Цитаты на тему «Отцы и дети»

Ради кого-то — горы свернуть,
Ради себя — ни к чему…

-Уйди от грязного окна!
Ругалась девочка на брата.
-Там грязи и микроб сполна,
Не суй ты руки, кака!

А брат не слушал и смотрел
И тут же мама спохватила:
-Оно сырое, ты сдурел?
Нам и твоих простуд хватило!

-Ну, посмотрите на него;
Вдруг высказал ребенок.
-Ведь столько в нем всего-всего:
Вон там поля, а там- слоненок!

-Ну, посмотри же, мама!
Он попросил еще разок.
Но красоты в нем не видала:
-Ты не придумывай, сынок!

Вот так всегда бывает тут:
В одно окно смотрели все…
И кто-то видел красоту,
А кто-то грязь и плесень.

Родители с детства заставляли меня есть петрушку, укроп и пить цикорий для здоровья. Поэтому по прошествии стольких лет, чувствую себя отлично, съехав от родителей.

— В твои годы Гайдар полком командовал!
— А в твои годы, папа, Гайдар правительство возглавлял!

Гни дерево, пока гнется, учи дитя, пока слушается.

Дитятко — что тесто: как замесил, так и выросло


А с родителями ему очень повезло. Мама в нём просто «души не чаяла» и, как могла, постоянно, хотя и ненавязчиво, заботилась о нём. Он занимался своим делом: рос и развивался. А она своим: старалась, хоть это и было для неё очень трудно, с каждым годом увеличивать дистанцию, чтобы не навредить ему своей «сверхопекой». Отец тоже всегда был открыт для общения, но в тоже время и не настаивал на тесноте и близости отношений. Всё было как-то в меру и очень индивидуально-гармонично, не переходя тонкой грани между холодной отрешённостью и оголтелым навязыванием. Так могут вести себя только очень внимательные, глубоко чувствующие и понимающие своего ребёнка родители.

Жизнь помчалась после школы
Бестолково суматошно,
И для тех, кто нынче молод,
Мы уже в далеком прошлом.

Забегаю ночью в дежурную аптеку, шарю глазами по витринам. Молоденькая фармацевт понимающе улыбается и спрашивает:
- Презервативы?
- Поздно. Соска марки ХХХ от 12 месяцев есть?
Будни папаши, дочка которого разгрызла последнюю соску.

Дети, считающие, что их родители гандоны, должны отчётливо понимать, что они в этом случае дырки от этих гандонов.

