Андрей Орлов - цитаты и высказывания

Что они курили или пили
В праздник соцработника в Кремле —
Я не знаю, но министр Топилин
Явно мыслью заплутал во мгле.

Он, министр труда и соцзащиты,
Неустанно каждый день следит,
Чтобы все работали, и сыты
Были все, а он их оградит.

Он, министр, трезвый, не по пьяни
(Если пил, то доказательств нет),
Заявил, что каждый россиянин
Должен жить примерно 200 лет.

От министра — многое зависит,
Возраст пенсионный, например.
Думаю, теперь его повысят.
И теперь 120 — не барьер.

И ещё попробуйте представить:
Избранный законно господин
Сможет нами 20 сроков править
По системе «два через один».

Научите меня, неумелого,
Понимать президента, как все:
Если «движемся в сторону белого» —
То в какой мы сейчас полосе?

Жизнь с тельняшкой и зеброю схожа,
После чёрного — белое ждёт,
Поцелуй и удары по роже —
Чередуются, время идёт.

Дорожает бензин? Это значит —
Откажись от машины, дружок?
Президент понимает иначе:
Это — к светлому завтра шажок!

Через бури, невзгоды и дебри
Всей страной, от Курил до Москвы,
Мы ползём, словно муха по зебре
В направлении «от головы».

Если сил на движение хватит,
То прогноз неприятен, но прост:
Мы куда попадём в результате?
В то, над чем размещается хвост!

07.06.2018

На днях на «Линии прямой»,
Что происходит год от года
Мы ждём сеанс очередной
«Явленья Путина народу».

И стар, и мал во всех домах
С гарантом встречи обожают,
Ведь, ходят слухи, как Чумак
Он счастьем воду заряжает.

Он лечит души как хирург,
Он — нашей жизни архитектор,
И в граде Екатеринбург
Недаром зародилась секта.

Они ему молитвы шлют
И верят, что кремлёвский боже —
Он — всемогущ, он добр и крут,
И всем, кто гол и бос, поможет.

Поможет? Думаю, что — хрен.
Им скажет избранный правитель: —
Я вас хотел поднять с колен,
А вы, похоже, не хотите…

Решив уйти от надоевшей пьянки,
Для просветленья внутренне созрев,
На курсы хатха-йоги при Сбербанке
Я поступил, спасибо тебе, Греф.

Духовную крепить мускулатуру,
Уйти подальше от мирских забот
Поможет мне известный йог Садхгуру
И к мудрости вселенской подведёт.

Он говорит, что деньги человеку
Нужны, как папуасу метроном,
Что в нашем бурном XXI веке
Мы жить должны, заботясь об одном:

Чтоб, сдав властям последние заначки,
Преодолеть пространство и простор,
А бабки, цацки, шмотки, дачки, тачки —
Ничтожный мусор, суета и вздор.

Позиция у мистиков — сурова:
Смирение — вот в жизни главный куш.
Вас доят, как священную корову?
Терпи и верь в перерожденье душ!

Гутенёв Владимир, депутат,
Говорит, что очень, блин, похоже,
Что частенько впарить нам хотят
То, что им на Западе — не гоже.

Заграничный русофобский спрут,
Эти супостаты-супостатки, —
Что получше — дома сами жрут,
Нам везут негодные остатки.

Ты в Нью-Йорке Кока-Колу пил?
Прямо не по-детскому вставляет!
А для нас, доверчивых чудил —
Чем-то гады явно разбавляют.

Чтоб рукою твёрдой укротить
Западное псевдо-хлебосольство
Нужно в их столицах учредить
Дегустационные посольства.

Чтобы рвал с рассвета тишину
Стук ножей и вилок по тарелкам,
Чтоб заслон поставить к нам в страну
Недостойным брендам и подделкам.

Нам, родившимся в совковом мезозое,
Говорили (вы поверьте, я не вру):
Анекдоты про Чапаева и Зою
Сочиняют Пентагон и ЦРУ.

Знали все от старожила до младенца:
Каждый, кто сегодня носит Adidas, —
Встал на гнусный путь врага-перерожденца,
Завтра родину советскую продаст!

