Цитаты на тему «Любовь»

прислушайся, убийца — ты сумел

лавиной осыпается цемент
под ним живое, бьющее, нагое
по праву оживившего — твоё
такое же безумное тварьё
губами в кровь, оргазмы до агоний

четыре слишком жадные руки
зрачки от совпадений широки
ублюдки из одной и той же бездны
прижать к стене за горло влажным ртом
глотать стеклянный колющийся ток
питательный как кровь, на вкус железный

внутри тебя рояльная струна
вибрирует и требует стонать
для вдоха даже не остановиться
и яблока не видно из-за стрел
и время утекает всё быстрей
я выжил — не опаздывай, убийца

Рука в руке… мы по апрельским
лужам
Бредем вдвоем с любимым
мужем.
Нам так уютно под одним
зонтом
Болтать без устали о чем-то ни
о чем.
И с нами теплый дождь… и небо
в облаках…
И счастье в наших сцеплЕнных
руках!

Рождаться с тобой ещё раз, ещё и ещё до тех пор,
пока мы не исчерпаем запасы своих «хочу»,
до тех пор, пока не стану тем самым желанным телом —
бессовестно идеальным вместилищем этих чувств.

Мы так выражаем нежность, мы так выражаем похоть,
что связь, прогорев, сдаётся и нет никого вокруг.
Мы так друг для друга доза, что всё бесконечно похуй
когда истязает ломка закончить/начать игру.

Рождаться с тобой, рождаться… Не важно из чьей утробы,
не важно в какой рубашке узнать тебя со спины.
Когда на глазах повязка — мне только тебя потрогать,
чтоб мы безнадёжно стали друг другом в дрова пьяны.

* * *

Такую печаль я ношу на груди,
Что надо тебе полюбить меня снова.
Я больше не буду дика и сурова,
Я буду как люди! Вся жизнь впереди.

Её ль убаюкать, самой ли уснуть?
Такое не носят московские леди.
Такое, как камень с прожилками меди —
К ней страшно притронуться, больно взглянуть.

Такую печаль на груди я ношу,
Как вырвали сердце, а вшить позабыли.
Но те, кто калечил, меня не любили,
А ты полюби меня, очень прошу.

Такая печать у меня на груди,
Что надо тебе полюбить меня снова.
Я больше не буду дика и сурова,
Я буду как люди! Вся жизнь впереди.

Исчезать сквозь стены, не видя выхода, — вот искусство истинных подлецов. А любую боль можно было выдохнуть сигаретным дымом тебе в лицо. И смотреть, как кольцами страх невидимый твоё горло сжимает, несет тоску. Жаль, что я никогда не курила, милый мой.
И поэтому, кажется, не смогу.

Любовь не терпит дезертиров
И трусов, и пустых людей!
Тех, что с квартиры на квартиру
Бегут, как крысы с кораблей.
Почуяв только, еле-еле,
Начало шторма средь морей,
Бросаются к чужой постели,
Оставив дом свой и детей.

Любовь не терпит малодушных!
Ей мало места в их сердцах.
Ей тесно, больно, просто скучно.
В таких ей не прожить местах.
Ведь малодушным не понятна
Ни страсть, ни жертва из любви.
Они живут с душой помятой
И все устраивает их.

Любовь не терпит лицемерных
И прочих двоедушных лиц!
Как далеко не по манерам
Орлу водиться средь лисиц.
Не тем и не иным в награду
Любви, увы, не стоит ждать.
Она тому лишь будет рада,
Кто полюбив, готов страдать!

Так счастлив тот, кто примет небо!
Все без остатка, целиком.
И чистым, и голубо-белым,
И с громом, с тучами, с дождем!
Как тот, кто любит океаны
И в штиль, и даже в сильный шторм!
Кто любит горы-великаны
И не боится мертвых зон.

Любовь останется навеки
С тем, кто к пролитию крови
Готов. Такой и после смерти
Воскреснет силою любви!

