Макс Фрай - цитаты и высказывания

Она находилась на той стадии жизненного пути, когда дела земные всё ещё волнуют сердце, но для их решения уже используется какая-то иная (возможно, небесная) логика. Иными словами, она пребывала в глубоком маразме.

Макс Фрай. Сказки и истории

Быть живым человеком в большинстве случаев очень больно. В каком-то смысле живой- есть раненый. Вопрос только в том, кто, чем себя глушит. Тут главное подобрать достойную анестезию

Удивительное дело: вот так идешь, идешь по хорошо знакомой дороге, и вдруг встречаешь человека, который все понимает…

Настоящая любовь - это кофе, который варишь дома с утра. Кофе, который наливаешь в старую любимую чашку и пьешь, чувствуя каждый глоток, каждый день. Наслаждаясь каждым глотком.

…Есть три вещи, о которых следует говорить крайне осторожно - это Любовь, Свобода и чужая Глупость.

О Любви следует вообще молчать, поскольку скудный набор слов, предназначенных для её описания, изношен до дыр задолго до гибели динозавров, и теперь эти вербальные лохмотья способны лишь испортить впечатление, если не вовсе его загубить.
О Свободе говорить и вовсе бессмысленно: никто толком не знает, что это такое, но всякий рад представиться крупным специалистом по данному вопросу. Среди любителей порассуждать на эту тему я не встречал ни единой Души, имеющей хотя бы смутное представление о предмете разговора. Кто знает - молчит, пряча Своё Сокровище на самом дне глазных колодцев.
Что же до чужой Глупости - предмет сей изучен нами даже слишком хорошо. Толковать о нём чрезвычайно приятно, но опасно, ибо слишком велик соблазн поверить, что сам ты, и впрямь, не таков, как прочие. Нашептать себе, будто ты благополучно удаляешься на индивидуальной спасательной шлюпке от давшего течь «корабля дураков», на борту которого помещаются все, без исключения, кроме тебя любимого…

Хотя я и сам, конечно, тот ещё лось. Стою посреди собственной жизни, как в бескрайней степи, дико озираюсь, ни хрена не понимаю, зато на рогах бубенчики звенят. Поэтому со мной весело.

Для приготовления настоящего деревенского летнего чая потребуется следующее: старый деревянный дом с печкой, фаянсовый чайник, нагретый солнцем подоконник и буханка хлеба на нем, кипяток, индийский чай в мягкой пачке со слоном, который тут же пересыпается в жестяную банку с обрубленной чайной ложкой, кипяток из большого эмалированного чайника, веточка мяты (по желанию) или лимон и бабушка.

Главным в данном списке, конечно же, является бабушка, поскольку все остальные составные части зависят именно от бабушки и подчиняются только ей.

- Может быть, лучше не рисковать?
- Лучше, - согласился я. - Не рисковать - это всегда лучше. Но мы все равно рискнем, правда?

Макс Фрай.

Удивительно всё же, на какие чудеса мы оказываемся способны, когда беремся за них только для того, чтобы отвлечься от более насущных проблем.

Как-то легче дышится, когда точно знаешь, что в мире есть другие такие же придурки. Моей крыше приятно съезжать в сопровождении чужих крыш, выбравших примерно то же направление движения. Полное одиночество - хорошее дело в пределах собственной квартиры, но не в масштабах планеты. Знать, что по земле ходит пара-тройка похожих на тебя существ, - необходимое и достаточное условие душевного комфорта.
Макс Фрай «Большая телега»

Человек просто не может страдать дольше, чем он может страдать: исчерпав свои возможности, мы вольно или невольно переключаемся на другие дела, и это-величайшее из благ.
Макс Фрай «Чужак»

Я вздохнул и разрезал второй пирог. Бесчувственный я человек. Никакое «разбитое сердце» не может испортить мой аппетит, сколько раз проверено… "

Самые правдивые мысли те, о которых ты никому не расскажешь.

Снился человек, о котором было сказано, что он ещё в юности заранее разрешил себе жить с разбитым сердцем. Точнее, твёрдо решил для себя, что в этом нет ничего страшного, а даже есть некоторые преимущества.
И с того момента (так было сказано во сне), он стал неуязвим.

Просто надо оторвать задницу от прилипшего к ней образа жизни и оглядеться по сторонам.