Цитаты на тему «Стихотворение»

Прекрасное лето сгорает в прощальном закате,
Красиво искрится, танцует над парусом алым.
Я так не хочу, чтоб мои опустели объятия!
Ты не уходи! Наших встреч мне всегда будет мало!
Ты в мыслях моих и пусть призрачно все, эфемерно.

Перечить тебе я еще не решилась, не смею.
А ты убегаешь, я чувствую: что-то неверно,
Так быть не должно! За тобой я уже не успею.
Подточит волна позабытые замки на суше
И осень коснется дыханием, прохладу даря.
Наверно, ты знаешь заранее, как будет лучше.
Ты будешь мне сниться в дождях проливных сентября.

Мамаева Анна

Я могу улыбаться, когда тяжело,
И смеяться, когда текут слёзы…
Я умею казаться порою такой
Легкомысленной и несерьёзной…
Я умею шутить, я умею терпеть,
Я умею не выдать обиды,
Даже если душа будет сильно болеть,
Ведь никто её, к счастью, не видит…
И, завидуют люди, порой говоря:
«Вот счастливая, горя не знает!»
Я в ответ улыбнусь и скажу не тая:
«Разве счастье без горя бывает?»
Разве я бы могла улыбаться сейчас,
Если б плакать совсем не умела?
Или душу больную утешить подчас,
Если б вовсе своя не болела?
Если б я никогда не встречалась с бедой,
И несчастья меня обходили,
Мне бы жизнь не казалась, чудесной такой…
Просто я бы её не ценила!

Легенда о хризантеме.
Лёгкий холод зимы и дыхание лета
Совмещает в себе этот чудный цветок!
И название дали ему «хризантема»,
Нас уносит в историю, в древность веков.

Он считался священным, был символом счастья,
Так же знаком величия, гостем торжеств,
Называли его «золотым» не случайно,
Ведь когда-то окрашен был в жёлтый лишь цвет.

Много разных историй имеет красивых,
Есть легенды и мифы, немало стихов,
Хризантема прекрасна и неприхотлива,
Стала просто царицей осенних цветов!

Жил в Китае один император могучий,
Не боялся он в жизни совсем ничего,
Только старость пугала, хотелось жить дольше…
И однажды вдруг мысль посетила его…

Он позвал к себе лекаря, главного в царстве,
Попросил приготовить ему эликсир,
Чтобы продлить себе молодость — это так важно!
Чтоб всегда был бы полон он жизненных сил.

Мудрый лекарь ответил, что всё изготовит,
Но один лишь цветок для него подойдёт,
Он растёт далеко-далеко, на востоке…
Человек с чистым сердцем его лишь сорвёт…

Корабли снарядили, их путь был далёкий…
И отправились все за цветком к островам,
Лекарь тоже поплыл, было там многолюдно,
И, конечно, средь них будет тот, кто б сорвал.

И на острове найден цветок был красивый,
Сердцу радость дарил, для души так хорош!
Хризантема росла тут и всех покорила…
Ведь настолько чудесный и дивный цветок!

И задумался лекарь: «А надо ль обратно? «,
Ведь он знал императора очень давно,
Знал жестокость его и коварные нравы,
И погибнуть им всем всё равно суждено…

И решили остаться и не возвращаться,
Государство своё основали скорей,
Был ли там эликсир? Неизвестно, неясно…,
Но цветок стал любимцем для многих людей.

То ли время бежит быстрее,
То ли зрение хуже стало.
Жизнь я чувствую всё острее,
А внутри, будто что сломалось.
Каждый миг мне подарен небом.
Каждый вздох от зори грядущей.
Утро радует теплым хлебом.
Вечер в сумрак замешан гуще.
Нет, не жду я терновых дланей,
Не зову я до срока смерть.
Лег на душу тяжелый камень,
Вот и душит, не дав лететь.
Не столкнуть мне его, не сбросить.
Вот и вынуждена терпеть.
Снегом душу мою заносит.
За окошком поет круговерть.
Хорошо бы, на небе звезды
Засверкали неоновым светом.
Но затянуто всё. Только роздымь
Стелет небо холодным цветом.
Это всё неспроста. Природа
Нас на крепость пытает опять.
Заметелит пургой непогода.
До весны б, до тепла устоять.
Я надеждой опять согреюсь.
Жизнью мне обозначено кредо:
Я креплюсь, я смогу, я сумею…
И обрадует радугой лето.

Я верю в тебя…

Я верю в тебя и твое назначенье,
Я верю, что путь твой звездой озарен,
Я верю, что жизни шальное теченье,
Не сломит тебя и не тронет твой дом.

Я верю, что ветер жестокий утихнет,
И бризом весенним и запахом роз,
Тебя опьянит и подхватит к вершинам,
К лугам, утонувшим в жемчужинах рос.