Возле дороги, рядом с автобусной остановкой, сидел человек и пристально глядел на камни мостовой. Его небритое лицо, поникшие плечи и разбитые ботинки привлекали внимание толпившихся на остановке людей, но человек, казалось, не замечал направленных на него удивлённых взглядов: он думал о себе и о своей жизни.
Этот оборванный и голодный бродяга, устраивавшийся на ночлег под железнодорожным мостом, вновь чувствовал себя маленьким мальчиком, что жил в домике из красного кирпича на соседней улице. С тех пор прошло более двадцати лет! Может быть, дом уже снесли… Интересно, цветут ли ещё анютины глазки? Просто удивительно, как живо он помнит анютины глазки и качели, которые смастерил для него отец, и дорожку, где он учился кататься на велосипеде… Родители откладывали деньги несколько месяцев, прежде чем смогли купить ему велосипед.
Бродяга нетерпеливо передёрнулся: воспоминания были так живы, что причиняли ему боль. Память перенесла его в другое время - десять лет спустя. В ту пору он сменил свой старый велосипед на мотоцикл и стал реже бывать дома. У него были работа и множество друзей. Мама и отец казались ему старыми и скучными, а в пивных было так весело! Но… откровенно говоря, не хотелось вспоминать те годы и особенно тот день, когда накопившиеся долги заставили его вернуться в родительский дом.
Он собрался попросить у родителей денег, но, сидя в семейном кругу за чаем, так не хотелось начинать разговор о цели своего прихода! Выход был найден простой: он прекрасно знал, где отец хранит деньги, и, улучив момент, когда родители вышли в сад, прибрал к рукам отцовские сбережения.
То был последний раз, когда он видел родителей: после содеянного он не мог и не хотел возвращаться домой. Вскоре он уехал за границу.
Родители ничего не знали о сыне, о его долгих скитаниях, о годах, проведённых в тюрьме. Но он, лёжа по ночам в своей камере, много думал о них. Порой он ворочался на постели всю ночь, не смыкая глаз, и пятно лунного света ползло по стене, и тоска подступала к сердцу… Как ему хотелось бы, выйдя на свободу, вновь встретиться с отцом и матерью, если они ещё живы и если захотят его увидеть!
Отбыв срок заключения, он вышел на волю и устроился на работу. Но душу его снедало беспокойство: казалось, какая-то сила властно звала, тянула его домой - всякий раз, когда он выходил прогуляться и видел по дороге клумбу анютиных глазок, качели или мальчишку на велосипеде, домик из красного кирпича.
Он не хотел вернуться домой без гроша в кармане и потому большую часть пути прошёл пешком. Может быть, он добрался бы и раньше, но на расстоянии двадцати миль от родного городка его внезапно охватили сомнения. Какое право он имеет вот так, вдруг, явиться к родителям? Да и смогут ли они признать в этом оборванце того мальчика, которого когда-то любили и который так жестоко обманул их надежды?
Он купил себе немного еды и просидел почти весь день под деревом. Вечером он отправил родителям письмо -совсем коротенькое, хотя оно и стоило ему немалых мучений. Письмо заканчивалось такими словами:
«Я знаю, у меня почти нет надежды на то, что вы захотите меня увидеть… Что ж, вам решать. Я буду ждать в конце улицы в четверг рано утром. Если вы хотите, чтобы я пришёл домой, повесьте белый носовой платок на окошко моей спальни. Если я увижу его там, то приду; если нет - скажу „прощай“ старому дому и пойду своей дорогой».
И вот наступил четверг. Блудный сын отправился в назначенное место. Вот она, его старая улица! Внезапно лихорадочное нетерпение покинуло его. И тогда он сел у дороги и уставился взглядом на камни мостовой.
Надо было решаться. Нельзя же откладывать это до бесконечности. В конце концов, они могли переехать… Если он не увидит на окне платка, то наведёт справки, прежде чем покинуть город… Так он уговаривал сам себя, не осмеливаясь подумать о том, что с ним будет, если родители по-прежнему здесь и просто не захотят его увидеть.
Он с трудом поднялся на ноги: после ночи, проведённой под мостом, всё тело ныло. Улицу ещё окутывал рассветный сумрак. Вздрагивая от холода, бродяга медленно направился к старому платану, откуда дом был виден как на ладони. Он решил, что не взглянет на него прежде, чем подойдёт к дереву.
С минуту он стоял под ветвями платана, крепко зажмурившись. Наконец сделал глубокий вдох и открыл глаза. Взгляд его жадно устремился вперёд.
Солнце уже вставало над маленьким домиком из красного кирпича. Но что это? Казалось, стены его расшиты белыми фестонами. Каждое окно было увешено простынями, наволочками, полотенцами, скатертями, носовыми платочками и столовыми салфетками. Белые муслиновые занавески тянулись из слухового окна через всю крышу, словно снег, сверкающий в утренних лучах солнца.
Родители сделали всё, чтобы избежать случайной ошибки!
И сын, увидев свой сияющий белизной дом, закинул голову, и радостный крик облегчения вырвался из его груди. Сорвавшись с места, он помчался по улице - туда, к дому, к его настежь распахнутой парадной двери…

