Цитаты на тему «Чувства»

О истина, мне жаль, ты умерла
Намного раньше, чем успел растаять
Апрельский снег. Ложится пелена
На совесть тёмную от ложных оправданий.

Обречена всю жизнь ловить мой стих,
Ждать, бесноваться, требуя, как дани,
Пророчеств, солеи молитв благих,
А не дождавшись, жалом пчёлки ранить.

А вы попробовали зайти в клетку к разъярённому льву? когда от страха сжимаются все поджилки и пробирает в холодный пот? А я пробовала и ни один раз. И речь сейчас вовсе не обо льве, а о мужчине с властным характером. С ним бывает далеко не сладко, у него взрывной характер, который может воспламениться молниеносно, иногда я сама виновата и непроизвольно вывожу его из себя. В такие моменты появляется ощущение, что хожу по минному полю, всячески стараюсь увернуться от его колких слов, нежностью задобрить внутреннего злого зверя. А иногда он сам справляется со своей злостью и молча на время уходит. Но когда возвращается, спокойно объясняет и я все понимаю, он был во многом прав. До меня доходит, что не стоит раздражать льва заходя к нему в клетку, там его территория и я беззащитна перед ним. Но знаете, когда он видит меня растерянной и беспомощной, в нем посыпается нежность, он берет меня в охапку, успокаивает, вдыхает уверенность в завтрашнем дне. Показывает, что не такой уж и страшный когда гневается, а наоборот заботливый, проводит рукой по волосам и говорит; «глупышка моя маленькая, нет других, есть только я и ты. Понимаешь о чем это я? «И я киваю головой видя искренность в его прекрасных глазах и всю ту Любовь, которую он испытывает.

Ищу в себе себя, в глубинах лабиринт.
Ну где ж моя стезя, по чём душа болит?
Ища в себе себя, я потону во лжи,
Ну засвети огня, дорогу покажи.
Я потеряла нить, ищу в себе себя.
Ну как мне покорить свет моего огня?
Ищу, похоже, зря, иль сбилась я с пути,
Ищу в себе себя и не могу найти!
И веру схороня, я заступаю в грот,
Ищу в себе себя, ищу который год.
Потеряна стезя, я растворюсь в огне,
Ища в себе себя, себя найдёшь во вне.
Ты бросишь якоря, в том поиске пустом,
Искать в себе себя, как гнаться за хвостом.

Ранимая любовь. Трепещет бабочкой…
На свет летит… В доверии нежна.
Бедой незваной острою, нечаянной,
Ей откровеньем — больше не нужна.

Наотмашь громом. Молниями стрелы.
Из поднебесья — ниц, в горящие костры
Она не падала, а все еще летела…
Любовь храня… Сжигая все мосты.

… в ладонях опустевших лед и стужа.
Она ушла. Не жди. И не зови.
В безумном крике сердце — как же нужен
Свет нежности единственной любви!

В потере сна, в нелепости разлуки,
Не в силах вынести звенящей пустоты,
Ей, с опозданьем вслед, тянулись руки —
Не уходи… Поверь… Вернись… ПРОСТИ!

Она, немая, выжата в рыданьях,
Бледна, без сил, вдруг, ожила…
Из темноты, ослепшая в метаньях,
На зов любимый, все-таки, пришла…

Воспрянула! Простила все. Забыла,
Как попрана безжалостно была.
Вновь засияла! Нежностью укрыла…
Себя всю снова… без остатка… отдала.

…***
Любовь как бриллиант храните.
От фальши, необдуманных шагов.
Ее ранимость нежно берегите
От подлости
…случайных
…сквозняков…

Хочу по ниточке судьбы к тебе прийти…
Вдохнуть тебя и унести с собою запах.
Пока ты спишь, проникнуть осторожно в сны,
Укутать нежностью волшебных ароматов.