Знали русские, грузины, украинцы,
Знал от края и до края наш народ,
Что любой, кто любит доллары и джинсы —
Тот предатель, извращенец и урод.

Мракобесие советское забылось,
Но Совбез сегодня сообщает всем:
В этом мире ничего не изменилось.
Снова строит злые козни дядя Сэм!

Подрывает нам устои, скрепы плющит,
Бьёт ногою по святому, как Ван Дамм
И в поток сознанья, в прошлое текущий
Деструктивно подсыпает Telegram

15.05.2018

Ереван ищу с утра на карте я…
Ужас не во сне, а наяву:
На границе задержали партию,
Направлялась партия в Москву!

Может, эта партия армянская
Для того к нам едет, например,
Чтобы через дело хулиганское
Не Медведев был у нас премьер?

Не хочу такой представить жути, но
Думаю, есть планы у армян
Президентом сделать вместо Путина
— Скажем, Маргариту Симоньян!

Партия томатов, что задержана,
На допросах всех, конечно, сдаст,
Но за ней идут самоотверженно
Партия «Поддельный Adidas»,

Партия хурмы, гранатов фракция,
Банды огурцов и коньяка.
Хорошо, что на защите нации
Россельхознадзор стоит пока!

11.05.2018

В колоде премьера нет меченых карт,
И я ему честно скажу фром май харт:
Подумав не лучшим из мыслящих мест,
Ты выбрал Мутко, а Мутко из зе бест!

Мы новости все с восхищеньем читали
Про вице-премьера, хиз нейм из Виталий,
Ему это будет за Сочи награда,
Пусть в злобе в штаны себе писает WADA.

Мы сделаем всё процветания ради!
Скажите мне, ху из Дворкович Аркадий?
Не знаете? Верно! А ху из Мутко
Любой вам в России ответит легко!

Я верю, что скоро (тут нужен-то миг лишь)
Правительство выучит лессон по инглиш,
Мутко объяснит не владеющим рашен,
Что Запада плейс — это возле парашен!

К тому же Виталий на европоддоне
Доставит в правительство свежий мельдоний,
А с ним мы немедля, поверьте, ребята,
Добьёмся во всех областях результатов.

Я (стар, сварлив и сумасброден)
И дочь моя (почти невеста) —
Признаюсь, никогда не ходим
В Москве на акции протеста.

Ну да, нам всё осточертело,
Нам не по нраву быт наш жалкий,
Но подставлять за это тело
Не будем под ОМОНа палки.

Ну, за хорошую идею
Мы выйдем, тут куда деваться…
А если — все? А если — геи?!!
Так можно допротестоваться!

Протесты — как-то нездоровы.
Кому, скажи, на пользу это?
Протестовали бы коровы —
И хрен бы ты поел котлету.

Протестовали бы бараны —
Шашлык пропал бы в ресторанах,
Но ждать протеста от баранов —
Поверьте мне, довольно странно.

Широка была страна родная,
Очень широка была страна,
Если честно, до сих пор не знаю,
На хрена она была нужна.

Скажем, взять леса, поля и горы,
Величавый бег сибирских рек -
Что, великой родины просторы
Видел наш советский человек?

Видел то берёзку, то рябину,
Куст ракиты… - тут уже сложней,
Только в песне, с детства нелюбимой,
Вы, уверен, слышали о ней.

От Москвы до самых до окраин
Ни один из нас не доезжал,
Но страну при этом «как хозяин»
Защищал, любил и уважал.

Скажем, я люблю Луну и Солнце,
Уважаю космоса размер,
Мне плевать до дней последних донца,
Что они - не часть СССР.

А давайте вместе вспомним лучше,
Напрягите памяти объём:
Кто, скажите, честно, видел чукчу,
Но не в анекдоте, а живьём?

Тех, что край любимый населяли
С южных гор до северных морей
Вы на клетке лестничной видали,
Если он не ваш сосед-еврей?

Армия как главный вид туризма:
Эшелоном едешь за Можай,
И, как верный сын социализма,
То, что видишь, то и уважай!

Мы учились, в карту зенки вперив,
Шарили указками по ней,
Мы росли в последней из империй -
Той, что в мире не было главней.

