Цитаты на тему «Сентябрь»

1
Сентябрь, он осени начало…
А может, продолженье лета?
В такую пору не печалью,
А радостью душа согрета.
Тропинки манят и поляны:
Есть белый на лесной опушке,
Есть и опята, и волнушки.
В грибное царство утром рано
Уйдут молодки и старушки.

2
Грибочек превосходный белый,
А рядом с ним второй и третий
Люблю ловить у старых елей.
Осенний лес красив и светел,
Чудесен даже поределый.
Когда волну волнушек встретил,
Есть смысл прийти с корзиной целой!

3
Люблю сентябрь лесных скитаний,
Естественность грибных исканий.
Набрать грибов стараюсь, чтоб
Осмыслить пору увяданий.
Чертоги чудные чащоб
Красивее стандартных зданий,
Естественней и первозданней!

4
Сентябрь — богатый месяц года,
Влюбленный в Деву весельчак.
Его роскошная природа
Трехцветный подымает флаг.
Он щедр на фрукты, корнеплоды,
Чудесный лекарь и добряк.
Кричат о сотнях тысяч благ
Его сады и огороды!

5
Торжественно шуршит прибрежный лес,
А рядом с ним стоит великий город.
На улицах его шумит прогресс,
Естественность в лесу приют находит.
Что лучше? Трудно разобраться здесь.
Когда пора осенняя приходит,
Есть в ней и красота, и стужа есть.

6
До Палестины долетают птицы,
Однако там им Подмосковье снится,
Листы берез на заводях и склонах,
Голубоватой осени страницы
И кроны сосен, а не пальм зеленых.
На Юге нет такого увяданья,
Унылого очей очарованья!

7
Дожди осенние надели
Осенний пасмурный наряд,
Листва ложится на панели,
Газоны тускло пожелтели,
И город осени не рад.
Но за городом осень — диво:
Успокоительно красива!

8
Не лучезарно небо — серо-бело,
И многие спешат укрыться в норы,
Но величаво роща пожелтела,
Оранжево сияют косогоры.
Чиста вода у золотого бора,
Купаться хорошо в такую пору!..
Есть в этом польза для души и тела!

Пьянящий воздух сентября —
Взахлёб глотаю твою сладость!
Прощальный луч звезды даря-
В закат уходит лета радость…

Горчинкой листопад вольет-
В пригоршню аромата лета:
Спешащих птичьих стай отлет,
Пришедшей осени примету.

Сентябрь…
Его первые дни последним летним поцелуем касаются губ, ласково гладят волосы, обнимают за талию, сплетают пальцы с пальцами и ведут за собой в глубину осенней красоты, тишины, мудрости…
По ночам с неба всё ещё горстями сыплются звёзды, только успевай загадывать желания, и собирай про запас, чтобы раздать всем, кто не успеет и оставшимися украсить потом ветви новогодней ёлки.

Сентябрь…
По утрам уже холодно. Обязательны куртка или плащ, но только непременно на платье или легкую рубашку, потому что ближе к полудню теплый воздух ещё ласково свернется на голых руках и коленях. А пока над водой стелется тщательно вывязанный туман и, под небрежно накинутой белесой вуалью, совсем не видно соседского дома.
И люди на автобусной остановке, как взъерошенные воробьи, не проснулись до конца, ещё нервно поправляют перышки, но уже поехали на работу, учёбу, и только водитель, чей рабочий день начался в 4 утра и уже близится к концу, сдержанно улыбается из-под густой челки. Волосы у него цвета соломы, такой, которая лежит сейчас на полях в аккуратно свернутых тюках.
Небольшая пробка из разноцветных машин напоминает скорый листопад в парке, когда легкий ветер будет неторопливо подгонять их дорожное путешествие.
Первый за этот год птичий клин. Они чувствуют осень раньше всех и пытаются успеть переждать в тёплых краях время умирания всего живого.