Сейчас другие дети. Дети информационного мира. У них другие память, мышление. Они умнее нас. Они быстрее думают. Их родителям все время некогда, все заняты зарабатыванием денег. Наше время это мир потребителей: кредиты, туры, машины, техника. Они не знают, что такое СССР. Поэтому не тоскуют по старым временам.
Мы не вернёмся обратно. А будем жить в их мире.
Каким будет этот мир? Кто знает…

КАК МЫ НЕ ОСТАВЛЯЕМ НАШИМ ДЕТЯМ «ВОЗДУХА»

Не хочет вообще ничего

«Не знаю, что с ним происходит, - с ужасом говорит моя подруга, идеальная мать только что окончившего школу сына. - Не хочет вообще ничего. Поступать не понимает, куда, ничем не интересуется. Спортом заниматься перестал, в руках все время телефон с игрушками, и отстаньте все от него».

Это - кошмар всех родителей выходящих во взрослую жизнь детей. Он часто повторяется в семьях друзей и знакомых, и родители тех, кто еще не дорос до возраста принятия решений, начинают «во избежание» еще сильней стараться - загружать ребенка занятиями, записывать его туда и сюда, нанимать ему педагогов и заранее выбирать для него то, что он должен захотеть.

Оберегать от ненужных знакомств, от кажущихся нам «неправильными» детей, сопровождать или возить в школу или из школы до того возраста, когда в прошлые века уже женились или воевали, оставлять в холодильнике готовый обед и звонить каждые полчаса - думать за него, решать за него, жить - за него.

А он - не хочет. Не хочет ничего. Он хочет лежать на диване и чтоб его не трогали. Он не хочет выбирать профессию, не хочет зарабатывать деньги, не хочет проявлять интерес ни к рисованию, ни к музыке, ни к языкам, ни к спорту, ни к наукам, ни к чему-то еще, что должно быть так интересно всякому взрослеющему человеку, по мнению родителей.

«У нас учебный год»

На самом деле сейчас я скажу крамольную мысль - я понимаю таких молодых людей. Я понимаю, что человек может хотеть лежать на диване. Но человек, готовый к жизни, отличается от неготового вот чем - первый лежит, чтобы отлежаться и принять какие-то решения. Второй будет лежать вечно, потому что принимать решения он в принципе не умеет. Не научен. За него их всегда принимали родители.

Еще одна моя знакомая, тоже неработающая мама, с некоторым вызовом и уверенностью в собственном превосходстве над другими, менее старательными родителями, говорит о том, что она не может себе позволить лишний раз встречаться с подругами или, скажем, пойти в спортзал или на танцы, потому что «у нас учебный год».

«У нас» - это у нее и ее четырнадцатилетней дочери. Мама до сих пор не доверяет девочке ключи от квартиры - «рано», провожает ее в школу и встречает оттуда (а то прогуляет), водит в «художку» и куда-то там еще, а если, паче чаяния, оставляет дочь дома одну, то звонит каждые полчаса, сообщая, под какой крышечкой оставлено какое блюдо, и перечисляя параграфы упражнений, которые нужно сделать.

Слушая ее, я вспоминаю свою собственную маму, которая, будучи, кстати, очень заботливой и любящей мамой, говорила нам: «Я среднюю школу уже закончила, а теперь ваша очередь». И никогда не следила за тем, делаем ли мы уроки, не заглядывала нам в дневники, да оно, в общем, и не нужно было - мы неплохо выруливали сами.

Все кружки и секции мы выбирали сами, как нам это удавалось - в 10 лет решить, что ты хочешь, и самому туда записаться - уж и не знаю. Мама настояла только на музыкальной школе для брата и на дополнительном английском для меня - ни он музыкантом, ни я филологом так и не стали, но я самоучкой из зависти к занятиям брата научилась музицировать на фортепиано, а брат, никогда не имевший репетиторов по английскому, шпарит на нем много лучше меня.

Мы не оставляем нашим детям «воздуха»

Стремясь записать свое чадо на максимально возможное число «нужных» занятий, увы, огромная часть родителей забывает, что самое главное, что мы должны дать ребенку, - это не директивы, а умение делать выбор, умение чего-то хотеть и искать к желаемому пути и - умение быть счастливым в разных обстоятельствах, что по-другому называется еще и «самодостаточностью».