Я верю, мечты превращаются в правду,
Я верю, тебе все удастся легко,
Взгляни, как удачно разложены карты —
Они нагадали любовь и тепло.

Я верю в доброту среди людей

Хочу кричать всем людям: «Оглянитесь!
Он так прекрасен наш огромный мир!»
По доброму друг другу улыбнитесь,
на жизнь взгляните без обиды и придир.

И вам откроются огромные просторы,
бескрайность без начала и конца.
Смешным покажутся все мелкие раздоры,
и ненависть покинет подлеца.

Всё в этой жизни сложно так и просто,
лишь нужно научиться понимать
законы доброты и благородства,
любви и веры — и на том стоять.

Всё это открывается не сразу.
Но в этом смысл прожитых долгих лет.
Ты здесь живёшь, и ты всегда обязан
не причинять ни горестей, ни бед.

О, как прекрасно всё понять однажды.
Поверить в бесконечность жизни всей.
И верю я, что это может каждый.
Я верю в доброту среди людей.

Звездное небо.

Есть тайная магия в звездных ночах…
Мы не замечаем ее впопыхах.
А стоит порою замедлить свой путь,
Чтоб просто на звездное небо взглянуть.
Взглянуть, — и застыть в изумленьи немом:
Всю жизнь мы под чудом под этим живем,
Но видим так редко сияние звезд,
Не слышим их, к нам обращенный, вопрос:
Зачем, человек, ты пришел в этот мир,
Что дал ты ему, что ты в нем сотворил?
И что, уходя, ты оставишь Земле —
Бессмертную искру иль тающий тлен?
Как мал, как ничтожен, под небом стоишь,
И слушаешь молча звенящую тишь.
Что смех твой и слезы, и радость, и боль
Пред этой маняще-пугающей тьмой?
Пред слабым мерцаньем далеких светил,
И вихрем, застывшим во млечном пути.
Ты слаб. И недолог твой суетный век.
Но можешь ты стать и другим, Человек.
Ты можешь бессмертную душу поднять
На ту высоту, что сейчас не понять.
Ты частью вселенной почувствуй себя,
Пускай ее мудрость вольется в тебя.
И, чтобы увидеть свет Новой Зари,
Почаще на звездное небо смотри!

НУ, ЗДРАВСТВУЙТЕ!!!
* * * * * * * * * * * * * * * * * *
Ну, здравствуйте, быть может кто-то помнит,
а кто-то, просто, вспомнит невзначай,
надежда душу мне теплом заполнит —
строку неброскую мою встречай…

Нужна иль не нужна — строке неважно,
она сама свой избирает путь —
ложится на бумагу и отважно
пытается к вам в душу заглянуть…

Строке прорваться к вам совсем непросто,
поэтами у нас страна богата,
творим с детсада мы и до погоста,
здесь всё по честному и никакого блата…
-------------------

Маргарита Стернина (ritass)

Пусть будет счастье в вашем доме
И в окружении души!
Пусть будет всё у вас, но кроме
Утрат, предательства и лжи.

Ведь так прекрасно жить на свете,
Когда не нужно воевать,
Когда родившиеся дети
Обречены не погибать.

Обречены на жизнь с природой,
Что из гармонии плетёт
Над ними царственные своды,
Куда разруха не войдёт.

Где Бог десницею своею
Расставил краски по местам.
В которых чёрный цвет белеет
И крепнет, крепнет белый храм.

Где в виде сердца вся планета
Вселенной радует эфир.
Спасибо скажем же за этот,
За этот радужный наш мир!

Который дарит столько чуда
И наполняет волшебством,
От муравья и до верблюда,
Любым духовным существом,

Он дорожит всего ценнее,
Ведь это есть его семья
И нет её ему роднее
Средь декораций бытия…

Нарисуй мне на память — любовь,
Плавно кистью касаясь мольберта.
И пусть брызнет с холста ярче слов
Теплый лучик желанного света…

Нарисуй ясный солнца восход —
Разгони краской тучи на небе.
И пусть Женщина там, если ждет,
Не увидит сомнений в ответе.

Нарисуй незабудок поля.
Нарисуй талых вод ручейки.
Нарисуй ветром чистым — Себя.
Переправу у горной реки…

Нарисуй в небе вольном орла,
Не познавшего горьких оков.
И вплети — чтоб прочесть я смогла —
Контур мне не досказанных слов…

Хоть намеком, чуть видным штрихом
Нарисуй мне надежду на сказку.
Не рисуй ни «вчера», ни «потом» —
Нарисуй свою нежность и ласку!

Я не вставлю картину в багет.
Как на плахе, она не повиснет…
Оживлю поцелуем твой след
И влюбленной в меня — твоей кисти…

Сам себе Враг.

