Цитаты на тему «Толерантность»

- Как вы относитесь к принципу непротивления злу насилием, Холмс?
— Принципиально плохо: я потеряю работу, а преступники — страх, Ватсон.

Больная мозоль на то и больная, чтобы при нажатии ныть. Меньшинства всё чаще подают голос, переходя на ультразвук при каждой возможности. Толерантность… какое удобное слово, способное принижать мнение большинства. Когда же меньшинства станут толерантными к традиционным ценностям?..

Толерантность — научный термин пофизизма.

Толерантность — наиболее благоприятный период вегетации для пороков.

Толерантность - попытка понять врага, не желая ему зла.

Нужно всё-таки различать нетерпимость к Чужому, мирно существующему рядом, которая есть ни что иное как ксенофобия, и нетерпимость к активному навязыванию тебе Чужим своего образа жизни, своего мировоззрения. Это навязывание может быть незаметным, под приветливой маской, «тихой сапой». И незаметно для себя ты пропитаешься чуждыми тебе идеями. Ведь если быть толерантным к раковым клеткам, результат предсказуем.

Толерантность -это когда вы не лезете со своим уставом в чужой монастырь, не мстите другому за то, что он не такой, как вы от него ждали, и не пытаетесь заточить другого под себя напильничком.
Только и всего…

Даст любая сбой система,
Коль использовать не так,
Толерантность - это тема,
Допускающая брак.

Гейропа навязывает новым членам толерастию.

Толерантность - нетерпимость в рамках закона.

Самое ненавистное мне слово «Толерантность». Этим словом маскируют теперь политические решения, которые приводят к страшным последствиям, этим словом маскируют человеческие отклонения, в этом слове, в каждой его букве слышно ВРАНЬЁ. Липкое, наглое, откровенное ВРАНЬЁ! Я не ЖЕЛАЮ врать, я хочу говорить и слышать правду! Я не ЖЕЛАЮ наблюдать в стороне, как детям впихивают в голову дерьмо разного рода, под видом нормы, дезориентируя и калеча их психику! Взрослые люди не выдерживают этой лживой социально-толерантной мерзости. Я совсем не ханжа, я не подсматриваю в замочную скважину чужих спален, делайте там все, что хотите и с кем хотите, это ваша жизнь! Я проживаю свою! Но меня тошнит от голых @оп, членов, женоподобных мужиков, патологии, гомосексуализма, выставленного напоказ, который мне впихивают под видом высокого искусства! Надо начать Всероссийскую акцию с хештегом «хватит врать».

Отношение к сексуальным меньшинствам может быть, да и есть, самое разнообразное. Оно зависит от культурных традиций общества в целом, и конкретно, от ценностных установок индивидов представляющих в массе своей данное общество. Индивидуальные оценки, всегда будут пестреть палитрой похожих и совершенно не похожих взглядов. Не хочу углубляться в конкретику, скажу лишь, что все суждения в вопросе отношения к представителям сексуальных меньшинств в НОРМАЛЬНОМ социуме будут в большинстве негативными (радикально негативными, умеренно негативными) и лишь небольшой процент общества приемлет такие свободы, а еще меньший - поддержит их в борьбе за равные права.
Если спросите меня, как я отношусь к гомосексуалистам? Отвечу так: у каждого человека в демократичном обществе есть право делать то, что прямо не запрещено законом, что не затрагивает права и свободы другого человека и что, в конце концов каждый вправе иметь личную жизнь. Лезть со своими заветами в «спальню» к другим не намерен, так как-то, что там делают люди по обоюдному согласию и от чего они получают удовольствие, меня абсолютно не касается. Я не «гомоненавистник», я не призываю к насилию по отношению к представителям ЛГБТ общин и т. д. Я признаю тот факт, что такие люди есть, так же, как и есть люди больные СПИДОМ, туберкулёзом, раком, синдромом Дауна и прочее. Гомосексуализм - это тоже болезнь, болезнь социальная, такая же, как и наркомания, алкоголизм. Я толерантен, пока такие индивиды не норовят выставиться на показ и молча переносят «гомовирус» в себе, иногда заражая им тех, у кого к нему нет иммунитета, тех у кого есть желанием разделить этот недуг с его носителем. Я толерантен, пока эти «зараженные» собираются своими маленькими группками в своих «точках сбора» и тусуются в этом удобном для них микромире. В остальном, я исхожу из того, что это явление антиприродное, потому - порочное, ущербное для общества, приводящее к его постепенному моральному и духовному разложению, стиранию традиционных ценностей, снижению рождаемости, а в следствии, к его вымиранию. То общество, которое поощряет собственное вымирание - обречено, так же как и организм, который не борется с прогрессирующей болезнью. Меня откровенно раздражает желание этого социального дефекта в виде представителей ЛГБТ активно себя проявить, уравняться с нами в правах. Почему мы, должны принять дефект как норму? Почему я, должен быть настолько терпим к деструктивному явлению? Почему нездоровые люди требуют равноправия со здоровыми? Знаете, с таким успехом, через некоторое время любители секса с животными тоже, будут требовать уравнения в правах, и дискуссии на эту тему уже ведутся в некоторых европейских государствах. Люди, подумайте логически, к чему может привести такая «толерантность» возводящая болезненные проявления зараженного вседозволенностью разума на уровень со здравым смыслом? В этом плане Россия не Европа и я этому несказанно рад. Еще раз: * общество, которое поощряет собственное вымирание - обречено.

