Цитаты на тему «Размышления вслух»

Друг без друга у нас получается всё
В нашем жизненном трудном споре.
Всё своё у тебя, у меня все свое,
И улыбки свои, и горе.
Мы премудры: мы выход в конфликтах нашли
И, вчерашнего дня не жалея,
Вдруг решили и новой дорогой пошли,
Ты своею пошла, я — своею.
Все привольно теперь: и дела, и житье,
И хорошие люди встречаются.
Друг без друга у нас получается все.
Только счастья не получается…

… Я никому не дам отчета.
И не сочту своей виной,
Что видели во мне кого — то.
Не совпадавшего со мной …

В жизни у вас всегда есть выбор. Чего бы он ни касался: выбора шкафов, того, с кем вы проводите свое время, какие подарки дарите, во что верите и на каких мыслях фокусируетесь. Хаос — это ваш выбор. Гнев — это ваш выбор. Обида —тоже выбор. Так же как и широта души, гибкость, сострадание, нежность, стойкость…

Если твои личные амбиции выше профессионального долга, то прочь из медицины и как можно быстрее…

Спешишь куда ты?
Сорвался с ветки
Зелёный лист.

Идёт спектакль жизни, короткий, одноактный…
И нет в программе времени, чтоб выйти на антракт нам.
Здесь роли без дублёров с листа играем сами,
А в качестве суфлёров — душа и совесть с нами…

Телефон… Какой странный механизм: издавая обыкновенный звонок, он может смешать все чувства человека ! Через него проходит столько страстей, любовных признаний, ненависти. Неужели он нисколько не чувствует человеческой боли? Или эти телефонные звонки и есть сама боль, конвульсивная и невыносимая …

Времена не меняются. Только проходят мимо
города и составы. От Мюнхена и до Рима.
От работы до дома, по Мёбиусовой ленте.
Вариантов немного. Зато вариаций — plenty.

Колея с колеёй не сливаются воедино.
Но — прислушайся! — где-то на фоне мирской картины,
над заводом-курильщиком, над очагом котельной
зазвучал в тишине необузданный, неподдельный

Человеческий голос — единственное, что движет
полюса, адреса, нас с тобой всё теснее, ближе,
сотряся эквалайзер безудержными басами…

Времена не меняются. Мы их меняем сами.

«кто говорит, что идет правильным путем, тот отклоняется от него», — предупреждал Лао-Цзы.
Вот это я бы подчеркнула жирной чертой.
А мне кажется, вся жизнь и природа, навечно соединены двумя параллелями-
тёмная и светлая. Кто-то видит только тёмное, а кто-то старается услышать чистые звуки Вселенной, кто-то учится, а кто-то прозябает в своём маленьком гнёздышке мысли, если можно её назвать, мыслью. Вот так и спорить поэтому очень сложно, и истину найдёт лишь тот, кто тих и здрав, но через печаль и боль прошедший, доверившись тишине, а не в споре.

Я равна для тебя нулю.
Что о том толковать, уж ладно.
Все равно я тебя люблю
Восхищенно и беспощадно,
И слоняюсь, как во хмелю.
По аллее неосвещенной,
И твержу, что тебя люблю
Беспощадно и восхищенно.

написать бы тебе по дури…
и не то, чтоб слабо отправить —
мне того, что вне букв и правил,
не набрать на клавиатуре.
что спросить — кто с тобой в постели?
или лупит ли дождь в столице?
да и как к тебе обратиться?
не «любимый» же, в самом деле…
оставляю тебя без чтива…
слишком много причин отсрочки.
у меня для тебя — ни строчки.
как чертовски красноречиво…

Пять принципов одинокой птицы:
первое — она всегда стремится на самый верх;
второе — по компании она не страдает, даже таких же птиц, как она;
третье — клюв её направлен в небо;
четвертое — нет у нее окраски определенной;
и пятое — поет она очень тихо.

Зaнятная штука oдинoчествo, скажу я вам. Вместе с тишинoй oнo oставляет тебя тет-а-тет сo свoими скелетами в шкафах. Дает вoзмoжнoсть пoгoвoрить тебе o тебе же, снимает все сoциальные маски, oгoляет душу. И тoлькo oставшись наедине с сoбoй, пoнимаешь, чтo плещется у тебя в этoй душе, чтo ты скрываешь сам oт себя и oкружающих, oтгoраживаясь делами, надевая вместе с черным кружевным белую улыбку.
К oдинoчеству привыкаешь, влюбляешься в этo сoстoяние легкoсти наедине с сoбoй. Пoбoчным эффектoм является неспoсoбнoсть бoлее впустить в свoю жизнь другoгo челoвека. Нет, ты егo, как бы, впускаешь, oткрывая настежь все двери крoме тoй, где есть местo лишь тебе и твoему oдинoчеству. Там, где ты, вoзмoжнo, в чернoм кружевнoм, нo без такoй привычнoй всем улыбки.

Однажды вы встретите что-то своё.

Лично для вас созданное.
Это эгоцентрично звучит, но подождите, я расскажу просто и ясно.
Давным-давно в комиссионном магазине я увидела кофточку. Обычную кофточку малинового цвета с круглым воротничком и завязочками на рукавах. Я примерила — ах, как мне подошла эта кофточка. Она словно на меня была сшита! И цвет, и фасон, и воротничок, и завязочки…
Совсем другая девушка смотрела из зеркала! Но денег было так мало. А ребёнку годик. И неизвестно, когда стипендию дадут — такие были времена. Денег в обрез, ровно на кофточку. Я была ответственная. Я не купила. Я только с горьким сожалением посмотрела ещё раз на кофточку, погладила ее и ушла.
И до сих пор ее помню — ни одна вещь больше не подходила мне так, как та кофточка прелестная.
А стипендию дали через день! Но кофточки уже не было…
…Однажды в жизни вам встретится что-то, созданное лично для вас.
Это может быть что угодно: вещь. Домашнее животное. Город. Особое место. Другой человек. И вы всем сердцем, всей душой почувствуете: это мое!
Это для меня!
Этот человек создан для меня!
Этот город у моря — он мой! Я должен жить здесь!
Это иделальные, мои личные сапожки! Они для меня сшиты!
Это мой котёнок! Он для меня появился на свет! Нет в этом эгоцентризма.
Есть узнавание и идеальное совпадение.
И именно в этот момент денег или ресурсов будет в обрез. Ровно столько, сколько нужно потратить, отдать.
Вот и потратьте.
И вы об этом не пожалеете никогда.
Но пожалеете о том, что не решились.
Из самых благородных помыслов — не решились… И все равно пожалеете, и всю жизнь будете помнить.
Есть в мире то, что создано для нас — чтобы сделать нас счастливыми.
Не проходите мимо; жизнь коротка. И есть только одна-единственная «наша кофточка».
Наш человек.
Наш город.
Наше дело…
То, что специально создано лично для нас…

августа смешные поединки,
и один другого смехотворней —
краситься в блондинку из блондинки,
дабы что-то изменилось в корне
гуталинить черные сандалии,
и от сантиметра к сантиметру
притеснять себя худую — в талии
в солидарность тающему лету…