Мы гордились тем, что миру ценен
Наш Союз, его авторитет.
Чем он ценен? Ну во-первых, Ленин,
А ещё - Гагарин и балет!

Ты плясал под «Песняров» на танцах,
Пил портвейн, занюхав кое-чем,
А в Большой ходили иностранцы.
Мы - и так гордимся, нам - зачем?

Ты сейчас поёшь Союзу славу
Вместо чтобы петь «за упокой»?
Покури дукатовскую «Яву» --
Ностальгию снимет как рукой

И про дружбу братскую республик
Стало ясно всем до одного:
Если представлять союз как бублик,
Дружба - это дырка от него.

Что ещё сказать о дружбе нежной?
Нужно было нам её хранить,
Если кроме силы центробежной
Фиг нас что смогло объединить?

Повезло империи Британской:
Хоть колоний было до хрена,
Все они - в краю заокеанском,
И не все - «великая страна».

Убежав направо и налево,
Обретя свободу навсегда,
Уважают флаг и королеву,
Даже в гости ездят иногда.

А у нас - попроще и пожёстче:
Через стенку, рядом «русский мир».
Ты живёшь на даче с бывшей тёщей?
Так дели с ней кухню и сортир!

Что ни день - скандал и перепалки:
Передвинул дедову кровать? --
Получи, милок, по морде скалкой,
Или хочешь с мамой воевать?

Фиг наладишь новые порядки,
Если все соседи - в кураже:
Наша крыша! Наши, сука, грядки!
И консервы наши в гараже!

От такого в горле ком засохнет,
Но запомни вещие слова:
Не волнуйся, тёща скоро сдохнет,
Сдохнет, падла, года через два.

И тогда начнётся по соседству,
Ты увидишь всё через забор,
Злой делёж участка и наследства,
Спор за бабки, за две сотки спор.

Ты тогда, гармошку вынимая,
Выпей и ори им из окна:
«Широка была страна родная,
На хрена была нужна она?!»

ОРЛУША (АНДРЕЙ ОРЛОВ)

01 Ноябрь 2017

Российская ирония судьбы
Над взятым в плен своими же народом:
На фараона пялятся рабы,
А тот их поздравляет с Новым годом.

Есть в мире много очень странных стран,
Чьи нравы и обряды поражают
Но ни в одной из них телеэкран
Никто за стол семейный не сажает.

Замолкнут патриот и либерал,
И будут слушать, став державы частью
Того, кто прошлый год у них украл,
А в новом снова всем желает счастья.

Российская «Ирония судьбы»:
Стоят бокалы, оливье и мясо
В домах, куда вчера пришли гробы
Из Сирии, Египта и Донбасса.

Нелепый, как киношный Ипполит,
Гарант, глазами бегая, вещает,
И каждый верит: у него болит
Та тела часть, что сердце замещает.

Как Кашпировский много лет назад
Сводил с ума своим гипнозом залы,
Сегодня злой рептилии глаза
Зарядят ложью пенные бокалы.

Российская «Ирония судьбы»…
Кино, где судьбы рушатся по пьяни,
Бьёт каждый год, как грабли в наши лбы
И от невест ведёт с дружками в бани.

Раз тридцать посмотрев его, любой
Поверит и ничуть не удивится,
Узнав, что мы ведём с фашистом бой,
Проснувшись после бани за границей.

«Ирония судьбы» полна примет
Про верность дружбы и удачу в браке:
Мы знаем: только если друга нет,
Мы с этим другом не устроим драки.

Ну что, готовы выпить, дружно встав?
Где президент, ума и шутки глыба?
Какая гадость! - Ипполит был прав, -
Вся эта ваша заливная рыба!

До будущего пять минут всего.
Друзья, гасить экраны не робейте!
Я вас прошу, не слушайте его!
Не пейте с ним. И за него - не пейте.

Ведь он же, президент, не идиот,
Он вас с экрана всех пересчитает,
И через год опять в ваш дом придёт
И будет делать всё, что пожелает.

Ну, всё! Всех поздравляю, всех люблю!
Вы - как хотите, я пойду посплю!