И только стоит представить,
Жизнь свободного слова,
Никто, никого не заставит,
Ковать свои мысли в оковы.

Мир, где нет разделений,
Где все уважают тебя,
Где можно сказать с наслаждением,
- «Свобода таки хороша».

Было бы просто прекрасно,
Чтоб мнений кружился порыв,
Пусть кто-то порой не согласен,
Не вздумал глумиться над ним.

Я, например, люблю черный,
Соответственно слушаю рок,
У тебя же вкус изощренный,
Любишь гламур, ну и поп.

Очевидно - вкусы различны,
Заметна большая разница,
Пускай не в восторге от попсы я,
Ответ - без дискриминации.

Впрочем, все это желания,
Реальность жестче, увы, же,
Но все-таки мое подсознание,
Мечтай о сказанном выше.

Эльфийские уши

Жил-был эльф по имени Элинас, самый обыкновенный, ничем не примечательный, если бы не его уши. А что не так с ушами? - спросите вы. Они были самым бессовестным образом заколдованы! Да, да. Именно заколдованы. И именно бессовестным образом! Потому что у того, кто посягнул на святое - на дружбу ушей с головой, на которой они выросли, - нет никакой совести! Вообще нет!
А случилось это прискорбное событие так. Однажды в теплый весенний денек юный Элинас, исполненный светлых мыслей, любови к природе и гордости за свой древний народ, шел по лесу. Бесшумно, легко, почти танцуя, не сминая цветов и не тревожа покой зверушек. Шел так, как это умеют делать только эльфы. Он чувствовал себя отлично, и поэтому решил воплотить прекрасное настроение в звонкой песне. Элинас запел. А надо сказать, что у всех эльфов прекрасные голоса, и лирический тенор Элинаса вовсе не исключение. Поэтому песня неслась среди деревьев, над оврагами, вдоль реки, проникая в самые темные закутки древнего леса. Птицы вторили ему, белки спускались с вершин деревьев, чтобы послушать, волки переставали жевать оленя, а медведь подыграл на расщепленной колоде. Но, как оказалось, волшебные звуки радовали далеко не всех.
Неожиданно из чащи показалась сердитая дама, явно не эльфийской национальности. Да и то, что это именно дама, и вообще существо, теоретически относящееся к разумным прямоходящим, Элинас понял далеко не сразу. У нее были взлохмаченные, неопределенного цвета волосы, частично подвязанные красным платком на макушке, перекошенное от гнева неумытое лицо, неопрятная цветастая одежда и грязные ногти.
- Заткни-и-ись!!! - завопила она резким противным голосом. - Заткнись сейчас же! - далее следовала тирада из непристойных ругательств.
- Кто ты такая? И что ты имеешь против моего эльфийского вокала? - горделиво спросил Элинас.
- Если ты сам не заткнешься! Я тебя заткну! Я напихаю тебе в рот мха! Я отправлю тебя в подземелье, откуда даже криков твоих никто не услышит, не то что песенок! Я вырву язык прямо из твоего рта и скормлю его воронам! Я…
- Тихо, тихо, тихо!.. - эльф был слишком весел сегодня, чтобы позволять какой-то недружелюбной тетке испортить ему настроение. Они примирительно поднял руки вверх. - Отчего ты так злишься, женщина? Я просто пел.
- Пел? Пел?! Ты ПЕЛ!!! Бее-е-е-е! - визгливо передразнила она, - Ме-е-е-ее! Это пением называется?
- Вовсе не «бе» и «ме»! - обиделся Элинас. - Я пел древнюю эльфийскую песню о лесе и…
- Древнюю? О лесе? А что, посовременнее, повеселее ничего не мог? Это ж как пилой по кости! Как мелом по стеклу! У меня уши в череп вползли от ужаса! Ты хоть представляешь себе это чувство?!