Все это наши дети не умеют, потому что мы всегда делали это за них, а им не оставляли времени и возможности. Мы всегда жили за них и оберегали от ситуаций, в которых от них самих хоть что-то бы зависело.

В итоге в момент, когда человек ощутил себя достаточно взрослым, чтобы хоть как-то «делать так, как он считает нужным» - он неосознанно выбирает самый понятный путь - вот такой «лежачей забастовки».
Мы не оставляем нашим детям «воздуха» - свободного времени, возможности подумать, порефлексировать. Их жизнь заполнена нашими амбициями, а не нашими реальными интересами.

Искренне увлекающиеся чем-то дети вырастают в тех семьях, в которых родители сами увлекаются чем-то и вовлекают в свои хобби и даже работы своих детей. Не назидательно, не насильно, не лицемеря, просто дети сами хотят делать то же самое, что и родители, и тут срабатывает эффект «забора Тома Сойера».

Вы делаете что-то не для ребенка, а для себя, потому что это интересно вам лично - разводите рыбок, собираете гербарий, чините мотоцикл в гараже, музицируете, изучаете языки, рисуете - и ребенок тоже хочет быть с вами и быть как вы.

Умение видеть поводы для радости

Одна многодетная семья на моих глазах проходит этапы увлечения то горным туризмом (ездили на Алтай и Кавказ с палатками и альпенштоками) - дети при этом проштудировали кучу книг и сайтов по выживанию и теперь их запросто можно брать в «Лиза Алерт», то через год мама семейства внезапно увлеклась пушкинистикой, читала детям вслух Тынянова - на лето уехали в Пушкинские Горы и совершили «паломничество» в Питер в последнюю квартиру поэта.

Что они там себе придумают в следующем году, будут ли петь всей семьей хором или встанут на лыжи - неизвестно, но понятно, что эти дети вряд ли встанут перед мучительным нежеланием делать какой-либо выбор. Скорее они будут думать, из чего выбирать - все такое интересное.

Это выглядит порой забавно, но детям при этом остается в наследство не только несколько стихийно выученных стихов великого поэта, но и умение увлекаться чем-то новым, исследовательский дух и, как следствие - умение не впадать в праздность и бездеятельную тоску.

Не у всякой семьи есть деньги на дополнительные уроки, дорогие кружки и тем более репетиторов. Но всякая семья может, например, пойти с детьми в поле с ботаническим справочником и не заставить изучать, а заинтересовать ребенка растениями, собрать гербарий - но для этого нужно самому интересоваться каждым цветочком (и в буквальном и в переносном смысле).

Не кружки и репетиторы пробуждают в ребенке интерес к деятельности, а заразительный азарт и интерес к этому его самых близких людей. Не лишение ребенка всякого свободного времени во имя постоянного натаскивания на нужные знания, а возможность побыть одному, подумать, попереживать, включить свою собственную личность. Иногда для этого действительно нужно день пролежать на диване, и мысль о том, что никто не будет винить или пилить, если ему нужно остановиться и задуматься - нужно до ребенка тоже донести.

Не нотации, не деньги и не сотый дорогой подарок сделают нашего ребенка живым, счастливым и стремящимся к цели, а умение находить поводы для радости и видеть цели. Видеть смысл и счастье в самых что ни на есть простых вещах, которые нужно научить находить и брать у жизни самому. Без педагогов и репетиторов.

Просто потому, что так умели делать мама и папа, бабушка и дедушка.

Если умели.

Маша Стрельцова

20 МУДРЫХ ВЫСКАЗЫВАНИЙ МИХАИЛА ЛАБКОВСКОГО О ВОСПИТАНИИ

Эти 20 цитат известного российского психолога Михаила Лабковского подскажут, как воспитывать детей и как построить с ними хорошие, доверительные отношения.