Губы синие, оттого, что ты приказал молчать.
Ты сказал: отрекись от всего и мы сможем вместе мечтать.
Но напротив я отреклась от тебя, чтоб за бабочкой бегать, чтоб картины свои рисовать, чтоб, наконец на поле во всё горло кричать.
Но затем ты сковал мои руки. Ты меня заставлял тосковать. Мы находились в разлуке и я разрываюсь вспять, что же мне делать? Опять за тобой бежать.
На руках синяки.
И потом ты переходишь на шею.
Ласково шепчешь, хватаешься грубо, а позже лелеешь.
Снова я падаю с люстры, ломается ножка стула.

Мои руки сковались совсем не от любви и заботливой дружбы.
Они не могли: ничего. Я чувствую их онемение и молча смотрю в окно.
Самоуничтожение- это довольно плохая идея, но лучше, чем прыгать в окно.
Скованное тело доползает к зеркалу. Скулит, горбится, как щенок, постаревший раньше пришедшего срока.
Зеркало отражает: руки, ноги, шею, волосы, грудь и живот.
Всё на месте. Никто никого не бьёт. Просто внутри кого-то леопард свою клетку грызет.

Стихи -сверкающие звёзды
В бездонном небе, темноте…
Оделась ночь в туманы прозы,
День смотрит сны о красоте.
Словно лучи, словами света
Они способны всех любить…
Летят, как голуби планеты,
Чтоб мир всем людям подарить!
Вибрации ласкают душу,
Оставив в сердце добрый след,
Все злые помыслы разрушив,
Открыв волшебный свой секрет.
Основа радости и счастья, —
В них Жизнь и к Правде верный путь.
Друзей разумное участье
И возвышающая суть.
Стихи- сверкающие звёзды,
Зажечь сердца они спешат,
Оделась ночь в туманы прозы,
Стихи в туманах шелестят.
В них милосердье, состраданье,
Чтоб чувства нежные дарить…
Они несут очарованье,
Любви божественную нить.

Весь мир наполнен ароматами…
Пропахли морем берега…
Луга — ромашкою и мятою…
И нежным клевером стога…

А я возьму лаванды веточку
И помечтаю в тишине…
Она, как маленькая весточка,
Из детства присланная мне…

Руками травника умелого
От всех болезней исцелит:
Излечит раны застарелые
И успокоит, и взбодрит…

Она ещё милее с возрастом,
Всё потому, что помню я:
У мамы также пахли волосы…
И стопки чистого белья…

Цветёт лаванда в пору летнюю
И, как оптический обман,
Голубовато-фиолетовый,
Над полем стелется туман…

Автор: Весь мир наполнен ароматами…
Пропахли морем берега…
Луга — ромашкою и мятою…
И нежным клевером стога…

А я возьму лаванды веточку
И помечтаю в тишине…
Она, как маленькая весточка,
Из детства присланная мне…

Руками травника умелого
От всех болезней исцелит:
Излечит раны застарелые
И успокоит, и взбодрит…

Она ещё милее с возрастом,
Всё потому, что помню я:
У мамы также пахли волосы…
И стопки чистого белья…

Цветёт лаванда в пору летнюю
И, как оптический обман,
Голубовато-фиолетовый,
Над полем стелется туман…

Автор: Весь мир наполнен ароматами…
Пропахли морем берега…
Луга — ромашкою и мятою…
И нежным клевером стога…

А я возьму лаванды веточку
И помечтаю в тишине…
Она, как маленькая весточка,
Из детства присланная мне…

Руками травника умелого
От всех болезней исцелит:
Излечит раны застарелые
И успокоит, и взбодрит…

Она ещё милее с возрастом,
Всё потому, что помню я:
У мамы также пахли волосы…
И стопки чистого белья…

Цветёт лаванда в пору летнюю
И, как оптический обман,
Голубовато-фиолетовый,
Над полем стелется туман…

Когда мне больно очень, я молчу,
привычка у меня такая с детства,
и от нее мне не куда не деться,
когда мне больно — я молчу.

В такой момент мне надо быть одной,
самой себе и другом и опорой,
самой себе быть каменной стеной,
и быть себе самой степным простором.

Там в глубине, под водами из слез,
ищу родник я совести и чести,
еще я верю — это не всерьез
меня обидели, нет мести.

Не верю в зло, как болью не пытай,
я выросла на книжках о добре,
и сколько крылья мне не обрубай,
они опять раскрыты по весне.

Когда мне больно очень, я молчу,
такая вот привычка есть из детства,
что Бог послал, то значит по плечу,
а собственно куда мне деться!

Внеси меня, Господи, в список счастливых,
Пасущихся мирно на тутошних нивах,
На тутошних сочных и тучных лугах.
Я так извелась, — не стою на ногах.
Покуда мне всё с таким скрипом давалось,
Ушло моё время, куда-то девалось.
На срок, что осталось мне здесь провести,
Прошу меня в список счастливых внести.
И слышу из выси, что дивно сияла:
«Да ты в этом списке всегда состояла».