Москва, 23:30, 31.12.2015

Андрей Орлов (Орлуша).

Вошёл. Весь зал, конечно, встал.
Он снял часы. Песков - не стал.
Двойник? Да нет, похоже, тот:
- Вот, для начала, анекдот!

Ну, анекдот - довольно плоский -
Про то, что наша жизнь - в полоску,
Как зебры тело - чёрно-бело.
Весь зал подумал: «Это - смело!
Вот так, с порога, резко - р-раз!
Про трудности, не в бровь, а в глаз!»
Не отвлекаемся! Песков,
Глядел, как кот на хомячков,
Джокондовой лучась улыбкой,
И ткнул свой пальчик без ошибки
Для задавания вопроса
В латентного единороса,
Державшего в руке табличку
«Коррупция и обналичка».

И - понеслась кривая в щавель!
Вовант на место всех поставил,
Для всех нашёл по два словца,
При этом не менял лица,
Не нервничал, не горбил спину.
Вот, например, про Украину:
- Мы никогда не говорили,
Что мы туда не заходили,
Что там военных наших нет!
Взорвался смехом интернет,
Я лично под столом лежал,
А он при этом продолжал
Спокойно и проникновенно:
- Там ряд некадровых военных
Забыв про службу, жён и дачи,
Решают разные задачи,
И боевые - в том числе.
Потом, с улыбкой на челе,
Напомнил, что Саакашвили
Американцы подрядили
Разрушить бывший наш совок,
А это, стало быть, плевок
В лицо любимой Украины!

…Я понял меньше половины
Того, что он в тот день сказал.
При этом мне казалось, зал,
Держа над головой таблички,
Башкой кивая по привычке,
Был весь как будто под гипнозом,
Внимая шуткам и угрозам:
«Мы отовсюду всех достанем!»,
«Мы базы создавать не станем»,
«Американцам турки лижут»,
«Не страшен кризис, как я вижу»,
«Дочь не училась за границей»,
«Сирийцы больше, чем сирийцы»,
«Мы перекроем с газом трубы»,
«У Турчака украли шубы»…

Глядел и думал: не пойму!
Ему - вопросы про Фому,
А он без страха и без стрёма
Им отвечает про Ерёму,
На «дили-дили» - «трали-вали»:
- Мы вам не врём, что раньше врали,
А раньше врали потому,
Что мы не врали никому!

Закончил он. И, как ни странно,
И люди у телеэкранов,
И журналистский холодец,
Сказали дружно: «Молодец!
По полочкам! Толково! Внятно!
Теперь и дураку понятно,
Что мы… короче… в общем… где-то,
Что есть успехи и ракеты,
Что брент и юралс - ерунда,
Что курс и цены - не беда,
Грузины правят Украиной,
А те, кто против нас - скотины!»

Он встал. Надел часы. Ушёл.
- На нас минуты не нашёл! -
Воскликнул журналист испанский
Собчак в рубашке арестантской.
- Зато он поглядел на нас! -
Табличкою JE SUIS KAVKAZ
Ему с улыбкой помахал
Чеченской прессы аксакал.
Все стали делать селфи с Вовой,
Но не с «самим», а с Соловьёвым,
А самому (на ухо, лично)
Песков сказал: «Прошло отлично!»

Что ж, в заключение, народ,
Хочу напомнить анекдот,
Что рассказал гарант в начале:
Вы никогда не замечали,
Что тело зебрино, увы,
Начавшись с дивной головы,
Как ты тельняшечку ни штопай,
Всегда заканчивалось жопой…