1. Лекции о воспитании детей, советы психологов и педагогов по поводу отношений в семье эффективны и имеют смысл исключительно в том случае, если сами родители психологически благополучны или хотя бы стабильны.

2. Будучи несчастными людьми, вы никак не сможете так выстроить отношения с ребенком, чтобы он был счастлив. А если счастливы родители, то специально и делать ничего не надо.

3. Многие считают, что у них, родителей, все нормально, а проблемы только у их детей. И удивляются, когда в одной семье вырастают два совершенно разных ребенка: один уверенный в себе, успешный, «отличник боевой и политической», а другой - закомплексованный неудачник, вечно ноющий или агрессивный. А ведь это значит, что дети по-разному ощущали себя в семье, и кому-то из них не хватило внимания. Кто-то был более чувствительным и больше нуждался в любви, а родители этого не заметили.

4. Следить за тем, чтобы ребенок был одет, обут и накормлен, - это забота, а не воспитание. К сожалению, многие родители уверены, что заботы достаточно.

5. Как вы общаетесь с ребенком в его детстве, так он будет обращаться с вами в вашей старости.

6. Когда у вас рождается ребенок, вы считаете это чудом, вы счастливы, что стали родителями, делаете все, чтобы ребенку было хорошо, радуетесь общению с ним, восхищаетесь каждой мелочью… Но вот ему исполняется 6 или 7 лет, и между вами и ребенком встает школа. Будто в дом приходит военком и выдергивает дитя из семьи. Хотя что, собственно, происходит такого страшного? Ну, надо ему ходить в школу, получать знания по мере сил, общаться, взрослеть. Зачем же позволять этому естественному процессу разобщать вас? Школа меньше, чем жизнь, и ее надо вывести за рамки ваших отношений с ребенком.

7. Школа должна научить не столько математике и литературе, сколько самой жизни. От школы важно получить не столько теоретические знания, сколько практические навыки: умение общаться, строить отношения, отвечать за себя - свои слова и поступки, решать свои проблемы, договариваться, распоряжаться своим временем… Именно эти навыки помогают уверенно чувствовать себя во взрослой жизни и зарабатывать себе на жизнь.

8. Чрезмерные переживания ребенка из-за плохих оценок - это только зеркало реакции взрослых. Если родители спокойно реагируют на двойку или неудачи в спорте, еще на какие-то сбои, если родители улыбаются, говорят: «Мой хороший, не расстраивайся», то и ребенок спокоен, стабилен, обязательно выравнивается в учебе и находит дело, где у него все получается.

9. Если в начальной школе ваш ребенок не справляется с программой, если вам приходится подолгу сидеть с ребенком над уроками, - проблема не в ребенке, а в школе, гимназии, лицее. Эти заведения работают исключительно на амбициях родителей и заботятся не о детях, а о собственном престиже и стоимости своих услуг. Сложнее - не значит лучше! Ребенок не должен переутомляться, пытаться догнать программу, составленную педагогами, которым непрерывно требуется помощь родителей, репетиторов, Интернета и т. д. В первом классе на подготовку домашнего задания должно уходить от 15 до 45 минут. Иначе вы все долго не выдержите.

10. Наказывать детей можно и иногда даже необходимо. Но нужно четко разделять ребенка и его поступок. Например, вы заранее договорились, что до вашего прихода с работы он сделает уроки, поест и уберет за собой. И вот вы приходите домой и видите картину: кастрюля с супом стоит нетронутая, учебники явно не открывались, на ковре бумажки какие-то валяются, а дите сидит носом в планшете. Главное в этот момент - не превращаться в фурию, не орать, что из него вырастет ноль без палочки. Без малейшей агрессии вы подходите к ребенку. Улыбаясь, обнимаете его и говорите: «Я тебя очень люблю, но планшета ты больше не получишь». Можно еще выдать телефон nokia типа фонарик. Безо всякого Интернета. А орать, оскорблять, обижаться и не разговаривать - вот этого не надо.