Любовь подразумевает регулярное слияние друг с другом: умов, интересов, мыслей душ, а не только слияние тел. И когда меня спрашивают: «Где же в моей жизни любовь?». Я отвечаю: «У вас под носом». Если за вас, заканчивают ваши фразы. Если человек знает, о чем вы подумали, лишь по тому, как ваш взгляд превратился в прищур. Если вам есть кому заваривать по утрам чай. С кем болтать на балконе и воровать сирень вопреки законам. Если ночью вас укрывают скинутым вами одеялом. Если вас с утра целуют в нос/макушку/в губы. А когда вы заболели, едут вам за медикаментами и ругают, что по лужам ходить нельзя, дабы промокшие ноги к простуде, а не надетая шапка зимой к отиту. Вас любят. Где эти чувства? У вас под носом.

Думай так, — я прошу тебя очень,
Не буди свою горькую грусть,
В неспокойные долгие ночи, —
Будь что будет, — скажи: Ну, и пусть…
В жизни встретятся тысячи судеб,
Но из них, только пара таких,
Что роднее и ближе не будет
Посреди разногласий людских…
Просто верь: ты сильна и прекрасна, —
Не о внешности, а о душе, —
Лишь она над поступками властна,
Только ей всё известно уже…
Жизнь — мгновение, дунь, и не станет…
Так легко поломать, изменить,
Или хуже, в бесцветной сутане
Прясть до гроба бесцветную нить…
В том, что станется, нет виноватых, —
Каждый, тем, кем быть должен рождён, —
Все мы входим в Земные пенаты
Без религии, рас и имён…
Человеку не свойственно много,
Каждый в чём-то конкретном хорош,
Крепнет то, что заложено Богом —
Идеальных людей не найдёшь…
Потому недолюблены все мы
И стремимся к зеркальной мечте:
Жить по строчкам заветной поэмы,
В предназначенной нам красоте…

Думай так, веря в миг исключений,
И доверься, проникшись, сполна, —
В каждом кроется бездарь и гений,
Только гению ложь не нужна…
Не ищи объяснений желаньям,
Не топчи их судьбы каблуком,
Надо ль жертвовать жизнь изваяньям
Догм и правил слепым бурлаком?..
Обернёшься: мелькнувшие годы
Блеклым облаком тают во мгле,
А чертогов ненайденных своды,
Как ни больно, но тлеют в золе…
И одно остаётся — обида
На себя, за не сделанный шаг…
Это как матадор и коррида, —
Лишь попробовав, чувствуешь как…
Что такое заветные цели,
Если цели не ради любви?
Ну, достигли, добились, сумели, —
Кто оценит? Приблуда? Зови…
День за днём, за минутой минуту,
Наслаждайся, блаженствуй, дыши…
Нет достойнее тела приюта
На Земле, для влюблённой души…
Пусть мгновенья, но полные света…
Пусть на грани натянутых струн…
Чистым сердцем на пику стилета
Под нелепые вопли трибун…

Мы приходим в заманчивый мир
Не за тем, чтобы сгинуть в покое,
А стирать свои души до дыр…
Думай так… Всё, что против — пустое…

Имя твоё…

Я не хочу убивать себя мыслями,
Думать о том, почему не сбылось.
Пытаюсь наполнить всю жизнь свою смыслами.
Но имя твоё, крепко так прижилось.

Как не пыталась не вычеркнуть временем.
Где-то внутри как заноза сидит.
Ноет и колет и бедное мечется,
Словно приклеели к сердцу магнит.

— Что тебе надо? Апрельская оттепель, упрямо мне шепчет.
-Чего еще ждать?
Я подчиняюсь словам, что от разума.
Но сердце слова не готово принять.

Вроде все верно! Давно всё по правилам.
Жизнь удалась и размерно течет.
Но имя твоё, нарушая все правила,
Сердцу ночами спать не дает.

С черемухой сад, на полях одуванчики
Весна красоты принесла нам опять.
Так же как мы, девочки… мальчики…
Будут влюбляться и в чувствах летать.

Не растеряйте важное правило,
Самую главную нежность в груди!
Чтоб сердце и разум с душой не израненной
В согласии жили друг с другом всю жизнь.