Пройти по снам твоим, рассыпав лепестки
Покоя, радости и безмятежной неги.
Запомнить спящего спокойные черты,
Тихонько песню спеть, что мы не спели…

Прозрачным облаком, растаяв среди снов,
Тебя наполнив, чтоб не ощутил потери,
Оставить веру в бесконечную любовь
И свет надежды не закрытой двери…

Мой сон, мой стон… блаженства кротость…
Мой вдох, мой вихрь, мой ураган…
Безумства сладостного пропасть…
Мой бог, мой свет, мой океан…

Ты мой рассветный блик прекрасный,
Ты нежность сонная моя…
Истома… Омут сладострастный…
Жар… Нега… Искренность огня!

Мой ливень… Снег… Мой дождь пьянящий,
Всплеск… Шепот… Сущность бытия.
Мой солнечный Любимый спящий,
Не налюбуюсь на тебя…

Во власти нежности, укрыта тенью
Прекрасных, и еще несмелых чувств,
Вдруг поддалась внезапному смятенью…
Но, осмелев, себе сказала: «пусть».

Пусть будет все: запретное, хмельное,
Манящее в водоворот страстей…
И хрупко-тонкое, щемящее, живое,
То настоящее, что нежности нежней…

И, осторожно принимая тайну,
Той грешности, что вдруг разрешена,
Я смелая в любви своей нечаянной,
К тебе, несмелому,… иду сама…

Я люблю тебя — боже, как просто!
Только хватит ли жизни одной
Разукрасить безудержно-пёстро
Каждый миг, проведенный с тобой!

Расписать предрассветное утро
В безмятежную пастораль.
Расплескать акварель перламутром,
Синей ночи, украсив вуаль.

Ярким желто-оранжевым солнцем
В сердце мягко разлить теплоту.
Исчерпав бирюзу, всю до донца,
Окунуться в небес глубину…

В брызгах радуги разноцветной,
С каждой каплей слепых дождей,
Отдаваться тебе беззаветно,
Не считая ночей и дней…

Мне с тобою всего так мало!
Жажду нежности не утолить…
Мне бы жизнь повторить сначала,
Чтобы снова тебя любить…

Красоту истинных чувств не передать рассказами, их можно только пережить.

Женщина всегда чувствует сильного мужчину. У такого мужчины особенный аромат с нотками силы, уверенности, которые доносятся до сердца. С таким мужчиной не страшно в омут с головой и даже к чертям на куличики. С таким мужчиной становишься слабой. Ему хочется во всем подчиняться и для тебя это в радость, а не в тягость. А когда твой мужчина немного раздражён, своей нежностью украшаешь внутреннего, размеренного льва.

Напрасно мы сами из себя делаем сильных, неприступных и таких далёких и чужих другим. Порой так хочется любви и ласки, что даже сам себе боишься в этом признаться иначе тебя захлестнет волна тоски и сумасшедшего одиночества. И ты мечешься от безысходности, понимая, что вновь обречён ты остаться один. Однако зачем-то упрямо продолжаешь быть в не досягаемости для любви и нежности. Для Х-т.

Жил да был один дракон. Мясоед, который питался хорошими девочками, т.к. плохие горчили, но с хорошими была в стране напряженка. Он любил высокую кухню из самых добрых сердец, с которыми в свою очередь тоже была напряженка, от чего с голоду или со злости, но с его пасти регулярно вырывалось пламя огня и полило все к чертям собачьим, включая рядом стоящих, лежащих, пролетающих… От чего часто выжигая целые селения он имея за спиной крылья улетел дальше, в поисках заветного лакомства и просто ради «размять крылья». Дракон думал, что лучше того что он ел, больше ничего быть не может, так же как он думал, что драконов в женском обличие быть не может. Пока конечно же, он не встретил такую же как он. Она не была мясоедка, хотя не гнушалась вкусными сердцами мужчин. Им не нужно было даже вступать в диалог, представляться и знакомить друг друга с собой, чтобы понять, что их хвосты за спинами уже переплетались. Дракон перестал сжигать деревни и извергать огонь, может от того, что подобрел, может от того, что она ему открыла кухню по вкуснее. Он больше не ел плохих девочек, и хороших к слову тоже есть перестал. Он питался высокой кухней с незатейливых когтистых лап своей возлюбленной. Ох, если бы он знал раньше о том, что существует что-то вкуснее чем прошлые девочки, он бы непременно разыскал ее раньше и сжег бы к чертям собачьим всех этих мужчин, чьи сердца она успела отведать.