Сентябрь…
Время собирать яблоки. Давить сок. Закатывать пузатые банки на зиму, чтобы потом, когда серая хмарь и ледяная промозглость вступят в свои права, открыть прозрачный сосуд с янтарной жидкостью и пить концентрированное лето из любимой чашки.
Время невысказанной горечи. Время неясных сомнений. Время немого восторга. Мир с собой. Воспоминания из детства. Это тоже про сентябрь, когда варится душистое варенье. Аромат ложится на полки, на стены, на плед, которым тебя накрыли заботливые руки, течет к окну, приманивая златорогий месяц и привязывая его за острые рожки к перекрестью рамы. До слёз уютно и тепло на сердце. И хочется застыть в этом моменте навсегда, как в сосновой смоле, что солнечными бусами опоясывает стройные стволы. Хочется стать ложкой, которой мешали волшебную мякоть, блюдцем, на которое снимали оранжевую пенку, лезвием ножа, которым резали сочные плоды, только бы сохранить навсегда в памяти этот вечер.

Сентябрь, время, когда перехватывает дыхание от нежности, когда в душе надолго поселяется маленький, добрый, наивный ангел, когда каждое мгновение кажется бесконечным и не имеющим цены.

`
Ухнет жёлтым, рыжим грянет:
— Поздно, паря, суетиться!
.
Жжёт калиновый багрянец;
клин выстраивая, птицы
то ли кличут, то ли плачут,
то ли осень проклинают;
сад, как старенький сарайчик,
расскрипелся.

Спеленает
туго-натуго землицу,
точно дитятко — в пелёнки,
в продырявленные листья —
золотые распашонки.

То ли лето недопето,
то ли осень поспешила —
солнца ниточка продета
сквозь еловую вершину —
на просвет весь свет прозрачен!
Ломкий листик — до прожилок.
То ли август снова начат,
То ли — осень пережили.
.
Прело. Пряно. Ветер пьяный
пристаёт к резной калитке,
в палисаднике буянит —
на черёмуховой скрипке
запиликает-заноет
о душе, в которой пусто,
что-то горькое, родное…
И ветра грустят — по-русски.

Так непрошено-нежданно
проберётся непогода;
сад роскошным был недавно —
обтрясён-обобран — голый.
Столь причудливо застынет
в вечереющем и топком
остов яблони. Пустынно.
Дождь осваивает тропки:
то плетётся псом побитым,
то расходится, наглея…
.
И — сироткой позабытой —
в ветках яблоко алеет.

Сентябрь конопат и рыж. Непокорные волосы взлохмачены, в карих глазах вспыхивает озорство. Сентябрь приходит без спроса, но с подарками. Вот чёрный чай с шиповником, вот свечи с ароматом ванили. Как не впустить его в дом, щедрого, доброго?

Сентябрь любит играть в прятки — и прячет на верхних полках летние вещи, прячет меж страниц книг хрупкие цветы. Раскладывает по фотоальбомам снимки из отпусков. От снимков пахнет морем, черешней, ночной прохладой.

Сентябрь носит ботинки с разноцветными шнурками. В карманах его ветровки лежат смятые фантики и ключи от осени. Сентябрь гладит дворовых кошек, чешет им за ушками — кошки сладко мурлычут в ответ.

Широко раскинув руки, чтобы обнять весь мир, Сентябрь мчится по улицам. Он хохочет, поёт, бросается пригоршнями золотых листьев.

Отворите окно. Слышите его звонкий смех?

Осенний лес — моя отрада,
Ходи и травами дыши,
Он добрый гений для души
И сердцу грешному услада.

И пусть сентябрь будет очень невесомым. Не ищи в нём много смысла, мой друг, но и легкомыслия — тоже.

Пусть он будет тонким и нежным, наполненным лёгкостью и созерцанием. Он приходит всегда украдкой, где-то ещё в августе. Робкий, нерешительный — он решает всё.

Он решает, что быть теперь всему теплее и ближе к душе. Он решает, что вокруг всё вдруг становится ярче и отчетливее, острее чувствуется каждый вдох природы. И каждое чувство он решает тоже, нужно лишь разрешить ему быть творцом. Нужно разрешить себе принимать его счастье, потому что ничего кроме счастья сентябрь создавать не умеет.

Открывай объятия шире, мой друг. А если ты вдруг позабыл, как это делается, то просто попытайся представить вместо своих рук крылья.

Листаю осень, слушаю дожди,
Минувший август крошится в карманах.
А окна ловят белые туманы,
Как будто это небо шлёт им манну,
И сплин спешит господствовать в груди.