- Ты преувеличиваешь! - отмахнулся эльф. - Более того, ты ничего не смыслишь в искусстве! И вообще, почему я должен замолкать в моем собственном лесу, или выбирать тот репертуар, который понравится тебе? Кто ты вообще такая?
- Кто я?! - рассмеялась странная особа. - Кто я? Ты спрашиваешь! Я - Лугоша, хозяйка леса! И мне, то есть хозяйке леса, такая музыка не нравится!
«Какая-то сумасшедшая» - подумал Элинас. А мама с детства его учила, что с сумасшедшими бесполезно спорить. Поэтому он просто хмыкнул, отмахнулся и пошел дальше, продолжая напевать.
- Мне не нравится! - заорала вдогонку Лугоша. - Твое вытье оскорбляет мои уши! Слышишь?!
- Ничего не слышу! Мои уши ничего не оскорбляет, - бросил эльф, уходя все дальше.
- Ах, ты не слышишь!..
Если бы он в тот момент обернулся и увидел лицо Лугоши, то возможно и уберегся от страшного проклятия. Но Элинас был самодоволен и беспечен. Даже странная тишина в лесу не насторожила его. А только когда уши сами собою начали шевелиться, а затем ползать по голове, как им вздумается, эльфу наконец дошло, что с ним случилось нечто необычное. Еще около часа потребовалось, чтобы понять, кто виновен в происшествии.
- Лугоша! - отчаянно позвал эльф, только ее уже и след простыл.
С той самой поры острые эльфийские уши Элинаса зажили своей собственной жизнью. Поначалу они ползали по хозяину и далеко не отлучались. И хотя довольно неприятно было обнаружить ухо у себя в кармане, или прогонять его со лба в момент важной беседы, гораздо хуже пришлось бедному Элинасу, когда те осмелели и стали уходить по своим делам, куда и когда им вздумается.
О своих ушах несчастный эльф узнал много нового, например то, что они обожают подслушивать сплетни, а так же предпочитают классической эльфийской музыке пошлый человеческий фольклор.
Иногда Элинас просыпался от скрипучих звуков гармошки, под которою кто-то поет что-то вроде: «Мой милок меня в лесок водил гулять…» Благородный эльф приходил в ужас, а ушам нравилось, и домой возвращаться они не торопились.
Вот так и жил Элинас. Встанет утром, поищет уши, не найдет и плетется хмурый по поселению. Навстречу ему друзья, знакомые… здороваются… А он не слышит. Вместо: «Приветствую тебя, о светлоокий Элинас!» или «Какое чудесное утро, любезный брат!», он слышал крики и грубую брань из ближайшей таверны, где ошивались его уши: «Убери свою жирную задницу с моего стула, а то не сосчитаешь зубов!», «Эй, крошка, ану-ка покажи…».
Будь эльфы менее благородным и культурным народом, они бы давно воспользовались тем, что при Элинасе с его удаленными ушами можно говорить что угодно, даже гадости, главное сохранять при этом приветливое выражение лица. Но эльфы очень воспитаны, они бы никогда не стали этого делать…
Или стали?..
Элинас все равно не мог знать наверняка.
Вот и стал наш несчастный герой с подозрением коситься на своих сородичей. А может эта прекрасная эльфийка Маринаэль, которая строит ему сейчас глазки, вовсе не заигрывает, а обзывает лосем? Или этот любезный лавочник не предлагает купить самый лучший товар по низкой цене, восхищаясь безупречным вкусом Элинаса, а вслух смеется над тупостью эльфа, который согласен платить серебром за бракованное кислое вино?