СТЕНОГРАММА
Вошёл. Весь зал, конечно, встал.
Он снял часы. Песков - не стал.
Двойник? Да нет, похоже, тот:
- Вот, для начала, анекдот!
Ну, анекдот - довольно плоский -
Про то, что наша жизнь - в полоску,
Как зебры тело - чёрно-бело.
Весь зал подумал: «Это - смело!
Вот так, с порога, резко - р-раз!
Про трудности, не в бровь, а в глаз!»
Не отвлекаемся! Песков,
Глядел, как кот на хомячков,
Джокондовой лучась улыбкой,
И ткнул свой пальчик без ошибки
Для задавания вопроса
В латентного единороса,
Державшего в руке табличку
«Коррупция и обналичка».
И - понеслась кривая в щавель!
Вовант на место всех поставил,
Для всех нашёл по два словца,
При этом не менял лица,
Не нервничал, не горбил спину.
Вот, например, про Украину:
- Мы никогда не говорили,
Что мы туда не заходили,
Что там военных наших нет!
Взорвался смехом интернет,
Я лично под столом лежал,
А он при этом продолжал
Спокойно и проникновенно:
- Там ряд некадровых военных
Забыв про службу, жён и дачи,
Решают разные задачи,
И боевые - в том числе.
Потом, с улыбкой на челе,
Напомнил, что Саакашвили
Американцы подрядили
Разрушить бывший наш совок,
А это, стало быть, плевок
В лицо любимой Украины!
…Я понял меньше половины
Того, что он в тот день сказал.
При этом мне казалось, зал,
Держа над головой таблички,
Башкой кивая про привычке,
Был весь как будто под гипнозом,
Внимая шуткам и угрозам:
«Мы отовсюду всех достанем!»,
«Мы базы создавать не станем»,
«Американцам турки лижут»,
«Не страшен кризис, как я вижу»,
«Дочь не училась за границей»,
«Сирийцы больше, чем сирийцы»,
«Мы перекроем с газом трубы»,
«У Турчака украли шубы»…
Глядел и думал: не пойму!
Ему - вопросы про Фому,
А он без страха и без стрёма
Им отвечает про Ерёму,
На «дили-дили» - «трали-вали»:
- Мы вам не врём, что раньше врали,
А раньше врали потому,
Что мы не врали никому!
Закончил он. И, как ни странно,
И люди у телеэкранов,
И журналистский холодец,
Сказали дружно: «Молодец!
По полочкам! Толково! Внятно!
Теперь и дураку понятно,
Что мы… короче… в общем… где-то,
Что есть успехи и ракеты,
Что брент и юралс - ерунда,
Что курс и цены - не беда,
Грузины правят Украиной,
А те, кто против нас - скотины!»
Он встал. Надел часы. Ушёл.
- На нас минуты не нашёл! -
Воскликнул журналист испанский
Собчак в рубашке арестантской.
- Зато он поглядел на нас! -
Табличкою JE SUIS KAVKAZ
Ему с улыбкой помахал
Чеченской прессы аксакал.
Все стали делать селфи с Вовой,
Но не с «самим», а с Соловьёвым,
А самому (на ухо, лично)
Песков сказал: «Прошло отлично!»
Что ж, в заключение, народ,
Хочу напомнить анекдот,
Что рассказал гарант в начале:
Вы никогда не замечали,
Что тело зебрино, увы,
Начавшись с дивной головы,
Как ты тельняшечку ни штопай,
Всегда заканчивалось жопой…

ВОЕННОЕ

(орфография автора сохранена)

Весеннее солнце сияет,
Грачи не по-русски галдят,
Мой дед по Берлину шагает,
В Германии русский солдат

На вид ему лет восемнадцать,
Он даже ещё не отец,
Блестят сапоги - нии*ацца,
Гвардеец геройский - п**дец!

В руках ППШ, а не «Шмайсер»,
В глазах его - яркий огонь,
Висит за плечами «Weltmeister» -
Такой пианино-гармонь.

Поправив медаль «За отвагу»
(За Прагу её получил),
Ефрейтор шагает к Рейхстагу,
Где Гитлер работал и жил.

При нём - не планшет и не каска,
Боец умудрился достать
Ведёрко с оранжевой краской,
Чтоб ей по Рейхстагу писать.

Всей ротой ему поручили,
Чтоб он отразил на стене,
Что всё, б**дь, что мы - победили
В давно за**авшей войне.

Две немки стоят на балконе,
Красивые, ё*ан мой рот!
Летят запряжённые кони
Поверх Бранденбургских ворот.

И вот уже стены Рейхстага:
Гулянье, веселье и гам
- С какого ты фронта, бродяга?
- С танкистами вмажешь сто грамм?