11. Карманные деньги должны быть у ребенка уже лет с 6-ти. Не крупные, но регулярно выдаваемые суммы, которыми он распоряжается сам. И очень важно, чтобы деньги не стали инструментом для манипуляции. Не надо контролировать, на что ребенок их тратит, и ставить сумму траншей в зависимость от его успеваемости и поведения.

12. Не надо за детей проживать их жизнь, решать, что им делать и что нет, решать за них их проблемы, давить на них своими амбициями, ожиданиями, указаниями. Вы же постареете, как они сами жить-то будут?

13. Во всем мире учиться в университеты идут только самые умные и самые богатые. Остальные идут работать, искать себя и зарабатывать на высшее образование. А у нас что?

14. Если ребенка постоянно опекают - он не знает, что такое нести ответственность за свои поступки, остается инфантильным и падким на любую возможность нарушить запрет. Ребенок должен быть уверен, что в семье его любят, уважают, с ним считаются и ему ДОВЕРЯЮТ. Вот в этом случае он не свяжется с «плохой компанией» и избежит многих соблазнов, перед которыми не могут устоять сверстники с напряженной ситуацией в семье.

15. Бардак в комнате подростка соответствует его внутреннему состоянию. Так внешне выражается хаос в его душевном мире. Хорошо еще, если он моется… Требовать «навести порядок» можно только, если вещи ребенка валяются за пределами его комнаты.

16. Воспитывать - не значит объяснять, как надо жить. Это не работает. Дети развиваются только по аналогии. Что можно, а что нельзя, как надо и как лучше не поступать, дети понимают не из слов родителей, а исключительно из их поступков. Проще говоря, если отец говорит, что пить вредно, а сам «не просыхает», - существует много шансов, что сын станет алкоголиком. Это самый яркий пример, но более тонкие вещи дети улавливают и перенимают не менее чутко.

17. Говорить с детьми надо о жизни вообще, а не о том, как НАДО жить. Если же родитель может говорить с ребенком только о проблемах - у него проблема.

18. Если ребенок пытается манипулировать взрослыми - у него просто невроз. И надо искать его причину. Здоровые люди не манипулируют - они решают свои проблемы, действуя прямолинейно.

19. В разговоре с ребенком не критикуйте его, не трогайте его личность, не выходите за рамки анализа его поступков. Говорите не о нем, а о себе. Не «ты - плохой», а «я думаю, ты плохо поступил». Используйте формулировки: «Мне не нравится, когда ты…», «Мне бы хотелось, чтобы…». Поменьше критики, побольше конструктива и позитива.

20. Ребенок должен ощущать, что родители - это добрые, но сильные люди. Которые могут его защитить, могут ему в чем-то отказать, но всегда действуют в его интересах и, главное, очень его любят.

Молодой, стильный студент экономического факультета сидел в баре, отмечая успешную сдачу экзаменов. Он посмотрел по сторонам и увидел пожилого мужчину… Студент подошел к нему и стал рассказывать, почему старшие люди не понимают его поколение.
«Вы просто выросли в совершенно другом мире, почти что примитивном, - сказал он громко, чтобы все в баре наверняка его услышали. - Мое поколение выросло с телевизорами, реактивными самолетами, космическими путешествиями, Интернетом, атомной энергией и …"Он остановился, чтобы отхлебнуть пива, и пожилой мужчина воспользовался паузой: «А знаешь, ты прав, сынок, - сказал он. - У нас не было всех этих вещей, поэтому мы создали их. А теперь подумай, что делаешь ТЫ для следующего поколения?»
Бар взорвался аплодисментами!

Нехорошо когда не слушают отца и мать,
Но, так устроен мир: у юности всегда другие интересы.
Гораздо хуже, когда тот,
кто в силу возраста все должен понимать
Своим брюзжанием пытается мешать прогрессу.