Без ушей жить трудно. А с ушами, которые бродят сами по себе, еще труднее. Теперь Элинас знал, что твориться в человеческих городах. Какие там ходят слухи. Какие популярны песни. И самое ужасное - что люди думают об эльфах: «Высокомерные! Лживые! Приветливые только с виду! Жестокие нетерпимые расисты, только сунься к ним в лес - пристрелят без предупреждения. К людям относятся хуже, чем к животным».
Вначале эти слова до глубины души возмущали Элинаса. Он плевался от человеческих песен, его тошнило от незатейливой речи, лишенной каких-либо изящных оборотов.
Но вот прошло несколько месяцев, и он стал замечать, как вдруг нога сама собою начинает притопывать в такт деревенской песенке, или на губах мимо воли расплывается улыбка от услышанного анекдота. Эльфы-то анекдотов никогда не рассказывают, и смеяться над этакой безвкусицей себе не позволяют… А тут…
Не думайте, что безухий Элинас не пытался найти свою обидчицу. Он рыскал по тем местам, где встретился с ней впервые. Но никаких следов ее присутствия не обнаруживалось. Пробовал Элинас и горланить песни, чтобы привлечь ее внимание. Он выбирал самые ужасные (с эльфийской точки зрения), в основном те, которые были подслушаны блудными ушами в тавернах и кабаках. Он пел их громко и фальшиво, так, что птицы улетали в соседний лес, звери разбегались, у волков пропадал аппетит, а медведь прятался в берлогу и баррикадировался изнутри.
Лугоша не появлялась. Элинас совсем отчаялся.
И вот однажды пострадавший эльф встретил сородича, который где знаками, где при помощи эльфийской рунописи, объяснил Элинасу, что община готовится к встрече со знаменитой и многоуважаемой волшебницей, которую народ остроухих почитает с давних времен.
Нельзя сказать, что Элинас слишком обрадовался. А кто бы обрадовался? Ведь одна из мудрейших женщин будет говорить назидательные слова, а он вместо речей разума услышит только похабные песенки.
Но вдруг, совсем неожиданно, до эльфа донеслись непривычные в последнее время звуки: птичьи трели, стук дятла, шорох листьев. Свист ветра в ушах свидетельствовал о том, что его блудные части тела куда-то спешат. А когда Элинас узнал в мелодичном пересвисте условный сигнал эльфийских разведчиков с дальних границ, его сердце замерло в радостном предвкушении. Неужели ОНИ… возвращаются?!
Тем временем собратья заняли свои места, а мудрая эльфийка, одетая в великолепный изумрудный хитон вышла в средину зала. Она начала речь, Элинас мысленно умолял свои уши двигаться быстрее - очень уж хотелось послушать. Он даже попытался читать по губам, для этого перелез на передний ряд, потом еще ближе, потом еще, пока не очутился впереди рядом с самыми почетными гражданами города. И тут мудрая заметила его. «Кто это? - видимо спросила она, судя по жестам и мимике, - Где его эльфийская гордость - уши?»
Старейшины и почетные эльфы принялись разъяснять ей. Вначале, Элинас естественно ничего не слышал. Но вдруг…
- Да он совсем глупый!
- Полный идиот!
- Не обращайте на него внимания!
- Это же надо быть таким дураком, чтобы поссориться с собственными ушами!
- Мы все постоянно смеемся над ним и издеваемся. Хотите попробовать, мудрая? Это весело! Вот смотрите.
И лучший друг Элинаса обернулся к нему и с самой доброжелательной улыбкой сказал:
- Ну что, безухий, слышал? Глухих повезли!
Элинас не поверил собственным ушам. А как им верить, когда он непонятно где столько времени шлялись?
- Разве можно так с собратом? С эльфом? - нахмурилась мудрая.
- А какой он без ушей эльф? - сказал лучший друг, продолжая обидно дразниться в полной уверенности, что его не слышат.