Copyright: Наталья Жукова-Бабина,

Я знаю, с возрастом Любовь не угасает…
Она взрослеет и становится мудрей…
Дарует счастье, от беды любой спасает,
С годами делаясь терпимей и добрей…

Любви исток — родник, несмелый ручеёчек
Растёт. Со временем становится рекой,
Связав незыблемо двух бывших одиночек
В два берега своих, что не разлить водой.

Течёт река Любви то бурно, то спокойно…
То дни волной, сплетая в нити-жемчуга…
То, унося в водоворот бурлящий знойно…
Желаньем страстным затопляет берега…

И вспять река даже тогда не повернётся,
Когда один из берегов уйдёт в туман…
Она меж них единым руслом остаётся,
Чтоб памятью-волной лечить второй от ран…

24.07.16

Ты -мой Ангел любимый,
Моя боль, мое счастье.
Ты со мною незримо
В холода и ненастья.
Я шепчу твое имя.
Чтобы просто ты знал,
Что не зря ты поныне
Свои крылья ломал.
Лишь тебе, милый Ангел,
Тот известен маршрут,
Где тебя кто-то любит
И тебя очень ждут…

А мы с тобой одни в прекрасном этом мире…

И некуда спешить, и незачем бежать.

И звезды нам опять устроили смотрины,

Да только ни к чему — венцов нам не принять.

Мы, словно две души на длинной тонкой цепке

Всё силимся порвать связующую нить,

Две птички — невелички на цветущей ветке —

Не разлететься нам, но и гнезда не свить.

Такую вот судьбу никак не ожидали,

Душа живет в душе, а вместе быть нельзя…

От редких наших встреч с тобой мы оживали,

И так хотелось нам смотреть глаза в глаза.

Как перышко легка, любовь, но тянет гирей,

И в сердце то тоска, то радостная тишь…

А мы с тобой одни в прекрасном этом мире …

Куда же я спешу? Зачем же ты бежишь?

автор Людмила Купаева

 Ж:
Цветет сирень, благоухая,
Приторно — сладко вдоль аллеи,
Я о любви твоей не знаю
Но о своей сказать не смею.

М:
Цветет сирень в начале мая
Большими гроздьями соцветий,
Я за любовь твою, родная,
Отдал бы все этом свете.

Ж:
Цветет сирень — и мы с тобою
В душистом воздухе заката
Окутаны ее любовью
И ни к чему нам чувства прятать.

М:
Я не тая, тебе признаюсь
Наедине об этих чувствах
А с нежных веток, осыпаясь
К ногам цветы ложатся густо.

И ты ответишь мне робея,
Вдыхая запах этой сласти,
Что ты согласна быть моею
И я умру тогда от счастья.

Ж:
В лилово-пурпурном тумане
Закружимся с тобой безмолвно,
И лишь в глаза другу друга взглянем
Мы все поймем беспрекословно.

Закат к кустам отбросит тени,
Вдаль песня эхом пронесется,
И аромат ночной сирени
Медовым счастьем разольется,
Пьянящим маем в жизнь ворвется…

Можно ли понять любовь — с её «бабочками в животе», с ревностью и сумашествием под час? Нет! И не пытайтесь! Любовь можно только чувствовать!

Мне нравится, когда ты подходишь ко мне и раздеваешься. Мне нравится, что в глубине твоих зрачков не осталось ни тени стыда, только жадный азарт, похоть и мое отражение. Мне нравится глубокий вздох, с которым ты проводишь по собственной груди, задевая нахохлившийся сугроб соска. Мне нравится поверхностность проживаемых чувств при глубине страстей. А еще мне нравится смотреть, как сквозь легкую эротику мгновения проявляется человек. Ведь он неизбежно проявляется. Самоцельностью характера, мышления, настроений, эмоций и фантазий. Мне нравится, как сквозь тебя проявляешься ты. Словно бы сняв одежду и обнажив тело, в следующую секунду ты уже снимаешь тело, обнажая сущность. Беспрерывный стриптиз, бесконечный, безграничный. Мне нравится наблюдать твои метаморфозы. А тебе нравится, когда я смотрю на них. Тебя это возбуждает. Пожалуй, мы с тобой знаем, как нам проводить наши вечера.