Я хочу рассказать тебе о том, какого это любить меня. Когда я часто загружен, бываю простужен и вовсе не в простуде дело. Когда я ухожу подальше вглубь себя, чтобы меня никто не тревожил. Я сбегаю от суеты в тишину и молчание, я хочу послушать себя, устав слышать других. Позже я возвращаюсь. Конечно же к тебе возвращаюсь. Под натиском твоей нежности, когда мне приходит время не молчать, когда пора проронить слово, а потом ты вытаскиваешь меня из моей ямы и мы говорим не желая останавливаться. Время течет так быстро, что кажется персонально для нас, работает какая-то его особая фаза, когда минута идет за три. Я забываю в эти моменты обо всем и даже о том, как давят стены. Ты протягиваешь мне руку, зовешь на приключения, а я не всегда бываю к ним готов, но я не могу не протянуть тебе свою. Это даже не вежливость, не желание и не рефлекс, это притяжение. Эти все мелочи какими мы объединены и создают союзы. Не нужно ничего громадного, дом начинается не с квартиры, а с раскладушки. Уют — это не обставленная мебелью квартира, а кипящий чайник и две кружи. И я порой не знаю, как ты меня любишь. Откуда столько сил, желания и тяги. Это смущает меня, потому что порой я не знаю как реагировать на эти чувства. Со стороны моего сердце не все бывает ясно, иногда наступает и солнечное затмение, и пока моя одна сторона в темноте, другая всё равно тебе радуется, но ты этого не видишь, в твоем внимании лишь темная ее часть. Но и в эти безнадежные случаи, ты не перестаешь меня любить. И если вдруг я люблю тебя как-то не правильно, ты терпеливо ждешь, когда же я научусь…

Время лечит !? Серьезно? А кого оно вылечило? Его? Её? Или может — быть Вас?
Время никого не вылечило ! Однозначно ! Вылечил новый человек, как не кстати вовремя появившийся в вашей жизни, вылечили новые увлечения, хобби, погружённость в работу … но только не время ! У него нету лекарственных свойств, оно всего — лишь идёт своим чередом, расставляя все на свои места …

Те, кого мы истинно любили, остаются с нами навсегда. И неважно, ушел человек или умер. Он всегда будет с нами, всегда будет нашей частью. И никто не сможет его заменить, да и не надо — бесполезное это дело. И, если была истинная любовь, пустоты, требующей заполнения, тоже нет. Есть грусть и тоска, а пустоты — нет. Так мы проявляем верность ушедшему человеку, — грустно и мудро писал Фрейд. Он остается с нами навечно, на всю жизнь. И внутри нашей души он не умирает и не уходит. Так ребенок горевал о потере котенка. Очень горевал — он любил котенка. И он сам стал котенком. Стал кушать из мисочки котенка и лежать на его подстилочке. Потом все прошло, но ребенок утешился — ведь котенок остался, вот он! Он живет в душе! Утрату надо принять — в полном смысле слова. Только это умерит боль и гнев после разлуки. Любимый человек остался с нами и в нас, он всегда будет с нами теперь. И мы всегда будем его любить и помнить, жить с ним, разговаривать мысленно… Но это только если на самом деле любили, всем сердцем и всей душой. Это и есть верность и преданность. И любимые никуда не исчезают, они всегда с нами: бабушки, дедушки, родители, возлюбленные, друзья. И они защищают нас и дают советы — еще Кинг как-то обмолвился, что мы слышим их голоса. И не надо прилагать усилия и забывать, забывать насильно. Лучше принять. Лучше понять, что все ушедшие — остаются в нашей душе. И это дает надежду на встречу. Мы их не предали и не забыли, мы просто живем дальше. И по-прежнему любим.