солнечный зайчик мелькнул по щеке,
метнулся за ворот рубашки застенчивым бликом.
А можно любить, не страдая? Без лишних «хочу!»,
без жажды присвоить и глупых, ненужных решений.
Я, светом твоим наполняясь, тихонько свечу,
ты тоже тепла моего можешь взять, без сомнений.
А можно тебе пожелать быть счастливей других?
Пусть жизни дорога ведёт тебя к новым вершинам,
и фоновый свет несгорающей ясной любви
пусть держит тебя, прикрывая от выстрелов спину.
А можно остаться собой? О любви — не молчать,
спокойно тебе отдавая слова и молитвы.
И пусть тебе будет теплее и жить, и звучать,
А мне будет счастье — услышать.
И мы будем квиты.

Начинайте день с улыбки! Учитесь этому у детей.

В интернете принято что-нибудь или кого-нибудь ненавидеть.
Например, селедку. Или Путина. Или Россию. Или толстух в леопардовых лосинах.
Я тоже хочу что-нибудь ненавидеть, но получается плохо. К селедке и Путину я равнодушна. Россию ненавидеть не получается, как я ни стараюсь — воспитание-с. А толстухи что ж, я сама толстуха.
И я решила ненавидеть ролики. Знаете, такие, где невесть кому принадлежащие руки что-то там готовят. И всегда получается прекрасно, и чисто — ни брызг, ни крошек, мусор сам упаковывается в утилизатор, а посуда моется по волшебству. Вдохновленная роликом, где руки ловко стряпают грушевый торт, я поднимаю свой леопардовый зад и тащусь на кухню. Там сразу выясняется, что насадка от миксера потерялась. Что стеклянные миски заляпаны чьими-то пальцами. А на холодильнике сидит кот Петруша и смотрит на меня с интересом. Яйца (куриные, Петрушины я отчикала давно) катятся по столу, падают на пол, оказываются сваренными вкрутую. В муке поселилась моль, она сидит там на столе в развязной позе, пьет шампанское и поет спелым контральто: я институтка, я дочь камергера. Сахар кончился, остались таблетки стевии, в тесто они не пойдут.
И наконец, выясняется, что груши кто-то сожрал. Ах да, я. По колено в муке (делайте ударение, где хотите), я рыдаю на кухне. Коты собираются вокруг, дергают с отвращением спинами, смотрят на меня, как купцы на Карандышева после неудачного обеда. Диалог их слышен:
Малыш (Кнуров) — Со мной в первый раз в жизни такой случай. Приглашает обедать почтенных котов, а есть нечего… Она дурная баба, господа.
Петя (Паратов) — Да-с, она действительна глуповатая, хотя и добрая бабенка. Маманя, сильвупле, же не манж…
Ряба (Огудалова) Она еще думает, что удивила всех своей роскошью! Подала какую-то пикшу, а стерлядки где?
Высморкавшись в занавеску, я встаю, раздаю котам пинков и иду в кондитерскую «Яблонька», открывшуюся по соседству. Там недавно стали делать корзиночки с шоколадным муссом и апельсиновым джемом, я их обожаю, обожаю! Они моя последняя страсть!
Ах, я опять написала о любви.
Простите меня.

нет изумрудного газона
весёлых летних нет цветов
солома с сеном лишь у дома
придется заводить коров)))

Улыбайтесь, вам еще до пенсии доживать…)))

Улыбку на рожу одень.

Перед отпуском с работы пришлось уходить боком… Улыбка в дверь не пролезала!))

А когда он её фотографировал, он не говорил ей «Улыбнись».
Он говорил «Я люблю тебя», и она улыбалась.

Ох, как сильно и не вовремя завелась у Коки семья дрозофилов. Проездным на каком-то гнилом фрукте въехали за какие-то сутки основали своё государство, правила и законы.

По этим законам никакого Петра Степаныча в их квартире было не предусмотрено. А Пётр Степаныч человек старой закалки, если ему свидание в гостях назначено, то оно непременно должно состояться. Он у жены раз в месяц отгул берёт на гараж, сам к Коке свой невечный двигатель подкатывает.

Любовь у них такая чистая, что по мотелям её марать не хочется, вот и голубятся у Коки.

Кока вроде начала кидаться мух накануне гостя ловить, но они же как звери дикие, из рук вырываются, от испуга сразу новых двух рожают. Плюнула, у Петра Степаныча зрение без очков не ахти, авось пронесёт.

Сорочку соблазнительную нацепила, тарелку с фруктами на стол поставила (это он у жены пусть котлеты жрёт, а тут романтика и лёгкость нужна).

Расчёт по началу оправдался, он очки скинул вместе с трусами и дикого полёта над уровнем его любви не заметил.

Сел потом, значится, обсыхать и давай фрукты романтические жрать. «А что это у вас, Кока, по квартире мошкарель так порхает?»

Заплакала горько Кока и говорит: «В сказку ты, Петенька, попал. Принцесса я мошкарелевская. Любовь моя меня к тебя в девицу красную превратила, а сейчас родители узнали и прислали войско за мной страшное, не отдашь меня взад, и тебя убьют и меня. Есть одно только спасение: в квартирку меня новую спрятать, там, думаю, не найдут».

Испугался Пётр страшно, за себя в первую очередь, но и за любовь. Сказал, что обязательно что-нибудь сейчас придумает, чтобы спасти, но вот непременно дела и бежать надо. Так и пропал.

«Видать, сожранная с абрикосом мошкарель его таки изнутри и сгубила», — смеялась потом Кока Кике.

Фармацевт в аптеке советует девушке антидепрессанты:
— Вот эти таблетки не берите, они не убирают агрессию, а просто улучшают настроение. То есть если вы, например, убиваете людей топором, то после таблеток вы будете это делать с улыбкой

У каждой уважающей себя женщины есть одна пара туфель, которая ей жмёт, одно платье, которое ей мало, одна помада, которая ей не идёт и один мужик, который испортил ей жизнь.)))

Сяду у окошка,
книжку на коленки,
рядом дремлет кошка,
на тарелке гренки.
Что еще мне надо?
Да совсем немного:
Чтобы свой был рядом,
А чужой не трогал.

Дети обижаются, что мы их контролируем. Потом мы обижаемся, что дети нас контролируют, хорошо ли мы контролируем их детей.