Он выбрал местечко повыше,
Чтоб было получше видать,
Он встал возле статуи в нише,
Чтоб память потомкам создать.

Он кистью макает в ведёрко,
Вдруг дёрнулось что-то в руке:
Он вспомнил сержанта Федорко
И бой на замёрзшей реке.

Федорко был парень 3,14здатый,
Но помер, тоскуй-не тоскуй.
И твёрдой рукою солдата
Дед вывел огромное «Х**!»

Вы спросите, что тут случилось?
Вы скажете, это - х**ня?
Но слово само проявилось
Из памяти, слёз и огня.

«Х**!» - значит «п**дец вам, фашисты!»,
«Х**» - значит «мы всё-же дошли
И х** моряка и танкиста
Вам в глотку задвинуть смогли!»

Мой дед рисовал не х**во,
Он буквы раз пять обводил,
За ровное гордое слово
Сам Жуков его похвалил.

Он парня окликнул сурово:
- Ты что материшься, боец?!
А впрочем, отличное слово,
Короче - не скажешь. П**дец!

Дед смотрит на стену Рейхстага,
На летопись воинских дел
И вдруг он читает: «Бодяго,
Полковник, особый отдел»

Гвардейцы не знают испуга,
Не любят штабных доходяг,
Дед пишет: «Бодяго - ворюга,
Б*ядун, п**арас и м*дак!»

Пусть липы на Унтер ден Линден
И старый тиргартенский слон
Запомнят: Бодяго - скотина,
Расстрельщик и просто г**дон!

Рассказывать дед мой не мастер,
Но в мае всегда достаёт
Свой красный трофейный «Weltmeister*
И «Синий платочек» поёт

Нагрянет лихая година -
Мой дед тихо скажет: «Не с*ать!
Дойдём до любого Берлина,
А «Х** «мы умеем писать!

Однажды в студеную зимнюю пору
Я из лесу вышел. Метель, гололед…
Гляжу, поднимается медленно в гору
Красивый и белый как снег самолет.
И, шествуя важно, в спокойствии чинном
По полю его волокут мужички
При этом - обычные с виду мужчины,
Простецки одеты, совсем не качки.
На улице было, скажу вам, не жарко,
Морозного минуса под пятьдесят.
У всех, кто мечтает свалить из Игарки
Под носом замерзшие сопли висят.
- Далече собрались? Помочь ли советом?
- Катить помоги, чем придурка ломать!
Летим в Красноярск по законным билетам…
И все помянули ютэйрову мать.
Стою. Самолет за бугром исчезает,
«Дубинушку» грянули сибиряки,
Ведь русскому, если шасси примерзает,
То это - не повод для слез и тоски.
Я верю, любимые, силушки хватит
На мирную жизнь и победу в войне
Такие - не выдадут! Эти - докатят
В Москву из Игарки докатят к весне!
Все призрачно в этом бушующем мире,
Тут есть только миг, за него и держись,
И если примерз чем не надо в сортире,
То значит, ты - жив, продожается жизнь!
А если взглянуть на проблему серьезно,
То вряд ли кому-то открою секрет,
Что многое очень в России примерзло.
Давно. И надежды на таянье нет.
Примерзла страна к своей нищенской доле
Примерз автопром к «жигулям» навсегда,
Примерзли мечты о свободе к неволе,
Сосули намерзшие рвут провода.
Примерзло надежно к бюджету «Роснано»,
Примерзли избранники к креслам своим,
И нас нипочем не понять бусурманам -
Живущим в тепличных условиях им.
Мы можем без лифта жить в многоэтажке,
Мы в прорубь залезем под пьяный кураж,
А снег хорошо укрывает какашки
И так украшает российский пейзаж.
Поймите своим теплокровным умишком,
Что русским мороз во спасение дан.
Да, мерзнем. И - что? Не палить же покрышки
И, прыгая, греться, как евромайдан!
И пусть (извините, что сказано к ночи)
Услышит любой, кто намылился в путь:
«Внимание! Всем пассажирам до Сочи -
На выход! Пора самолет подтолкнуть!»