Элинас больше не мог этого терпеть. Он судорожно искал выход из создавшейся ситуации и не придумал ничего лучше, как начать… петь.
Он вдруг открыл рот и громко, во всю глотку заорал популярную кабацкую песенку, в которой в самых красочных выражениях говорилось о таких нехороших эльфийских качествах, как высокомерие, надменность и гордыня, а также способность вот так запросто отвернуться от лучшего друга, только потому, что он по несчастью лишился первичных эльфийских признаков. Последнее Элинас добавил лично от себя, выдумывая прямо на ходу.
Его завороженно слушали все сородичи, включая мудрую. Некоторые из них покраснели, некоторые упали в обморок, другие удалились, возмущенно топая. Когда Элинас закончил, оставшиеся потребовали тут же наказать негодяя, осквернившего главный эльфийский зал, мудрейшую эльфийскую волшебницу и вообще, все скрепы эльфийского сообщества.
Воцарился невообразимый шум, от которого уши Элинаса, испугавшись, поспешили к хозяину, заняли свои законные места и свернулись в трубочку, тихонько подрагивая.
И тут он заметил нечто необычное, то, чего не замечали его глаза, несколько позабытые из-за всей этой эпопеи с ушами, - мудрая смеялась. Не просто смеялась, а хохотала, согнувшись пополам, она стучала кулачком себе по коленке и хохотала, хохотала…
Когда она наконец разогнулась, отдышалась, вытерла слезы и подошла к нему, он заметил другую подробность, ранее упущенную - волшебница кого-то очень ему напоминала. В мудрой серьезной эльфийке ее трудно было узнать, а вот в катающейся от смеха - ну запросто…
- Лугоша? - спросил Элинас, не веря на этот раз своим глазам (для разнообразия). Хотя при прошлой встрече ее никак нельзя было отнести к эльфийскому народу, а тогдашнее одеяние и внешний вид вовсе не вязались с образом мудрой волшебницы, это была она.
- Она самая. - Волшебница улыбнулась. - Я вижу, мой урок пошел тебе на пользу. По крайней мере, поешь ты уже намного лучше.
Элинас не знал, злиться ему или радоваться. В любом случае, он решил не выказывать никакого неуважения, дабы остаться при всех своих органах.
- Теперь у меня для тебя поручение, - продолжала Лугоша. - Ты должен научить всему, чему научился, своих сородичей.
- Анекдотам? Про портовых девок и гномов?
- Нет! Толерантности!
- Но… То, что ты со мной сделала, разве можно назвать толерантностью? Ты заколдовала меня только за то, что тебе не понравилась моя песня! - как Элинас не боялся, но наорать на Лугошу ему хотелось больше.
- Вовсе не за это! А за твою надменность! Ты вообще не хотел ни слышать, ни видеть, ни признавать ничего, что не вязалось с одобренными эльфами традициями или ценностями.
- Нет!
- Да!
- Нет!
- Да!
- Нет!
- Уши оторву!
- Ладно. Да.
- Да. Значит, научишь?
- А куда деваться?..
С тех пор Элинас учитель толерантности у эльфийского народа. Он учит их принимать другие народы такими, какие они есть. Ну и еще пошлым анекдотам, в качестве бонуса.

Когда я читаю у своих современников, у людей с которыми я живу в одной стране, у людей не молодого возраста: «Фашисты, конечно, подонки, но где-то их можно понять.» Мне становится очень страшно за будущее моих детей, за будущее моей страны, моей Родины.
Неужели эта «навязанная толерантность» так глубоко проникла в наше общество, что мы забыли все горести, все трагедии, которые фашизм принёс на нашу землю..