Ещё пылится тёплое пальто,
Мне налегке шагать намного проще.
Сентябрь крадётся медленно, на ощупь,
Аллеи, парки, городская площадь
Сдаются в плен метели золотой.

А в полночь звёзды, отраженье нас,
Стихами ворожат, тоску стирая.
И постигаю я границы рая,
Люблю, а не в любовь с тобой играю,
Ищу пути к тебе за разом раз.

Copyright: Инна Шаломович, 2018
Свидетельство о публикации 118083104892

собрали школьники портфели
пустырник мамы запасли
пиджак нагладил шуфутинский
чтоб спеть про третье сентября

Он пришел не последний из списка,
Он явился под номером девять,
Из всех братьев рыжий мальчишка,
Он решил собой лето развеять.
Босоногий, немного плаксивый,
Очень щедрый и любит покушать,
Он шутник, он проказник, задира,
Но его интересно послушать:
Шепчет он листвой по тропинкам,
Барабанит по крышам дождём,
Его запах — черники с кислинкой
И он цветом сравним с янтарём,
Он романтик, поющий романсы,
И под свой пленительный бит
На осенние бальные танцы
Бабье лето с теплом пригласит.

Уж дышит август сентябрём
И календарь тасует масти…
А мы всегда чего-то ждем:
То лета, то зимы, то… Счастья.

На пороге август… Уходить собрался…
Почему, друг милый, с нами не остался?

Почему утрами инеем пугаешь
И на юг все чаще стаи собираешь?

Почему все гуще тот туман над речкой?
Желтоглазой осени уступил местечко?

Не спеши, Дружище! Погоди… немножко,
Гроздями рябины постучи в окошко!

Да не горячись ты! Прекращай сердиться!
Нам ещё чуток бы в лете раствориться —

Клевер и ромашки заплетать в веночки,
Подразнить лягушек на лохматой кочке…

На пороге август нас сегодня встретил…
Где его найти нам, так и не ответил…

Я с нетерпением всегда ждала сентябрь
И август мне казался слишком длинным.
Отгладив фартук, накрахмалив ленты —
Что скрипят, я бережно срезала шапки георгинов.

Неслась на крыльях в этот первый день
Среди таких же, форменных, девчонок и мальчишек;
Что б сесть за свою парту справа от окна
И получить большую стопку новых книжек.

Я трепетно любила школьный мир,
Пропахший книгами, геранями и мелом;
И даже запах той столовой мне сегодня мил,
Хотя, так не любила там обедать.

Немало лет прошло, но замирает сердце-
Я завтра снова в дверь знакомую воиду;
Без формы и без бантов белых-
Сынишку завтра в первый класс веду.

Снова в школу, Ёшкин кот, сентября начало,
Притворюсь, болит живот, плохо, укачало.
И, как можно вот так вот рано просыпаться,
Кто придумал по утру этак издеваться.

Книжек целая гора, а ещё тетради,
Если что, по голове папа не погладит.
Да и мама вслед за ним пять копеек вставит,
Кто так миром не пойму безобразно правит?

Осень так близко, что чувствуется уже во всём, и всё говорит о ней.
Ранние сумерки, желтизна в кронах деревьев, ночные сквозняки в коридоре,
что-то неуловимое в лицах…
— Август, август! — говорю я себе.
Но, нет… Вот уже совсем новая оптика, чуть контрастнее пространство,
чуть длиннее тени, немного другая перспектива — и мы видим совсем иное кино.

Город потихоньку остывает и готовится к смене декораций. Ещё ничего
не произошло, всё только подразумевается. Но невидимые стрелки,
описывая большой годовой круг, давно миновали середину. Дело к холодам,
к неминуемой зиме…

Но сперва сентябрь.
Сперва природа вспыхнет красным и оранжевым, медью и охрой, будет много ветра и пронзительного осеннего света. Будет уходящее тепло — с тонкими паутинками, с мягкими полутонами.
Всё увидеть, всё почувствовать, ничего не упустить.
Наблюдать, как грифельные ветви проступают на фоне неба, как звёзды
становятся ярче, а облака ниже, как раздвигается пространство внутри и
снаружи, как оно становится почти бесконечным…